Глава 44. Река Рамр — Книга Эрагон 1

Они заставили себя подняться чуть свет, в серых сумерках. Эрагон дрожал от утреннего холода, но больше всего беспокоился о девушке.
— Как же мы ее повезем? Она не может несколько дней подряд ехать верхом на Сапфире — у той слишком твердая и острая чешуя, а бедняжка и так вся изранена. А в лапах ее нести Сапфира долго не сможет: во-первых, она от этого быстро устанет, а во-вторых, ей трудно приземляться. И волокушу тоже использовать нельзя: в такой местности мы ее мигом разнесем в щепки, да и коней она сильно тормозить будет.
Муртаг, седлая Торнака, предложил:
— Тогда ты можешь полететь на Сапфире, а девицу можно привязать к седлу Сноуфайра. Вот только вряд ли ее ранам будет от этого намного лучше.
«У меня есть решение, — неожиданно вмешалась в их разговор Сапфира. — А что, если привязать девушку ко мне снизу? К моему брюху? Тогда я смогу совершенно свободно лететь, да и она будет в большей безопасности, чем в седле. Единственная опасность — если в нас вздумают стрелять из луков, но в таком случае мне ничего не стоит подняться так высоко, что никакая стрела не достанет».
Идея пришлась по вкусу. Сложив пополам одно из одеял, Эрагон плотно завернул в него хрупкое тело эль-фийки. Друзья пожертвовали и остальными одеялами, а также запасной одеждой, чтобы как следует привязать девушку к могучему телу Сапфиры. Критически оглядев плоды своих трудов, Эрагон покачал головой:
— Боюсь, все это быстро перетрется о чешую.
— Ничего, мы будем время от времени проверять, крепко ли держится Сапфирина ноша, — утешил его Муртаг.
«Ну что, в путь?» — спросила Сапфира, и Эрагон повторил ее вопрос вслух.
Глаза Муртага как-то недобро блеснули, рот искривила усмешка, когда он глянул в ту сторону, откуда они пришли. На горизонте был явственно виден дым над лагерем их преследователей.
— Ну что ж, — сказал он, — я всегда любил бегать наперегонки!
— Вот и побежим, собственную жизнь спасая! — подхватил его мрачную шутку Эрагон.
Муртаг, не говоря больше ни слова, взлетел в седло и погнал Торнака в сторону пустыни. Эрагон на Сноуфайре не отставал. Сапфира вместе с девушкой умчались вперед, дракониха летела довольно низко, чтобы ее не увидели в лагере. Впереди лежал долгий путь к пустыне Хадарак.
Эрагон все время внимательно следил, нет ли за ними погони, но думал только о спасенной ими девушке. Эльфы! С ними летит настоящий эльф! Интересно, что бы сказал на это Роран. Эрагону вдруг пришло в голову, что, если он когда-нибудь вернется в Карвахолл, ему будет нелегко убедить кого бы то ни было, что все это с ним действительно случилось.
Весь день Эрагон и Муртаг гнали коней по равнине, не обращая внимания ни на усталость, ни на голод. Кони, конечно, тоже очень устали, и юноши время от времени спрыгивали с седел и бежали рядом, давая Торнаку и Сноуфайру хоть немного отдохнуть. Останавливались они за весь день только дважды и ненадолго: только чтобы дать коням поесть и напиться.
Хотя теперь преследователи остались далеко позади, им все равно приходилось обходить стороной каждое селение, чтобы избежать нового столкновения с отрядом воинов. Каким-то образом все тамошние гарнизоны были подняты по тревоге и повсюду выставлены сторожевые посты. Дважды они чуть не попали в засаду, избежав этого лишь благодаря Сапфире, которая сумела учуять впереди вооруженных людей. После второй подобной неприятности они стали вообще избегать дорог.
Очертания каменистой равнины несколько смягчились в сумерках, когда вечер набросил на небеса свой темный плащ. Но Эрагон и Муртаг не остановились и ночью, безжалостно погоняя коней и отмеривая милю за милей. И наконец среди ночи земля точно вдруг вздыбилась перед ними — это были первые дюны, густо поросшие кактусами.
Муртаг указал вперед:
— Вон там, в нескольких лигах отсюда, город Булб-ридж, и там нас определенно уже поджидают. Надо попытаться проскользнуть мимо всех постов, пока темно.
Через три часа они увидели над пустыней соломенно-желтый свет — уличные фонари Булбриджа и горевшие вокруг города сторожевые костры. Эрагон и Муртаг обмотали мечи плащами, чтоб не звенели, спешились и повели коней в поводу, осторожно обходя Булбридж по широкой дуге и внимательно прислушиваясь к каждому звуку, чтобы нечаянно не наткнуться на сторожевой пост.
Наконец город остался позади, и Эрагон вздохнул с облегчением. По небу уже разливалась заря, остывший за ночь воздух стал теплее. На вершине холма они остановились, чтобы оглядеться. Слева была река Рамр, но она же виднелась и справа, делая петлю милях в пяти от них, а потом текла дальше на юг, снова делая петлю и поворачивая уже на запад. Оказалось, что за прошедшие сутки они отмахали не меньше шестнадцати лиг.
Эрагон благодарно обнял Сноуфайра за шею и предложил Муртагу:
— Давай поищем какую-нибудь пещеру или укромную низинку, где можно было бы спокойно поспать.
Они остановились в небольшой можжевеловой рощице и, едва отвязав от терпеливо выжидавшей Сапфиры девушку и уложив ее поудобнее, рухнули на подстеленные одеяла.
— Я подежурю первым, — сказал Муртаг, — а тебя разбужу часа через два. — Эрагон что-то пробормотал в знак согласия и с головой накрылся одеялом.
К вечеру оба опять совершенно вымотались, но тем не менее готовы были продолжать путь. Когда после короткой передышки они собирались отправиться дальше, Сапфира заметила: «Сегодня уже третья ночь с тех пор, как мы бежали из Гиллида, а эта девушка так и не приходила в себя. И ничего не ела и не пила. Я знаю об эльфах очень немного, но она кажется такой хрупкой… По-моему, она просто не выживет, если и дальше даже пить не будет!»
— В чем дело? — спросил Муртаг, выглядывая из-за Торнака.
— Сапфира беспокоится, что девушка до сих пор без сознания и ничего даже не пила, — пояснил Эрагон. — Я, конечно, отчасти залечил ее раны, но это, похоже, не очень-то ей помогло.
— Может, этот шейд что-то сотворил с ее душой? — предположил Муртаг.
— Возможно. Но я не знаю, как ей помочь!
Муртаг опустился возле прекрасной эльфийки на колени и внимательно ее осмотрел, потом покачал головой и встал.
— Мне кажется, она просто спит. И довольно спокойным сном. И по-моему, ее можно легко разбудить просто словом или прикосновением, но тем не менее она не желает просыпаться. Может быть, такой сон эльфы нарочно вызывают, чтобы избежать лишних страданий? Но если это так, то почему она никак не просыпается? Ведь теперь ей уже ничто не грозит.
— Но знает ли она об этом? — тихо сказал Эрагон. Муртаг положил руку ему на плечо:
— Ничего, с этим мы разберемся позже. А теперь надо ехать дальше, иначе мы рискуем потерять все, что сумели выиграть за это время. Потом ты сможешь сколько угодно заниматься ее здоровьем — мы специально для этого остановимся и устроим себе отдых.
— Нет, кое-что я сделаю все же прямо сейчас, — сказал Эрагон и, намочив тряпицу, выжал несколько капель воды на прелестные крепко сжатые губы девушки. Он проделал это еще несколько раз, любуясь ее прямыми бровями и длинными загнутыми ресницами. В эти минуты он чувствовал себя сильным и смелым — настоящим защитником!
Они петляли меж холмов, избегая подниматься на вершины, чтобы их не заметили часовые. По той же причине осталась на земле и Сапфира. Несмотря на свои гигантские размеры, она была очень ловка, вынослива и двигалась совершенно бесшумно, только ее хвост, тянувшийся за ней точно толстая синяя змея, издавал довольно громкое шуршание.
Небо на востоке посветлело. Взошла утренняя звезда Айедейл, и вскоре они достигли обрывистого берега реки Рамр. Внизу виднелись груды выброшенного мусора и плавника. Поток дико ревел, разбиваясь о валуны и срывая нависшие над водой ветви деревьев.
— Добрались! — крикнул Эрагон, перекрывая шум воды.
— Да! — кивнул Муртаг. — Теперь надо брод найти. «Нет необходимости, — сказала Эрагону Сапфира. — Я легко смогу перенести на другой берег».
Эрагон задумчиво посмотрел на ее темно-синий бок и спросил:
«А как насчет лошадей? Мы же не можем оставить их здесь! А тебе их не поднять».
«Если они не станут вырываться, то смогу перенести и их. Если уж я могла увертываться от стрел с тремя людьми на спине, то уж, конечно, смогу и какую-то лошадь через реку перенести!»
«Охотно тебе верю, но давай лучше не будем пробовать, пока в том не будет особой необходимости, — сказал Эрагон. — Это слишком опасно».
Сапфира заглянула в воду с обрыва.
«Но мы же не можем просто так торчать тут и зря терять время, верно?» — заявила она и стала спускаться вниз. Эрагон последовал за ней, ведя под уздцы Сноуфайра. Они подошли почти к самой воде, темной и бегущей очень быстро. Над рекой стлался белесый туман, и противоположный берег разглядеть было невозможно. Муртаг кинул в поток ветку и смотрел, как вода уносит ее, безжалостно крутя и подбрасывая.
— Глубоко тут, как ты думаешь? — спросил Эрагон.
— Кто его знает! — с тревогой ответил Муртаг. — А ты не можешь с помощью своей магии выяснить, далеко ли тот берег?
— Не знаю… Может быть, попробовать осветить тот берег?
И тут Сапфира взлетела и медленно проплыла над водами Рамра. Очень скоро она сообщила Эрагону: «Я на том берегу. Ширина реки примерно полмили.
— Место выбрано чрезвычайно неудачно! Вам не переправиться. Поблизости излучина, так что здесь у реки наибольшая ширина».
— Полмили! — воскликнул Эрагон. И рассказал Муртагу о предложении Сапфиры перенести их на ту сторону.
— Я бы не стал рисковать лошадьми, — сказал Муртаг. — Торнак не настолько привык к Сапфире, как Сноуфайр. Он может испугаться и поранить и себя, и ее. Попроси Сапфиру поискать отмель или место поуже, где мы могли бы спокойно переплыть реку. Если в пределах мили в ту и другую сторону такого места не найдется, тогда, наверное, придется ей нас переносить.
Пока Сапфира занималась поисками брода, они съели по куску хлеба, прислонившись к бокам своих усталых коней. Вскоре Сапфира вернулась, мягко шурша бархатистыми крыльями.
«Повсюду очень глубоко, и течение одинаково сильное что вверх, что вниз по реке», — сообщила она.
Когда Эрагон передал это Муртагу, тот сказал:
— Хорошо, тогда я переправлюсь первым и приму лошадей. — Он вскочил на спину драконихи. — Ты поосторожней с Торнаком. Он со мной уже много лет, и я не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось.
Вскоре Сапфира вернулась, и Эрагон подвел к ней Торнака, не обращая внимания на его тревожное ржание. Сапфире пришлось сесть на задние лапы, чтобы передними обхватить коня поперек туловища. Эрагон, заметив, какими огромными у нее стали когти, заботливо поправил на Торнаке седло и попону, чтобы прикрыть ему брюхо — на всякий случай. Потом он махнул драконихе рукой, и Торнак испуганно всхрапнул, пытаясь вырваться, но Сапфира держала крепко. Конь бешено вращал глазами с расширившимися от ужаса зрачками. Эрагон попытался мысленно его успокоить, но охватившая коня паника мешала ему воспринимать чьи-то увещевания. Не обращая внимания на вырывающегося коня, Сапфира высоко подпрыгнула, оттолкнувшись мощными задними ногами — только камни во все стороны полетели, — и крылья ее мучительно напряглись: ноша все-таки была для нее тяжеловата. В какое-то мгновение Эрагону даже показалось, что она упадет на землю, но она все же взлетела, Торнак пронзительно закричал и забил копытами — звук был такой, словно металлом скребли по металлу.
Эрагон выругался, опасаясь, что кто-нибудь может услышать эти звуки и конское ржание.
«Ох, Сапфира, пожалуйста, поторопись!» — попросил он ее, прислушиваясь и уже ожидая появления воинов с факелами. И действительно: вдали он разглядел цепочку всадников, спускавшихся с холма.
Как только Сапфира вернулась, он тотчас же подвел к ней Сноуфайра.
«Эта глупая лошадь, что принадлежит Муртагу, все еще бьется в истерике! — презрительно сообщила ему Сапфира. — Ему даже пришлось ее привязать!» Ловко схватив Сноуфайра, она потащила его через реку, не обращая ни малейшего внимания на громкие протесты жеребца.
Эрагон посмотрел ей вслед и вдруг почувствовал себя ужасно одиноким в этой непроглядной ночи.
Наконец Сапфира вернулась. Еще мгновение — и они оказались на том берегу. Как только лошади немного успокоились, они поправили седла и снова помчались, держа путь к далеким Беорским горам. Вокруг уже вовсю распевали птицы, готовясь к встрече нового дня.
Эрагон умудрился даже немного задремать в седле. Впрочем, и Муртаг то и дело клевал носом, почти выпустив из рук поводья, и только бдительность Сапфиры не давала им сбиться с курса.
Вскоре земля стала мягкой, копыта лошадей утопали в ней, и пришлось остановиться. Солнце было в зените. Река Рамр осталась далеко позади — тонкая извилистая линия, сверкающая в солнечных лучах.
Они достигли границ пустыни Хадарак.