Глава 33. След масла — Книга Эрагон 1

И о чем я только думал! — ужасался Эрагон утром. Голова раскалывалась от боли, язык, казалось, распух, вкус во рту был отвратительный. Под полом заскреблась крыса, и Эрагон поморщился.
«Ну, и как мы себя чувствуем?» — насмешливо осведомилась Сапфира откуда-то издалека.
Но Эрагону было не до шуток.
Через несколько минут с кровати со стоном скатился Бром. Он вылил себе на голову кувшин холодной воды и куда-то направился. Эрагон поспешил за ним.
— Ты куда идешь? — спросил он.
— Мне нужно привести себя в порядок, — буркнул Бром.
— Мне тоже, — сказал Эрагон и вскоре понял, как именно Бром намерен «приводить себя в порядок».
Нужно было влить в себя огромное количество очень горячего чая, чередуя его с холодной водой и бренди. Когда они вернулись в номер, Эрагон соображал уже гораздо лучше.
Бром разгладил на груди смятую рубаху, заправил ее в штаны и пристегнул к поясу меч.
— Начнем с того, что зададим местным жителям несколько ничего вроде бы не значащих вопросов. Я хочу выяснить, где именно причаливают суда, доставляющие в Драс-Леону масло сейтр, и откуда оно развозится в другие города. Нам надо найти таких людей, портовых рабочих, грузчиков или перевозчиков, которые с этим как-то связаны, и постараться вызвать на разговор хотя бы одного из них.
Покинув «Золотой глобус», они стали искать причал, V которого могли разгружать столь дорогостоящий груз. В центральной части Драс-Леоны все улицы как бы всползали на холм, к дворцу, построенному из полированных гранитных плит. Дворец возвышался надо всеми остальными домами, исключая храм.
Они подошли ближе. Двор этого поистине королевского дворца был выложен мозаикой из перламутровых раковин, а стены в некоторых местах инкрустированы золотом. В нишах стояли статуи из черного камня, сжимавшие в холодных дланях курильницы с благовониями. Через каждые десять шагов у ограды торчал часовой, внимательно следивший за прохожими.
— Господи, чей это дворец? — спросил оробевший Эрагон.
— Маркуса Табора, правителя Драс-Леоны. Он подчиняется только самому королю да собственной совести, которая, впрочем, в последнее время по большей части спит, — сказал Бром.
Они обошли дворец вокруг, заодно рассматривая и соседние тоже богато украшенные дома.
К середине дня они, так ничего полезного и не узнав, решили перекусить.
— Драс-Леона — слишком большой город, чтобы стоило прочесывать его вместе, — сказал Бром. — Пожалуй, надо разделиться. А вечером встретиться в «Золотом глобусе». — Он быстро глянул на Эрагона из-под кустистых бровей. — Надеюсь, ты никаких глупостей не натворишь?
— Не натворю, — пообещал Эрагон.
Бром сунул ему несколько монеток и быстро пошел прочь.
Весь оставшийся день Эрагон вел бесконечные беседы с хозяевами лавок и портовыми рабочими, стараясь вести себя учтиво и даже подобострастно. Расспросы завели его сперва в один конец города, потом заставили вернуться, но никто, казалось, никогда даже не слышал о масле сейтр. Но куда бы Эрагон ни пошел, ему казалось, что огромный храм, насупив брови, неустанно следит за ним, и невозможно скрыться от его бдительного ока.
Наконец он все-таки разыскал человека, который помогал грузить масло сейтр на корабль и помнил, к какому причалу оно было доставлено. Эрагон, страшно собой довольный, сбегал посмотреть на этот причал, а потом вернулся в «Золотой глобус», но все равно пришел туда почти на час раньше Брома. Старик так устал, что даже прихрамывал немного.
— Ну, удалось тебе что-нибудь узнать? — спросил Эрагон. Бром нахмурился:
— Похоже, здешний губернатор чересчур активно пользовался предоставленной ему свободой действий, и Гальбаторикс в итоге решил пожаловать сюда собственной персоной и дать ему урок. Впервые за последние десять лет наш король решился покинуть Урубаен.
— Как ты думаешь, а о нас он знает? — спросил Эрагон.
— Разумеется, знает, но, я думаю, ему еще не сообщили, где именно мы находимся. Если бы он и это знал, раззаки нас бы уже схватили. И это означает, что мы в любом случае должны покончить со своими делами до прибытия Гальбаторикса. Нам не стоит находиться ближе чем в двадцати лигах от него. Единственное, что нам на руку — раззаки наверняка проявят себя, потому что будут готовиться к прибытию короля.
— Мне, конечно, хочется до этих раззаков добраться, — сказал Эрагон, сжимая кулаки, — но с королем сражаться я вовсе не собирался. Ведь он только слово скажет — и нас на куски разорвут.
Похоже, подобная перспектива развеселила Брома.
— Отлично сказано! Ты наконец начинаешь проявлять осторожность! И ты совершенно прав: у тебя нет ни малейших шансов на победу в схватке с Гальбаториксом. А теперь рассказывай, что узнал сегодня. Возможно, это подтвердит услышанное мною. Эрагон пожал плечами:
— Сперва по большей части всякую ерунду. Но потом мне удалось найти человека, который показал, где разгружали масло. Самый обыкновенный старый пакгауз. А больше ничего полезного я не узнал.
— Ну, я тоже это узнал и даже сходил на причал и поговорил с грузчиками. И довольно быстро выяснил, что этот драгоценный груз был отправлен прямиком во дворец Маркуса Табора.
— А потом ты вернулся в гостиницу, — вставил Эрагон.
— Ничего подобного! — тряхнул головой Бром. — И не перебивай, пожалуйста. Потом я пошел во дворец и устроился там на службу! В качестве сказителя. Несколько часов я старательно очаровывал обитателей замка и слуг всякими песнями и сказками — не забывая, разумеется, задавать им вопросы. — Бром вытащил трубку, набил ее табаком и неторопливо раскурил. — Просто удивительно, как много всего знают слуги! Я, например, узнал, что у Маркуса три любовницы и все они живут в одном и том же крыле дворца. Однако, помимо подобных страшно интересных вещей, я совершенно случайно выяснил, куда из дворца Табора переправляют масло сейтр.
Эрагон даже дыхание затаил.
— И куда же? — выдохнул он.
Бром затянулся и выпустил кольцо дыма.
— Это, разумеется, не в городе. Каждое полнолуние двух рабов посылают к подножию Хелгринда с запасом провизии на целый месяц. И как только в Драс-Леону прибывает очередная партия масла, ее отсылают вместе с этими рабами. И больше их никто и никогда не видит. А если кто-то вздумает за этими рабами последовать, то и сам исчезает без следа.
— А я думал, торговля рабами была прекращена еще при Всадниках, — тихо сказал Эрагон.
— К сожалению, она снова расцвела, когда к власти пришел дорогой Гальбаторикс.
— Значит, раззаки скрываются в Хелгринде. — И Эрагон припомнил мрачные скалы, похожие на замок злодея.
— Там или где-то поблизости.
— Если они в Хелгринде, — продолжал вслух размышлять Эрагон, — то либо у его подножия, в какой-нибудь норе и под защитой тяжелой каменной двери, либо гораздо выше, и на такой высоте, какой способны достигнуть разве что птицы или Сапфира. Или те твари, на которых они тогда улетели… В общем, в самом низу или на самом верху. И логово их наверняка хорошо замаскировано. — Он минутку подумал. — А если мы с Сапфирой отправимся на разведку и облетим вокруг Хелгринда… Нет, раззаки нас заметят — не говоря уж о жителях Драс-Леоны.
— Да, пожалуй, не стоит, — согласился Бром. Эрагон нахмурился и предложил:
— А если попробовать проникнуть туда под видом этих двух рабов? Полнолуние совсем скоро, так что их отправят туда с очередным запасом провизии. Это дало бы нам прекрасную возможность подобраться к раззакам совсем близко.
Бром задумчиво подергал себя за бороду и сказал:
— Во всяком случае, это шанс. Но что, если рабов убивают издалека? Мы можем оказаться в очень затруднительном положении. Ведь мы-то раззаков издали увидеть не сможем, а они нас смогут!
— Но мы же не уверены, что этих рабов так уж сразу и убивают, — возразил Эрагон.
— Я уверен, — заверил его Бром, и глаза его сумрачно сверкнули. — Но идея весьма заманчивая… Если еще и Сапфиру где-нибудь поблизости спрятать, а еще… — Он умолк, не договорив. — Вообще-то может сработать.
Но надо действовать очень быстро. Тем более что сюда едет король, и времени у нас в обрез.
— Так, может, нам отправиться в Хелгринд и осмотреть там все при дневном свете, чтобы потом не угодить в какую-нибудь ловушку? — предложил Эрагон.
— Нет, завтра я снова отправлюсь во дворец Табора и выясню, как можно было бы занять место этих рабов. Постараюсь, конечно, действовать очень осторожно и никаких подозрений не вызвать, хотя если там есть шпионы и они меня узнали…
— Я просто поверить не могу, что мы почти их нашли! — тихо промолвил Эрагон, вспоминая разоренную ферму и лицо мертвого дяди. На щеках у него заходили желваки.
— Самое трудное, правда, еще впереди, но ты прав: кое-каких результатов мы все же добились, — сказал Бром. — А если фортуна нам улыбнется, то вскоре сможем и отомстить за смерть Гэрроу. Да и вардены избавятся от очень опасного врага. Ну, а что будет дальше, целиком зависит от тебя.
Эрагон тут же мысленно связался с Сапфирой и ликующим тоном сообщил ей:
«Мы, кажется, нашли логово раззаков!»
«Где?»
Он быстро объяснил ей.
«Значит, Хелгринд, — задумчиво произнесла она. — Самое место для них».
Эрагон был полностью с ней согласен.
«А когда мы здесь со всем покончим, то, возможно, отправимся домой, в Карвахолл», — сказал он.
«Ты этого хочешь? — удивилась Сапфира. — Хочешь вернуться к прежней жизни? Ты же должен понимать, что стал взрослым и к прошлому нет возврата! И в итоге тебе все равно придется выбирать жизненный путь. Если ты останешься со мной, то выхода два: либо всю жизнь скрываться, либо встать на сторону варденов. Если, конечно, ты не решишь присоединиться к Гальбаториксу — но на это никогда не соглашусь я сама».
«Если уж мне придется выбирать, то я, конечно, предпочту связать свою судьбу с варденами. Тебе это и так прекрасно известно».
«Пожалуй, но иногда желательно все же услышать это из твоих собственных уст».
И Сапфира умолкла, предоставив Эрагону возможность сколько угодно думать над ее последними словами.