Глава 29. Дорогостоящая ошибка — Книга Эрагон 1

Утром Эрагон и Бром притащили из конюшни свои седельные сумки и стали укладывать пожитки, готовясь к отъезду. Джоад вышел с ними попрощаться, а Хелен смотрела на них, поджав губы и не сходя с крыльца. Лица у обоих стариков были мрачны, когда они в последний раз пожали друг другу руки.
— Мне будет тебя не хватать, старина, — сказал Джоад.
— И мне тебя тоже, — тихо ответил Бром, качнув седой бородой. Потом повернулся к Хелен и сказал: — А тебе спасибо за гостеприимство, госпожа моя. — Хелен вся покраснела от досады, но Бром продолжал как ни в чем не бывало: — Муж тебе достался хороший, ты уж о нем позаботься. На свете немного таких смелых и решительных людей, как он. Но даже самым смелым и решительным нужна поддержка любимых. — Бром снова поклонился и совсем тихо прибавил: — Это всего лишь пожелание, госпожа моя.
Глаза Хелен сверкнули презрением и обидой, она резко повернулась и исчезла в доме, громко хлопнув дверью. Джоад только вздохнул и провёл рукой по волосам, словно желая себя утешить. Бром и Эрагон ещё раз горячо поблагодарили его за помощь, вскочили на коней и выехали со двора.
Стража у южных ворот Тирма пропустила обоих, даже не взглянув в их сторону. Когда они уже ехали за городской стеной, прячась в её глубокой тени, Эрагон заметил, как в траве что то шевельнулось. Это был Солембум. Прижавшись брюхом к земле и раздражённо дёргая из стороны в сторону хвостом, он внимательно следил за Бромом и Эрагоном своими непонятными глазами. Когда они уже отъехали порядком от города, Эрагон вдруг спросил:
— А кто они, эти коты оборотни?
— С чего это ты вдруг волшебными котами заинтересовался? — полюбопытствовал Бром.
— Я слышал, как в Тирме о них говорили. Но ведь, по моему, на самом деле их не бывает, правда? — Эрагон старательно изображал незнайку.
— Очень даже бывают. В годы наивысшей славы Всадников коты оборотни были известны не меньше, чем драконы. Их держали при себе короли и эльфы — и все же эти коты всегда оставались совершенно независимыми и делали все, что им заблагорассудится. Впрочем, о них всегда было довольно мало известно, и, по моему, в последнее время их племя стало весьма малочисленным.
— А они действительно волшебные? И умеют пользоваться магией? — спросил Эрагон.
— Никто точно этого не знает, но они совершенно определённо умеют, когда захотят, творить чудеса. А ещё они каким то образом оказываются в курсе всего, что происходит в мире, и даже умудряются в наиболее интересных событиях участвовать. — Бром накрыл голову капюшоном, спасаясь от холодного ветра.
— А что такое Хелгринд? — спросил Эрагон чуть погодя.
— Сам увидишь, когда мы до Драс Леоны доберёмся. Когда Тирм совсем исчез из виду, Эрагон мысленно связался с Сапфирой, и сила его зова была так велика, что даже Кадок услышал его и стал нервно прядать ушами.
Сапфира стрелой ринулась к ним, пронзая облака, и вскоре Эрагон и Бром услышали, как свистит ветер в могучих драконьих крыльях. Солнце просвечивало сквозь тёмные перепонки крыльев так, что были видны тёмные вены. Всколыхнув воздух и разметав траву вокруг, Сапфира приземлилась, и Эрагон тут же бросился к ней, сунув поводья своего коня Брому, который лишь рассеянно кивнул: он явно что то обдумывал.
— Желаю приятного полёта, — пробормотал он затем, точно очнувшись, и ласково посмотрел на Сапфиру: — Рад тебя видеть, — сказал он ей с улыбкой.
«И я тебя», — услышал Эрагон мысленный ответ Сапфиры.
Потом вскочил ей на спину и крепко ухватился за шею. Дракониха тут же взмыла в небеса. Ветер был попутный, и Сапфира летела так, что только ветер свистел в ушах. «Держись крепче», — предупредила она и, взревев, сделала в воздухе мёртвую петлю. Эрагон завопил от восторга, размахивая руками и держась только за счёт крепко прижатых к бокам драконихи ног.
«Я и не знал, что могу удержаться на тебе, когда ты выкидываешь такие кульбиты в воздухе, а я не привязан!» — сообщил он ей, сияя от восторга.
«Я тоже не знала», — призналась Сапфира и тоже засмеялась, если издаваемые ею звуки можно было назвать смехом. Эрагон крепко её обнял, и они полетели уже прямо над дорогой, чувствуя себя настоящими хозяевами воздушных просторов.
К полудню Эрагон опять в кровь ободрал себе ноги из за того, что полетел на драконе без седла. Лицо его онемело от холодного ветра, руки ничего не чувствовали, хотя спина Сапфиры и была очень тёплой. Когда они наконец приземлились, чтобы перекусить, Эрагон тут же закутался в одеяло и уселся на солнышке, пытаясь согреться. Пока они с Бромом ели, он спросил Сапфиру:
«Ты не против, если дальше я поеду на Кадоке?» Честно говоря, ему хотелось расспросить Брома о его прошлом.
«Только потом обязательно все мне расскажи», — потребовала Сапфира, и Эрагон совсем не удивился тому, что она поняла его намерения: совершенно невозможно было что либо скрыть от неё. Когда они перекусили, Сапфира улетела, а Эрагон поехал рядом с Бромом на Кадоке. Через некоторое время он не выдержал:
— Знаешь, мне давно хотелось с тобой поговорить, ещё в Тирме, но тогда я решил этот разговор отложить…
— Что тебя волнует? — спросил Бром. Эрагон ответил не сразу.
— Видишь ли, происходит много такого, чего я совершенно не понимаю. Кто такие те, кого ты называешь «друзьями»? И почему тебе пришлось скрываться в Карвахолле? Я доверяю тебе полностью, беспрекословно следую за тобой, подчиняюсь всем твоим приказам, но, согласись, и я имею право кое что знать о тебе. Кто ты в действительности? Какова твоя цель? Что ты украл в Гиллиде и что это за «туатха дю оротхрим», которой меня стоило подвергнуть? Мне кажется, после того, что мы пережили вместе…
— Ты нас подслушивал? — прервал его Бром.
— Всего один раз, — признался Эрагон.
— По моему, прежде всего тебе следует научиться как следует вести себя. — Бром с мрачным видом подёргал себя за бороду. — Почему ты решил, что эти слова касаются именно тебя?
— Сам не знаю, — пожал плечами Эрагон. — Просто какое то странное совпадение: ты скрываешься в Карвахолле, а я как раз нахожу драконье яйцо, и тут весьма кстати оказывается, что ты довольно много знаешь о драконах… Чем больше я об этом думаю, тем меньше мне это кажется простым совпадением. Были и ещё кое какие догадки, на которые я сперва решил не обращать внимания, но теперь мне это кажется в высшей степени очевидным. Вот скажи, например, как это тебе сразу же удалось догадаться, что на ферме побывали разза ки? И почему они удрали, стоило тебе к ним приблизиться? И уж прости, но я ничего не могу с собой поделать: мне все время кажется, что ты имел самое непосредственное отношение к тому, что я нашёл драконье яйцо! Да, мы с Сапфирой считаем, что ты слишком многого нам не рассказал, и подобное неведение порой кажется нам просто опасным.
Тёмные морщины, точно тучи, предвещающие грозу, собрались у Брома на лбу, он натянул поводья и остановил Сноуфайра.
— Значит, ждать ты не желаешь? — спросил он. (Эрагон, решив не сдаваться, только головой помотал.) Бром вздохнул: — Упрямый ты. Но это бы ещё ничего, если б ты не был ещё и чрезмерно подозрительным! Впрочем, я вряд ли стал бы тратить на тебя время, если б ты оказался иным… (Эрагон не был уверен, что это похвала, но промолчал.) Бром раскурил трубку, неторопливо выпустил в небо несколько колец дыма и наконец промолвил: — Хорошо, я кое что расскажу тебе, но ты должен понять, что я не могу поведать тебе всего. — Эрагон уже открыл было рот, чтобы возразить, но Бром решительно остановил его: — Это вовсе не потому, что я хочу что то скрыть, просто я не имею права открывать кому бы то ни было чужие тайны. Ты сразу и сам поймёшь, что в мой рассказ будут вплетены совсем другие истории, и тебе придётся говорить с другими людьми, чтобы узнать то, чего не смогу рассказать тебе я.
— Ну хорошо, тогда расскажи, что можешь, — попросил Эрагон.
— Ты уверен, что хочешь этого? — спросил Бром. — Ведь для моего молчания имелись весьма веские причины. Я хотел защитить тебя твоим же неведением от тех сил, которые готовы разорвать тебя на куски. Как только ты узнаешь о них и о тех целях, которые они преследуют, тебе никогда уже не знать покоя. И придётся выбирать, чью сторону ты примешь. Ну что, по прежнему сгораешь от любопытства?
— Я же не могу всю жизнь прожить в неведении, — тихо промолвил Эрагон.
— Ответ достойный… Хорошо. В Алагейзии давно уже идёт жестокая война между Империей и варденами. Впрочем, разногласия между ними начались и того раньше. А сейчас они вовлечены в поистине титаническую схватку, центром и целью которой… являешься ты.
— Я? — не веря собственным ушам, переспросил Эрагон. — Но это же невозможно! Я не имею ни к тем, ни к другим никакого отношения!
— Пока что не имеешь, — сказал Бром, — однако само твоё существование — уже достаточная причина для войны между ними. Вардены и слуги Империи сражаются друг с другом не за власть в этой стране. Их цель — прибрать к рукам следующее поколение Всадников, первым из которых являешься ты. Тот, кто станет командовать Всадниками, станет и безусловным повелителем Алагейзии.
Эрагон тщетно пытался осознать смысл сказанного Бромом. Невероятно! Столько людей, оказывается, заинтересованы в нем и в его драконе! Ему даже в голову прийти не могло, что король и вардены дерутся из за него. И разумеется, у него тут же возникли возражения:
— Но ведь известно же, что все Всадники погибли, кроме Проклятых, которые перешли на сторону Гальбаторикса. Да и они, наверное, теперь уже мертвы. И ты ещё в Карвахолле говорил: вряд ли в Алагейзии кто то знает, что на свете ещё остались драконы.
— Насчёт драконов я соврал, — сухо признался Бром. — Но даже если бы самих Всадников уже и не было на свете, то во власти Гальбаторикса остаётся ещё три драконьих яйца — теперь, правда, всего два: из третьего уже вылупилась Сапфира. Король забрал эти три яйца в качестве трофеев во время последней великой битвы с Всадниками.
— Значит, скоро появятся два новых Всадника, и оба будут верными слугами короля? — спросил Эрагон, и от этого вопроса у него почему то похолодело внутри.
— Вот именно, — сказал Бром. — Они вот вот появятся и могут стать смертельно опасными для теперешнего правителя Алагейзии, так что Гальбаторикс отчаянно пытается отыскать тех, ради кого драконы готовы будут проклюнуться из принадлежащих ему яиц. А вардены, со своей стороны, стремятся либо убить подобных кандидатов, либо выкрасть драгоценные яйца.
— Но откуда же в Спайне взялось то яйцо, из которого вылупилась Сапфира? Как его сумели отнять у короля? И откуда тебе все это так хорошо известно? — Вопросы так и сыпались из Эрагона.
— Ты слишком много хочешь сразу узнать! — грустно усмехнулся Бром. — Только это уже совсем другая история, и действие её разворачивалось задолго до твоего рождения. Тогда я был значительно моложе, но вряд ли мудрее. И я всем сердцем ненавидел Империю — причины этой ненависти я пока тебе раскрывать не стану, — мечтая любым способом нанести ей ущерб. Это страстное желание привело меня к одному учёному по имени Джоад. И Джоад рассказал мне, что в одной старинной книге нашёл описание тайного хода, ведущего в замок Гальбаторикса. Я, конечно, тут же познакомил Джоада с варденами — ибо именно их я и называл своими «друзьями», — и они устроили кражу драконьих яиц.
«Значит, все таки вардены!»
— Однако что то у них там не получилось, и вор сумел похитить только одно яйцо. По некоторым причинам он бежал вместе с поклажей и более к варденам не вернулся. Они искали его, но тщетно, и тогда на поиски драгоценного яйца были посланы мы с Джоадом. — Глаза Брома затуманились, он словно что то высматривал в далёкой дали, а когда снова заговорил, голос его звучал как то странно. — Многие бросились тогда искать это яйцо, и нам пришлось очень спешить, чтобы опередить раззаков и Морзана, последнего из Проклятых и самого преданного из слуг короля.
— Морзан! — воскликнул Эрагон. — Ведь это же он выдал Всадников Гальбаториксу! Да ему теперь, наверное, тысяча лет! — Эрагону стало не по себе при мысли о том, сколько может прожить Всадник.
— Ну и что? — приподнял бровь Бром. — Да, он стар, но все ещё очень силён и жесток. Он одним из первых перешёл на сторону короля и стал самым верным его помощником. Поскольку наши с ним отношения уже были окрашены кровью, то охота за драконьим яйцом превратилась в наш личный поединок. Когда же все концы сошлись в Гиллиде, я поспешил туда, чтобы в открытую сразиться с Морзаном за право обладать яйцом. О, это была страшная битва! Но мне все же удалось одержать победу. Однако мы с Джоадом каким то образом потеряли друг друга. У меня не было времени его разыскивать, и я, заполучив яйцо, поспешил с ним к варденам, и они попросили меня воспитать того, кто по выбору будущего дракона станет первым новым Всадником. Я согласился и решил пока что скрыться в Карвахолле, где до этого несколько раз бывал, рассчитывая, что в нужный момент вардены непременно свяжутся со мной сами. Но вестей от них так и не получил.
— Но как же тогда яйцо Сапфиры оказалось в Спайне? Или у короля выкрали ещё одно яйцо? — спросил Эрагон.
— Ну, это то маловероятно, — проворчал Бром. — Оставшиеся два яйца Гальбаторикс охраняет так, что было бы чистым самоубийством попытаться их выкрасть. Нет, Сапфиру у варденов забрали, и я, по моему, знаю, кто и как это сделал. Чтобы сохранить яйцо, гонец, должно быть, воспользовался магией, чтобы добраться до меня, но был перехвачен слугами Империи. А потом, как я подозреваю, вместо гонцов варденов были направлены раззаки. Не сомневаюсь, Гальбаториксу очень хотелось меня разыскать, ведь я нарушил столько его грандиозных планов!
— Но, значит, раззакам, когда они прибыли в Карвахолл, ещё ничего не было известно обо мне, — с изумлением констатировал Эрагон.
— Верно, — подтвердил его догадку Бром. — И если бы эта задница Слоан держал свой рот на замке, они, возможно, так ничего бы о тебе и не узнали. И все могло бы сложиться иначе. Между прочим, я до некоторой степени именно тебя должен благодарить за спасение своей жизни: если бы раззаки не были так заняты твоими поисками, они вполне могли бы застать меня врасплох, и тогда уж точно Брому сказителю пришёл бы конец. Они, правда, хорошо знали, что днём я все ещё легко могу справиться даже с двоими, так что, скорее всего, собирались ночью прибегнуть к какому нибудь яду или колдовству, а уж потом как следует меня допросить.
— А ты сообщил варденам, что нашёл меня?
— Да. И уверен, что они хотели бы как можно скорее с тобой встретиться.
— Неужели ты собираешься отвезти меня к ним?
— Нет, — покачал головой Бром, — пока что не собираюсь.
— А почему? Ведь находиться под их защитой куда безопаснее, чем охотиться за раззаками в компании необстрелянного Всадника.
Бром фыркнул и любовно оглядел Эрагона.
— Вардены — люди опасные, — сказал он. — Если мы прямо сейчас направимся к ним, ты непременно сразу же попадёшь в прочные сети их политических интриг. А их предводители вполне могут послать тебя на какое нибудь задание — даже зная, что ты это задание выполнить не в силах, — просто для того, чтобы доказать всем, сколь они сильны. Я хочу, чтобы ты был во всех отношениях подготовлен ко встрече с ними. Во всяком случае, пока мы преследуем раззаков, мне не нужно беспокоиться о том, что кто то может отравить воду, которую ты пьёшь. Короче говоря, это пока что наименьшее из двух зол. А кроме того, — прибавил Бром с улыбкой, — неужели ты не доволен нашими уроками и тренировками? Кстати, «туатха дю оротхрим» — это просто один из этапов обучения Всадника. Он называется «испытание мудрости глупца». Я помогу тебе отыскать — а возможно, даже и убить — этих раззаков, потому что они в той же степени мои враги, что и твои. Но затем тебе придётся делать выбор.
— Какой выбор? — осторожно спросил Эрагон.
— Если ты убьёшь раззаков, то единственным способом избежать гнева Гальбаторикса для тебя будет вступление в ряды варденов и просьба о защите. Или же можно бежать в Сурду. Или же, наконец, вымолить у короля помилование и присоединиться к его войску. Впрочем, даже если ты и не убьёшь раззаков, тебе все равно вскоре этот выбор делать придётся.
Эрагон понимал, что надёжнее всего было бы присоединиться к варденам, однако же ему совсем не улыбалось всю жизнь, как они, бороться с Гальбаториксом и его Империей. Так что он решил сперва как следует обдумать сказанное Бромом.
— Но ты мне так и не объяснил, откуда тебе так много известно о драконах, — заметил он.
— И впрямь ведь не объяснил! — хитро усмехнулся Бром. — Но это подождёт до следующего раза.
«Но почему все таки именно я должен стать Всадником? — думал Эрагон. — Что во мне такого особенного?»
— Ты знаком с моей матерью? — вдруг выпалил он.
— Да, мы встречались, — кивнул Бром.
— Какая она была? Старик только вздохнул.
— В ней всегда чувствовались достоинство и гордость, — с затаённым восхищением сказал он. — Как и в Гэрроу. Вообще то именно гордость и послужила причиной её падения… С другой стороны, гордячкой она никогда не была. И всегда старалась помочь всяким беднякам и неудачникам, даже если сама находилась в затруднительном положении.
— Значит, ты хорошо её знал? — озадаченно спросил Эрагон.
— Достаточно хорошо, чтобы тосковать о ней, когда её не стало.
Кадок послушно шагал по дороге, а Эрагон, отпустив поводья, все пытался вспомнить, когда это Бром казался ему всего навсего дряхлым деревенским сказителем. Впервые в жизни он понимал, до чего же был тогда глуп и как мало знал.
Разумеется, он все рассказал Сапфире. Полученные от Брома сведения очень её заинтересовали, но одна лишь мысль о том, чтобы стать предметом обладания короля Гальбаторикса, вызвала у неё отвращение. Вывод она, правда, сделала совершенно неожиданный, сказав Эрагону: «Ну, разве ты не рад, что не остался в Карвахолле? Подумай только, сколько интересных приключений ты бы тогда пропустил!» Эрагон только застонал в притворном отчаянии.
Днём они устроили привал, и Эрагон отправился за водой, пока Бром готовил еду. В лесу было сумрачно и сыро, Эрагон совершенно замёрз, пока искал какой нибудь ручей или родник.
Ручей оказался довольно далеко от их стоянки. Присев на корточки, Эрагон некоторое время смотрел, как весело играет струя, пробиваясь меж валунов, потом опустил в воду пальцы, и от ледяной воды они тут же онемели. А воде совершенно безразлично, что будет с нами, людьми, или с каким то ещё народом, вяло думал Эрагон, этот ручей бежит себе и горя не знает… Наконец ему стало так холодно, что зубы стали стучать, и он встал, собираясь идти назад.
И тут его внимание привлёк какой то необычный след на другом берегу ручья у самой воды. След был очень крупный и имел весьма странную форму. Заинтригованный, Эрагон перепрыгнул на тот берег, стараясь попасть на большой плоский камень, поросший мохом, но поскользнулся и, чтобы удержаться на ногах, схватился за какую то ветку. Но ветка сломалась, и он упал, выставив вперёд руку, чтобы не удариться о камень лицом. И тут же почувствовал, как хрустнуло его правое запястье, и острая боль пронзила всю руку.
Стиснув от боли зубы и бормоча проклятья, он скорчился на земле, изо всех сил стараясь не завыть от боли. В глазах у него потемнело.
«Эрагон! — тут же донёсся до него мысленный зов Сапфиры. — Что случилось?»
«Кажется, руку сломал… очень глупо вышло… я упал…»
«Сейчас прилечу», — заявила Сапфира.
«Нет… я вполне дойду и сам. Не прилетай, не надо… Здесь слишком густой подлесок… Ты себе крылья поранишь».
Она тут же послала ему мысленное изображение леса, растерзанного её когтями, но согласилась не прилетать.
Эрагон со стоном поднялся на ноги и увидел в нескольких шагах от себя тот самый след, чётко отпечатавшийся на влажной земле. Это был след огромного неуклюжего башмака, подбитого гвоздями. Эрагон тут же вспомнил следы, оставленные вокруг груды тел на площади в Язуаке. Ургал! Вот черт! Эрагон даже сплюнул от досады, страшно жалея, что не захватил с собой меч или лук. Впрочем, луком то он все равно бы сейчас не смог воспользоваться из за сломанной руки. Резко вскинув голову, он мысленно возопил:
«Ургалы, Сапфира! Ургалы! Позаботься о безопасности Брома!»
Перепрыгнув через ручей, Эрагон бросился к лагерю, на ходу вытаскивая охотничий нож. За каждым деревом или кустом ему мерещился враг. «Надеюсь, поблизости только один ургал», — думал он, влетая в лагерь. И едва успел присесть: над головой у него просвистел страшный хвост Сапфиры.
— Прекрати! Это же я! — возмутился он во весь голос.
«Опля!» — довольным тоном откликнулась Сапфира, выставив перед собой крылья, точно стену.
— «Опля?» — совсем рассердился Эрагон. — Да ты же меня убить могла! И где Бром?
— Я здесь, — проворчал Бром прямо у него над ухом. — Скажи своей сумасшедшей драконихе, чтобы она немедленно меня выпустила.
«Сейчас же отпусти его! — велел Сапфире Эрагон. — Ты ему сказала?»
«Нет, — подобострастно промолвила она. — Ты же велел позаботиться о его безопасности, а говорить ему ничего не велел». Она подняла крылья, и Бром, вконец рассерженный, выбрался наконец из своего «заточения».
— Я видел свежий след ургала! — сообщил ему Эрагон.
Бром ещё больше помрачнел.
— Седлай коней. Мы немедленно уезжаем отсюда. — Он потушил костёр, но, видя, что Эрагон не двинулся с места, спросил: — Что у тебя с рукой?
— Кажется, я её в запястье сломал, — сказал Эрагон и покачнулся.
Бром выругался, сам оседлал Кадока и помог Эрагону взобраться в седло.
— Руку надо поскорее уложить в лубок. Постарайся ею не двигать.
Эрагон взял поводья в левую руку и услышал, как Бром говорит Сапфире:
— Сейчас почти темно, и ты вполне можешь лететь прямо над нами. Тогда, в случае чего, ургалам придётся дважды подумать, прежде чем напасть на нас.
«Да уж, пусть лучше сперва подумают!» — грозно проворчала в ответ Сапфира, поднимаясь в воздух.
Стремительно темнело, но они все погоняли измученных лошадей. Рука у Эрагона распухла и стала багровой, боль была невыносимая. Вдруг Бром остановился и сказал:
— Слушай.
И Эрагон услышал далеко за спиной звук охотничьего рога. Ему стало страшно.
— Они, должно быть, нашли то место, где мы останавливались, — сказал Бром, — и, наверное, драконьи следы заметили. Теперь уж точно за нами погонятся. Ургал просто не может позволить загнанной дичи скрыться. — И тут же они услышали ещё два охотничьих рога. На этот раз ближе. По спине у Эрагона пробежал озноб. — Нам остаётся только бежать, — покачал головой Бром и посмотрел вверх, призывая Сапфиру.
Она стрелой спустилась с небес и приземлилась рядом с ними.
— Оставь Кадока, и быстро летите прочь, — велел Эрагону Бром. — С Сапфирой ты будешь в безопасности.
— А ты? — запротестовал Эрагон.
— Со мной ничего не случится. Ступай же!
У Эрагона не хватило сил спорить с Бромом, и он вскочил Сапфире на спину, а Бром пришпорил Сноуфайра и помчался прочь, ведя в поводу Кадока. Сапфира полетела за ним следом, держась совсем низко над землёй и чуть не задевая крыльями лошадей.
Эрагон, одной рукой обхватив шею Сапфиры, тихо подвывал от боли — каждое резкое движение драконихи вызывало в сломанной руке острую боль. Звук охотничьего рога слышался уже совсем рядом, и на Эрагона волнами накатывал ужас. Бром ломился сквозь заросли кустарника, что было сил понукая вконец измученных лошадей. Рога ещё раз вострубили в унисон буквально у него за спиной, потом вдруг смолкли.
Прошло несколько минут. «Где же ургалы?» — думал Эрагон. Снова прозвучал рог — но теперь уже далеко. Эрагон вздохнул с облегчением, прижимаясь к шее Сапфиры, а Бром наконец то перестал гнать коней.
«Но мы чуть не попались!» — мысленно сказал Эрагон Сапфире.
«Да, но нельзя останавливаться, пока…» Сапфира не успела договорить: охотничий рог прозвучал на этот раз прямо под ними. Эрагон даже подпрыгнул от неожиданности, а Бром возобновил свою бешеную гонку. Рогатые ургалы, хрипло вопя, мчались за ним, быстро сокращая разделявшее их расстояние. Ещё немного — и они настигнут Брома!
«Нужно что то делать!» — встревожился Эрагон.
«Что именно?» — спросила Сапфира.
«Спускайся и садись прямо перед ургалами!»
«Ты что, спятил?» — возмутилась Сапфира.
«Немедленно спускайся! Я знаю, что делаю, — приказал Эрагон. — Времени больше ни на что не осталось. Иначе они возьмут Брома в плен!»
«Ладно, будь по твоему».
Сапфира, быстро обогнав ургалов, развернулась и приготовилась садиться, а Эрагон призывал на помощь свои магические силы, чувствуя уже знакомое сопротивление. Он так напрягся, что на шее у него мелкомелко дрожал какой то мускул.
Ургалы уже приготовились схватить Брома, когда он крикнул Сапфире: «Давай!» — и та, резко сложив крылья, камнем упала на землю, подняв целую тучу пыли и щебня.
Рогатые монстры такого явно не ожидали. Они что то встревоженно завопили и попытались затормозить, то и дело налетая друг на друга. Впрочем, они быстро восстановили порядок в своих рядах и обнажили мечи, готовясь сразиться с Сапфирой и её наездником. Их морды были искажены ненавистью, и они омерзительно скалили зубы. Эрагон пересчитал чудовищ: двенадцать. Интересно, лихорадочно пытался сообразить он, почему ургалы не обратились в бегство при виде дракона? Он был уверен, что они побегут без оглядки, как только Сапфира преградит им путь. «Неужели они намерены напасть на нас?» — с замиранием сердца думал Эрагон.
И был потрясён до глубины души, когда самый крупный ургал сделал шаг вперёд, сплюнул и заявил:
— Нашему хозяину хотелось бы побеседовать с тобой, человеческое отродье! — Он говорил каким то нутряным, рыкающим басом, но вполне понятно.
«Это ловушка, — предупредила Эрагона Сапфира, прежде чем он успел что нибудь ответить, — не слушай его».
«Давай хотя бы выясним, что ему ещё велели передать нам», — предложил Эрагон, он прямо таки сгорал от любопытства, но старался держать себя в руках.
— А кто ваш хозяин? — спросил он. Ургал презрительно фыркнул:
— Его имя не заслуживает того, чтобы его называли столь жалкому существу. Он правит небом и землёй. Ты для него просто козявка. Однако же он велел доставить тебя к нему живым. Радуйся, иначе от тебя уже одно мокрое место осталось бы!
— Никуда я с вами не пойду! Вы мои заклятые враги! — заявил Эрагон, вспоминая Язуак. — Не знаю уж, кому ты служишь, шейдам или каким то другим выродкам, но я не имею ни малейшего желания вступать с твоими хозяевами в переговоры.
— Ты совершаешь большую ошибку! — прорычал ургал, показывая страшные клыки. — От моего хозяина тебе не уйти. Он тебя все равно настигнет. А если ты вздумаешь сопротивляться, то всю оставшуюся жизнь будешь немилосердно страдать, мечтая поскорее умереть.
Интересно, думал Эрагон, кому все таки удалось собрать диких ургалов в единое войско? Неужели в Алагейзии действует некая третья, весьма мощная и независимая, сила, а не только вардены и король Гальбаторикс?
— Оставь свои советы при себе! — крикнул он ургалу. — А своему хозяину передай, что я с удовольствием осмотрел бы, как вороны будут клевать его внутренности!
Физиономии ургалов исказились от злобы, а вожак зарычал, обнажив клыки.
— Мы силой приволочём тебя к нему! — Он махнул рукой, и ургалы бросились на Сапфиру.
Подняв правую руку, Эрагон коротко крикнул: «Джиерда!» — что означало: «Ударь!»
«Нет!» — воскликнула Сапфира, но было уже поздно.
Чудовища остановились, точно споткнувшись, а на ладони Эрагона вспыхнуло неведомое пламя, языки которого, превратившись в ярко светившиеся копья, полетели прямо в ургалов, насквозь пронзая чудовищ, отбрасывая их назад и с силой ударяя о стволы деревьев.
Вскоре все ургалы бесчувственными мешками уже валялись на земле, а Эрагона охватила вдруг такая усталость, что он не в силах был удержаться в седле и свалился под ноги Сапфире. Мысли путались, в ушах стоял звон, и, с трудом различая морду наклонившейся над ним драконихи, он наконец понял, что означали слова Брома о том, что в колдовстве можно зайти и «слишком далеко». Энергия, необходимая, чтобы победить и отшвырнуть прочь двенадцать ургалов, потребовалась немыслимая. Эрагон в ужасе чувствовал, что слабеет, и тщетно пытался сохранить ясность мыслей.
Краешком глаза он заметил, что один из ургалов уже пытается встать, опираясь на меч. Эрагон хотел было предупредить Сапфиру, но у него не хватило сил. «Нет…» — слабо шевельнулась мысль и тут же угасла. Ургал стал очень осторожно подкрадываться к Сапфире, вот он уже благополучно миновал её хвост и приготовился нанести удар прямо в шею. «Нет!» — мысленно вскричал Эрагон, и Сапфира резко обернулась. Её страшная морда оказалась прямо перед противником. Она злобно зарычала, выпустила огромные когти… и вскоре все вокруг было залито кровью разорванного надвое ургала.
В последний раз свирепо щёлкнув окровавленными челюстями, Сапфира вернулась к Эрагону, осторожно взяла зубами его безвольное тело, ещё разок рыкнула и взлетела. Эрагона со всех сторон обступила сплошная полная боли чернота. Шелест драконьих крыльев и мерный полет усыплял, и Эрагон перестал сопротивляться дурноте и боли, погрузившись в какой то тупой транс.
Когда Сапфрира наконец опустилась на землю, Эрагон едва сознавал, что ещё жив, но все же слышал, не разбирая слов, что Бром с драконихой о чем то спорят. Вскоре договорённость, видимо, все же была достигнута, потому что Сапфира снова взлетела.
И тут Эрагона наконец одолел благословенный сон, накрывший его точно тёплым одеялом.