Глава 15. Изготовление седла — Книга Эрагон 1

Стоило Эрагону открыть глаза, и осознание того, что Гэрроу умер, тяжким грузом легло ему на сердце. Натянув одеяло на голову, он тихо заплакал. Хорошо было бы лежать в этом теплом полумраке и не двигаться… спрятаться ото всех на свете… обо всех позабыть… Черт бы побрал этого Брома! Эрагон сразу же перестал плакать, вытер глаза и вылез из под одеяла.
Бром уже готовил завтрак.
— Доброе утро, — сказал он.
Эрагон что то буркнул в ответ и, сунув тут же заледеневшие пальцы под мышки, присел на корточки у огня, ожидая, когда будет готова еда. Ели быстро, стараясь проглотить пищу, пока не остыла. Поев, Эрагон тщательно протёр свою миску снегом и расстелил украденную бычью шкуру.
— Что это ты собираешься делать? — спросил Бром. — Вряд ли стоит таскать эти шкуры с собой.
— Я хочу сделать седло для Сапфиры.
— Хм?.. — Бром подошёл поближе. — Вообще говоря, для драконов существует два типа сёдел… Одно твёрдое и высокое, как для лошади, но для его изготовления нужно немало времени и специальные инструменты, а у нас нет ни того, ни другого. Можно, конечно, сделать и мягкое седло… Собственно говоря, это просто несколько слоёв кожи, проложенные между седоком и спиной дракона. Такими сёдлами пользовались в тех случаях, когда важнее всего были скорость и подвижность Всадника, хотя эти седла далеко не так удобны, как твёрдые.
— А ты не можешь рассказать мне, как выглядело мягкое седло? — попросил Эрагон.
— Лучше я его сделаю.
— Пожалуйста, делай. — И Эрагон, пожав плечами, отошёл в сторонку.
— Ладно. Только и ты смотри внимательно. Когда нибудь тебе придётся самому такое седло делать.
С разрешения Сапфиры Бром измерил длину её шеи и окружность груди, потом из одной шкуры вырезал пять ровных широких полос, а из другой — ещё около дюжины разных более мелких деталей. Оставшуюся кожу он нарезал на длинные тонкие полоски и с помощью этих ремешков стал сшивать отдельные детали будущего седла. Для каждого стёжка приходилось сперва делать две дырки в толстенной коже, и Эрагон стал помогать Брому. Продевая ремешки в дырки, Бром затем просто завязывал их каким то хитрым узлом, оставляя длинные концы — пряжек то у него не было, — чтобы можно было распустить узел и перевязать его заново, когда дракон подрастёт.
Основная часть седла состояла из трех одинаковых деталей, сшитых вместе и пришитых к дополнительной прокладке. Спереди к седлу крепилась широкая петля, точно соответствовавшая по размеру одному из острых шипов на шее Сапфиры, а широкие ремни, пришитые с обеих сторон седла, следовало пропустить у драконихи под брюхом и там закрепить. Вместо стремян можно было использовать петли, сделанные на разной высоте вдоль боковых ремней. Петли были небольшие и довольно тугие, и ноги должны были держаться в них прочно. Между передними ногами дракона пропускался широкий раздвоенный ремень, который, охватывая обе ноги, крепился к седлу.
Пока Бром занимался седлом, Эрагон починил свой ранец и приготовил обед, а также еду в дорогу. К вечеру все дела были завершены, и усталый Бром, надев седло на Сапфиру, проверил, насколько ей в нем удобно, кое что подправил, снял седло и удовлетворённо улыбнулся.
— Здорово ты потрудился, — нехотя признал Эрагон. Бром кивнул.
— Все всегда нужно делать как следует. Самому же потом лучше будет. Но, если честно, кожа была очень жёсткая!
«Не хочешь ли опробовать новое седло?» — спросила Эрагона Сапфира.
«Давай лучше завтра, — сказал ей Эрагон, накрывая седло одеялом. — Сейчас уже слишком поздно». На самом деле ему вовсе не хотелось садиться на спину дра конихи — последствия его первой поездки на ней все ещё сильно давали о себе знать.
Обед съели быстро. Мясо, приготовленное Эрагоном, оказалось довольно вкусным. Поев, Бром вопросительно посмотрел на Эрагона:
— Ну что, завтра в путь?
— Не вижу причин дольше тут оставаться.
— Пожалуй… — Бром беспокойно заёрзал. — Видишь ли, Эрагон, я должен извиниться за то, что все так вышло… Честное слово, я этого не хотел! Твоя семья не заслужила такого горя. Ах, если б можно было повернуть назад!.. Мне очень жаль, поверь.
Эрагон молчал, в глаза Брому он старался не смотреть. Через некоторое время Бром снова заговорил:
— Нам вскоре понадобятся лошади…
— Тебе, может, лошадь и понадобится, а у меня есть Сапфира.
— Ни одна лошадь не может угнаться за летящим драконом, — покачал головой Бром, — а Сапфира слишком молода, чтобы нести нас обоих. Кроме того, нам безопаснее оставаться вместе, да и ехать верхом на лошади гораздо удобнее, чем идти пешком.
— Но так будет гораздо труднее угнаться за раззаками, — возразил Эрагон. — Верхом на Сапфире я, наверное, смог бы отыскать их за день или за два, а на лошадях мы ещё невесть сколько времени будем их догонять — если вообще когда нибудь догоним и сможем с ними сразиться.
— И все равно тебе придётся пересесть с дракона на лошадь, — медленно и внятно проговорил Бром, — если ты, конечно, хочешь, чтобы я тебя сопровождал. Эрагон задумался.
— Ну ладно, — проворчал он. — Давай раздобудем лошадей. Но покупать их придётся тебе. У меня денег совсем нет, а воровать я больше не хочу. Нехорошо это.
— Это с какой точки зрения посмотреть, — усмехнулся Бром. — Итак, прежде чем мы отправимся в путь, запомни как следует: раззаки — верные слуги короля, так что им будет повсеместно оказываться поддержка, да и закон для них не писан. И у них повсюду найдутся и тугие кошельки, и добровольные помощники. Кроме того, не забывай, что для Гальбаторикса важно либо превратить тебя в своего слугу, либо попросту убить — хотя вряд ли сведения о тебе самом уже достигли его ушей. Но чем дольше тебе удастся избегать встречи с раззаками, тем сильнее будет тревожиться король, отлично понимая, что с каждым днём вы с Сапфирой становитесь сильнее и с каждой минутой все больше возрастает вероятность того, что присоединитесь вы не к нему, а к его противникам. Ты должен быть очень осторожен, ибо запросто можешь превратиться из охотника в преследуемую жертву.
На Эрагона эти слова произвели весьма сильное впечатление. Глубоко задумавшись, он крутил в руках прутик и молчал.
— Ну, довольно разговоров, — прервал молчание Бром. — Поздно уже, а у меня от усталости все кости ломит. Завтра ещё успеем наговориться.
Эрагон согласно кивнул и затушил костёр.