Глава 24. Знакомство с Тирмом — Книга Эрагон 1

Ещё два дня пути — и наконец Сапфира сверху сообщила им, что видит Тирм. Тяжёлый туман, что стлался по земле, скрывал город от Брома и Эрагона, пока западный ветер не прогнал туман прочь, и Тирм явился перед ними во всей своей красе. У Эрагона даже дыхание перехватило — так хорош был Тирм, неожиданно возникший перед ними на берегу сверкающего залива. В гавани виднелись стройные силуэты судов со спущенными парусами, издали доносился глухой рокот прибоя.
Город был обнесён мощной белой стеной — сто футов в высоту и тридцать в ширину — с прямоугольными башенками по углам, с бойницами для лучников, с крытым проходом наверху для воинов и часовых. Ровная поверхность городской стены в двух местах прерывалась решётчатыми спускными воротами: одни ворота смотрели на запад, к морю, вторые — на юг, к главной дороге. Над северной частью стены возвышалась огромная сторожевая башня с бойницами, сложенная из тяжёлых каменных блоков. На верхней точке крепости ярко горел огонь маяка. Остальные здания города надёжно скрывала от глаз могучая стена.
Южные ворота охраняли стражники, хоть и вооружённые пиками, но вид имевшие ленивый и сонный.
— А вот и наше первое испытание, — сказал Бром. — Будем надеяться, что они пока не получили никаких сведений из королевского дворца на наш счёт и не станут нас задерживать. Впрочем, что бы ни случилось, в панику не впадай и никаких подозрительных телодвижений не делай.
Эрагон тут же передал Сапфире:
«Приземлись где нибудь в сторонке и спрячься. Мы входим в город».
«Опять суёте нос не в своё дело!» — проворчала в ответ Сапфира.
«Опять. Но не волнуйся: у нас с Бромом есть кое какие преимущества по сравнению с остальными, так что все будет хорошо».
«Если с вами опять что нибудь случится, я тебя просто пришпилю к своей спине, и уж больше ты с неё не слезешь!»
«Ага. И я тебя тоже очень люблю», — засмеялся Эрагон.
«Раз так, я тебя ещё крепче к своей спине привяжу!»
Сапфира улетела, а Эрагон и Бром направились прямо к воротам, непринуждённо беседуя. Над воротами вился флаг, на котором был изображён ревущий лев и рука, держащая цветок лилии. Вблизи городская стена ещё больше поражала воображение своими размерами, и Эрагон изумлённо спросил:
— А как велик сам этот город?
— Очень большой. Ты таких никогда не видел, — сказал Бром.
Увидев их, стражники выпрямились и загородили пиками проход.
— Назовите ваши имена! — грозно потребовал один из них.
— Меня зовут Нил, — одышливо просипел Бром и с идиотской улыбкой склонил голову набок.
— А с тобой кто? — спросил стражник.
— Так я как раз и собирался сказать вам, господа мои, что это мой племянник, Эван. Сестры моей сынок. А я…
— Ладно, ладно, — нетерпеливо мотнул головой стражник. — А сюда вы зачем пожаловали?
— Да он своего старого друга навестить хочет, — вмешался Эрагон, старательно подражая южному говору. — А меня с ним послали, чтоб наш старик не заблудился ненароком. Видите ли, лет ему уже ой ой ой, да и в молодости он малость на солнышке перегрелся, заработал горячку, вот мозги то у него и расплавились.
Бром одобрительно закивал.
— Ясно. Проходите. — Стражник махнул рукой и опустил пику. — Только ты, парень, проследи, чтобы он в городе чего не натворил.
— Ой, что вы! — воскликнул Эрагон. — Он у нас смирный.
Они направили коней в ворота и наконец оказались в Тирме. Конские копыта застучали по камням мостовой. Отъехав подальше от стражников, Бром выпрямился в седле и проворчал:
— Значит, мозги у меня расплавились?
— Не мог же я допустить, чтобы ты развлекался с этими стражниками в одиночку, — усмехнулся Эрагон.
Бром только вздохнул и отвернулся.
Дома вокруг казались на редкость мрачными и какими то насторожёнными. Маленькие, глубоко утопленные в стенах окошки пропускали внутрь совсем мало света. Узкие двери тоже были утоплены в толстенных стенах. Плоские крыши были крыты тёмной сланцевой черепицей. Эрагон заметил, что ближе к городской стене дома почти все одноэтажные, а дальше, ближе к центру города, дома все выше и богаче. Самые высокие, в несколько этажей, дома находились возле крепости, но по сравнению с ней даже они казались низенькими и приземистыми.
— Этот город выглядит так, словно приготовился к войне, — заметил Эрагон.
Бром кивнул:
— История Тирма — это сплошные налёты пиратов, ур галов и прочих бандитов. Здесь издавна процветает торговля, а такие места, где есть чем поживиться, всегда привлекали воров и налётчиков. Да и поводов для ссору здешних торговцев хватает. Вот местные жители и стараются на всякий случай себя обезопасить. Гальбаторикс, правда, им помогает, даёт солдат, чтобы город защищать.
— А почему здесь одни дома намного выше других?
— А ты на цитадель посмотри. — И Бром указал ему на крепость. — Оттуда весь Тирм как на ладони. Если неприятель и сумеет пробиться сквозь городскую стену, то на все крыши тут же будут выставлены лучники. А поскольку возле стены дома значительно ниже, то лучники смогут стрелять, не опасаясь, что ранят своих. Кроме того, если враг даже захватит первые ряды домов и разместит там своих лучников, все равно с более высоких крыш центральной части города будет легче отражать их атаки.
— Никогда в жизни не видел, чтоб города так строили! — воскликнул Эрагон.
— Да, Тирм — город особенный. Его решили так перестроить после того, как он был почти дотла сожжён во время одного из пиратских налётов.
Они продолжали подниматься по улице, прохожие с любопытством, хотя и довольно равнодушно, посматривали на них.
«Если сравнивать с тем приёмом, который нам оказали в Дарете, — думал Эрагон, — здесь нас прямо таки с распростёртыми объятиями встречают! Наверное, Тирму удалось избежать визита ургалов». Однако и в Тирме все таки было неспокойно: мимо прошёл широкоплечий мужчина, опоясанный мечом, на улицах почти не было слышно весёлых детских голосов, на многих лицах застыло суровое выражение; часто встречались заброшенные дома, вымощенные плиткой уютные дворики которых заросли сорняками.
— Похоже, у них тоже неприятности были, — заметил Эрагон.
— Как и везде, — кивнул Бром. — Надо нам поскорее Джоада отыскать. — Они подъехали к какой то таверне и привязали лошадей к коновязи. — «Зелёный каштан»… замечательно! — пробормотал Бром, глядя на щербатую вывеску над входом.
В темноватом помещении таверны их сразу охватило ощущение грозящей опасности. Огонь едва тлел в очаге, но никому, казалось, и в голову не приходило подбросить туда дров. Немногочисленные посетители, сидевшие по углам, с кислым видом застыли над своими кружками. За дальним столиком они увидели мужчину, у которого на руке не хватало двух пальцев. Даже буфетчик за стойкой как то неприятно усмехался и все тёр и тёр стакан, который держал в руке, хотя стакан явно был с трещиной.
Бром опёрся о стойку и спросил:
— Не скажешь ли, где купец Джоад проживает?
Эрагон стоял рядом и слушал очень внимательно, делая вид, что забавляется с луком, висевшим у него на поясе. Обычно он носил лук за плечами, но сейчас ему почему то очень захотелось, чтобы лук и стрелы были под руками.
Буфетчик ответил как то чересчур громко:
— Откуда мне о каком то Джоаде знать? Ты что, думаешь, я тут каждого оборванца знаю? Да в этом чёртовом городе людей, что песка на морском берегу!
Эрагону стало не по себе: глаза всех посетителей тут же уставились прямо на них.
Но Бром как ни в чем ни бывало продолжал:
— Может, все таки постараешься вспомнить? — И он незаметно положил на стойку несколько монет.
Лицо буфетчика просветлело, он поставил свой треснувший стакан на стойку и буркнул:
— Может, и постараюсь. Да только память у меня что то совсем ослабла.
Бром глянул на него исподлобья и положил на стойку ещё несколько монет. Буфетчик, словно колеблясь, поцокал языком и уже протянул было руку, чтобы взять монеты, но не успел: беспалый пьянчуга, сидевший за дальним столиком, крикнул ему:
— Эй, Гарет, какого черта! Да любой человек на улице им скажет, где Джоад живёт. Ты чего с них зря деньги тянешь?
Бром тут же смахнул монетки в кошелёк, а Гарет, метнув в сторону беспалого мстительный взгляд, повернулся к ним спиной и снова принялся протирать стакан. Бром подошёл к беспалому.
— Спасибо тебе, — сказал он. — Меня Нил зовут. А это Эван.
Беспалый приподнял кружку в знак приветствия и сообщил:
— Мартин. А того типа, за стойкой, Гарет кличут. — Голос у него был низкий и грубый. Он указал им на свободные стулья. — Присаживайтесь, я не возражаю.
Эрагон сел, придвинув стул спинкой к стене, чтобы видеть перед собой дверь. Мартин удивлённо на него покосился, но ничего не сказал.
— Ты мне несколько крон сберёг, — заметил Бром.
— Вот и хорошо. Да только я и Гарета не больно виню — дела у него в последнее время плоховато идут. — Мартин поскрёб подбородок. — А Джоад живёт в восточной части города, по соседству с травницей Анжелой. У вас что же, дело к нему?
— Да, дело, — ответил Бром.
— Вряд ли он у вас что нибудь покупать станет, у него несколько дней назад ещё один корабль пропал.
Бром так и подскочил.
— Как — ещё один? Что случилось? Надеюсь, не урга лы напали?
— Нет, — сказал Мартин. — Ургалы отсюда давно ушли. Их уж почти год никто не видел. Похоже, они на юго восток двинулись. Дело не в ургалах. Видишь ли, мы тут в основном торговлей занимаемся, товары по морю перевозим — хотя тебе наверняка это и так известно. Так вот, — он отхлебнул из кружки, — несколько месяцев назад кто то стал нападать на наши ада. И это не просто пираты, потому что нападают только на те корабли, что определённым людям принадлежат! Например, Джоаду. Дошло до того, что шкиперы отказываются брать на борт товары этих купцов. В общем, жить стало просто невмоготу; А ведь кое кто из тех, чьи корабли в море пропадают, ведут большую торговлю с разными городами Империи и теперь вынуждены отправлять свои товары посуху. А цены на перевозку’ жуть как взлетели, да и торговые караваны не всегда до нужного места добраться могут.
— И кто же, по твоему, в этом виноват? — спросил Бром. — Ведь свидетели то должны быть.
Мартин покачал головой:
— В том то и дело, что после этих нападений в живых никого не остаётся! Судно просто выходит в море и без следа исчезает вместе с командой. — Он наклонился над столом, придвинулся к ним и заговорщицким тоном сообщил: — Моряки говорят, магия это! — Он подмигнул и снова откинулся на спинку стула.
Брома, казалось, встревожили его слова.
— А сам то ты что думаешь? — спросил он.
— А я не знаю, что и думать, — беспечно пожал плечами Мартин. — И вряд ли когда нибудь узнаю. Если, конечно, мне не «повезёт» и я сам на одном из таких захваченных судов не окажусь.
— Ты что, моряк? — спросил Эрагон.
— Нет, — фыркнул Мартин. — Разве ж я похож на моряка? Капитаны нанимают меня для защиты своих судов от пиратов. Но это ворьё в последнее время здорово поутихло. А все ж работа у меня неплохая.
— Только опасная, — заметил Бром. Мартин пожал плечами и допил своё пиво.
Бром и Эрагон распрощались с ним и направились в западную часть Тирма. Здесь было гораздо красивее: чистые, просторные дома, хорошо одетые спокойные люди. Эрагон в своей пропылённой бедной одежде сразу почувствовал себя очень неуверенно.