Глава 07. Волшебное имя — Книга Эрагон 1

По пути домой Роран заметил:
— А я у Хорста сегодня с одним типом познакомился, из Теринсфорда.
— С каким типом? — Эрагон быстро сошёл с обледенелой тропы и зашагал рядом с братом. От холодного ветра жгло лицо и слезились глаза.
— Его Демптон зовут. Он хотел, чтобы Хорст ему несколько патрубков выковал. — Роран легко шёл по тропе, оставляя в снегу крупные следы от своих сильных ног.
— Разве в Теринсфорде своего кузнеца нет?
— Есть, да только не шибко умелый. — Роран взглянул на братишку и, решившись, прибавил: — Этому Демптону патрубки для мельницы нужны. У него большая мельница, и нужен помощник. Он предложил мне у него поработать, и я, наверное, соглашусь. Как только он свои патрубки получит, мы с ним в Теринсфорд и отправимся.
У мельников весь год хватало работы. Зимой они мололи на заказ, а во время сбора урожая покупали у фермеров излишки зёрна и потом продавали его уже в виде муки. Работать на мельнице было тяжело, а зачастую и опасно: мельники часто теряли пальцы или даже руки целиком, нечаянно попав в мельничные колёса.
— Ты Гэрроу то скажешь? — спросил Эрагон.
— Конечно, — мрачноватая, но полная любви улыбка осветила лицо Рорана.
— А стоит ли? Сам знаешь, как он боится, что мы его бросим. Уйдём с фермы и не вернёмся. Может, лучше вообще не говорить? Может, будем считать, что никто тебе в Теринсфорд перебираться и не предлагал? Ты бы хоть сегодня дядю не расстраивал. Поужинали бы спокойно…
— Нет, я все таки прямо сегодня ему скажу. Я намерен согласиться на эту работу.
Эрагон резко остановился:
— Но почему? — Они смотрели друг на друга; их дыхание облачками повисало в воздухе. — Я понимаю, денег нам вечно не хватает, но ведь до сих пор мы как то умудрялись прожить. И не так уж плохо. Может, тебе все таки не стоит из дома уходить, а?
— Да мне и самому не очень хочется, но надо. Мне деньги нужны, Эрагон. Мне самому. — Роран хотел было идти дальше, но Эрагон не сдавался:
— Зачем они тебе?
И Роран, расправив плечи, гордо заявил:
— Я хочу жениться!
Эрагона охватило смятение; он не раз видел, как Роран и Катрина целовались — ещё весной, когда приходили купцы, — но жениться…
— На Катрине? — тихо спросил он, уже зная ответ. Роран молча кивнул. — А ты её руки уже просил?
— Нет ещё. Но к весне, когда поднакоплю деньжат и смогу дом себе построить, непременно пойду и попрошу.
— На ферме так много работы, а ты уходить надумал, — принялся усовещивать его Эрагон. — Погоди, вот к весеннему севу подготовимся…
— Нет уж, — усмехнулся Роран, — весной то я уж точно никуда не уйду — совести не хватит. А там сперва надо будет землю пахать и сеять, потом сорняки полоть… Да мало что ещё. Нет, Эрагон, если уж уходить, так сейчас, не дожидаясь весны. А вы с Гэрроу и без меня прекрасно справитесь. Если все пойдёт хорошо, то я скоро вернусь и снова буду работать на ферме, но уже с женой.
Эрагон нехотя признавал, что в словах Рорана много правды. Тряхнув головой, он сказал:
— Наверное, ты прав. И мне остаётся только удачи тебе пожелать. Только Гэрроу все равно рассердится!
— Посмотрим.
Они молча двинулись в путь; меж ними точно возникла стена отчуждения. Отчего то сердце Эрагона было полно тревоги. Пока что планы Рорана очень ему не нравились. Но дома, за ужином, Роран так ничего Гэрроу о своих планах и не сказал, и Эрагон решил было, что тот передумал, но потом понял, что этого разговора все же не избежать.
Впервые, с тех пор как дракон мысленно назвал его по имени, он пошёл навестить своего питомца, отчётливо сознавая, что это волшебное существо не только ровня ему, но, возможно, и намного мудрее.
«Эрагон!» — беззвучно промолвил дракон, глядя на него.
— Ну что «Эрагон»? Больше ты ничего мне сказать не можешь? — сердито выкрикнул Эрагон.
«Нет».
Это было так неожиданно, что Эрагон захлопал от удивления глазами и плюхнулся на землю там, где и стоял. Значит, этот ящер ещё и пошутить любит! Чем ещё он меня порадует? Эрагон с хрустом сломал попавшуюся под ноги ветку и раздражённо отбросил обломки в сторону. Мысли о предстоящей женитьбе Рорана не давали ему покоя. И вдруг в мозгу его отчётливо прозвучал вопрос, заданный драконом: «Что случилось?». Неожиданно для себя самого, он принялся рассказывать все своему питомцу, и голос его постепенно становился все громче, хотя в ответ он и не слышал ни слова и говорил точно в пустоту. Наконец, выплеснув наружу обуревавшие его чувства, Эрагон сердито пнул ногой землю и умолк.
— Не хочу я, чтобы он уходил, вот и все! — беспомощно пробормотал он.
Дракон безучастно смотрел на него и молчал. Эрагон прибавил ещё несколько ругательств — первых, какие пришли ему в голову, — потёр руками лицо и задумчиво посмотрел на дракона:
— Знаешь, надо все таки дать тебе имя. Я сегодня несколько слышал, есть, по моему, очень для тебя подходящие. Может, какое тебе и понравится, а? — Он мысленно перечислил дракону те имена, которые называл Бром, в итоге остановившись на двух, казавшихся ему особенно героическими и благородными. — Как тебе такое имя, Валинор? Или вот у его последователя тоже имя было подходящее: Эридор. Оба были великими драконами.
«Нет, — сказал дракон, но, похоже, он был очень доволен предпринятыми Эрагоном усилиями. — Эрагон».
— Но «Эрагон» — это моё имя, и ты его получить не можешь, — задумчиво промолвил Эрагон, почёсывая подбородок. — Ну хорошо, если тебе эти имена не нравятся, так ведь есть и другие. — Он снова принялся перечислять услышанные от Брома имена, но дракон отвергал их одно за другим. Он, казалось, смеётся на чем то, чего Эрагон не понимает, но Эрагон решил не обращать на это внимания, продолжая предлагать своему питомцу все новые и новые имена. — Вот, скажем, Инготхолд; этот дракон сразил… — И тут его осенило. «Так вот в чем дело, оказывается! Я ведь предлагал только мужские имена!» И он мысленно спросил:
«Значит, ты — не „он“, а „она“?»
«Да». И юная дракониха аккуратно сложила крылья.
Теперь, когда Эрагон это понял, он выложил ей ещё с полдюжины женских имён. Особенно ему нравилось имя Миримель, но оно тоже не подошло — кроме того, так звали дракона, обладавшего коричневой чешуёй. Офелия и Ленора также были отвергнуты. Эрагон уже готов был сдаться, но тут вдруг припомнил последнее имя, которое себе под нос пробормотал тогда Бром. Эрагону это имя казалось очень подходящим, вот только понравится ли оно дракону?
«Может, ты Сапфира?» — мысленно спросил он у неё.
Она внимательно посмотрела на него своими умными глазами, и он отчётливо понял: она довольна.
«Да, я — Сапфира», — раздался у него в ушах её голос.
Он радостно улыбнулся — наконец то верное имя найдено! — а Сапфира удовлетворённо замурлыкала.