Глава 51. Слава Тронжхайма — Книга Эрагон 1

Эрагон вздрогнул и открыл глаза: Сапфира громко за рычала. Оказалось, что она спит, но веки ее подрагивают, а верхняя губа раздраженно приподнята, как будто она снова собирается зарычать. Он улыбнулся и тут же вздрогнул: дракониха опять зарычала.
Наверное, ей что-то снится, подумал он и, минутку подождав, осторожно выбрался из-под ее крыла, встал и с наслаждением потянулся. В комнате было довольно прохладно. Муртаг лежал на спине в дальнем углу, и глаза его были закрыты.
Услышав шаги Эрагона, Муртаг шевельнулся и сел.
— Доброе утро, — тихо сказал он.
— Ты давно проснулся? — тоже тихо спросил Эрагон.
— Недавно. Удивительно, что Сапфира своим рыком не разбудила тебя раньше.
— Я так устал, что и грома бы, наверное, не услышал, — усмехнулся Эрагон и сел рядом с Муртагом, прислонившись к стене. — Не знаешь, который теперь час?
— Нет. Да и как это здесь определишь?
— Никто не приходил?
— Пока нет.
Они сидели не двигаясь и не произнося больше ни слова. «А ведь мы здорово успели привязаться друг к другу, — думал Эрагон. — Я ношу меч его отца, а ведь это он должен был унаследовать Заррок! Мы с ним во многом схожи, но, с другой стороны, мы совершенно разные — и по внешнему виду, и по воспитанию. — Он вдруг вспомнил об ужасном шраме на спине Муртага и даже вздрогнул. — Каким должен быть человек, способный нанести такую рану ребенку?! Собственному ребенку!»
Тут Сапфира подняла голову, захлопала глазами, прогоняя остатки сна, понюхала воздух и широко зевнула, высунув загнутый крючком язык.
«Что-нибудь случилось? — спросила она, и Эрагон отрицательно покачал головой. — Надеюсь, сегодня мне достанется что-нибудь побольше вчерашнего жалкого кусочка мяса. Я так проголодалась, что, кажется, стадо коров бы проглотила!»
«Да накормят они тебя, не беспокойся».
«Хорошо бы». Видимо, дракониха больше ни о чем не могла думать, кроме еды, и уселась возле двери в ожидании завтрака, от нетерпения чуть подрагивая хвостом.
Эрагон закрыл глаза, наслаждаясь отдыхом, и снова задремал. Потом встал, походил по комнате и от нечего делать стал рассматривать один из светильников. Он был изготовлен из целого куска стекла и имел каплевидную форму. Размером он был раза в два больше лимона. Внутри него ровно сиял синий свет. «Да, сделано весьма искусно», — восхитился Эрагон.
В коридоре послышались голоса, дверь отворилась, и в комнату вошел небольшой отряд воинов, человек двенадцать. Первый чуть не упал, споткнувшись на ровном месте при виде Сапфиры. Следом за воинами вошли Орик и лысый колдун, который тут же неприязненно заявил:
— Вас требует к себе Аджихад, предводитель варде-нов. Поедите позже, если не хотите жевать на ходу.
Эрагон и Муртаг стояли плечом к плечу, настороженно наблюдая за лысым.
— Где наши кони? И когда мне вернут меч и лук? — спросил Эрагон.
Лысый бросил на него надменный взгляд:
— Вам вернут оружие, как только Аджихад сочтет это возможным, не раньше. Что же касается коней, то они ждут вас в тоннеле. Пошли!
Он повернулся и направился к двери, но Эрагон быстро спросил:
— А как Арья? Лысый остановился:
— Не знаю. Она все еще у целителей. — Он вышел из комнаты, и гном Орик последовал за ним.
Один из воинов махнул рукой Эрагону:
— Теперь ты.
Эрагон вышел в коридор, за ним — Сапфира и Муртаг. Они опять прошли мимо статуи странного пернатого животного и вскоре добрались до того просторного тоннеля, через который попали внутрь горы. Лысый уже ждал их, а Орик привел Торнака и Сноуфайра.
— Поедете друг за другом прямо по центру, — приказал лысый. — Если попытаетесь свернуть, вас тут же остановят.
Эрагон хотел было взобраться на спину Сапфире, но лысый закричал:
— Нет! Садись на коня! Когда я скажу, тогда и пересядешь!
Эрагон пожал плечами и вскочил в седло, на всякий случай предупредив мысленно Сапфиру:
«Постарайся быть рядом: мне может понадобиться твоя помощь».
«Конечно!» — ответила она и двинулась следом за ним.
Муртаг на Торнаке поехал за нею. Должно быть, зрелище было весьма своеобразное, потому что лысый колдун довольно долго смотрел им вслед, потом подал знак воинам, и те, разбившись на две группы, прижимаясь к стенам и стараясь держаться как можно дальше от Сапфиры, потянулись за ними. Орик и лысый, обогнав Эра-гона, возглавили эту небольшую процессию.
Они направлялись прямо в сердце горы. Подковы лошадей гулко стучали по каменному полу, и по тоннелю разносилось гулкое эхо. Никто им не встретился, хотя в гладких стенах иногда попадались двери и даже ворота, но все они были закрыты.
Эрагон в очередной раз поразился размерам тоннеля, с поразительным мастерством вырубленного в толще горы — стены, потолок и пол были отделаны даже с изяществом, и, насколько он мог судить, сам тоннель ни на дюйм не отклонялся от заданного направления.
Шли они долго, и Эрагон со все возрастающим нетерпением ждал встречи с Аджихадом. Предводитель варденов всегда считался фигурой весьма таинственной. Он поднялся к власти почти двадцать лет назад и с тех пор вел жестокую борьбу с королем Гальбаториксом. Никто, впрочем, не знал, ни откуда он родом, ни как он выглядит. Ходили слухи, что Аджихад — великий стратег и суровый военачальник. Памятуя об этой его репутации, Эрагон немного тревожился, но решил, что, раз Бром так доверял варденам и даже служил им, можно не бояться встречи с их предводителем.
Снова увидев Орика, он тут же принялся размышлять об отношениях, сложившихся между гномами и варденами. Этот великолепный тоннель был явно создан гномами — никто иной не умеет так работать с камнем; но вот вопрос: заключили ли гномы союз с варденами или просто укрывают их здесь? И что это за «король», о котором несколько раз упоминал Орик? Может, он имел в виду Аджихада? Вряд ли… Теперь Эра-гон понимал, каким образом вардены столько лет оставались необнаруженными. Еще бы, ведь они скрывались под землей, вернее, под горой! Но где же тогда эльфы? Где прячется этот чудесный народ?
Лысый колдун уже почти час вел их по тоннелю, не останавливаясь и никуда не сворачивая. «Мы, наверное, целую лигу проехали, — думал Эрагон. — Неужели всю гору насквозь пройдем?» Наконец впереди забрезжил слабый свет. Эрагон напряг зрение, стараясь определить его источник, но он был все еще очень далеко.
Постепенно свет становился ярче, и теперь уже можно было разглядеть усыпанные рубинами и аметистами толстые мраморные колонны, рядами стоявшие вдоль стен. Между колоннами свисали многочисленные светильники, а основания колонн были украшены золотым узором — точно расплавленная золотая нить, вделанная в мрамор. Эрагон никогда не видал такой сложной техники. Капители колонн представляли собой огромные каменные головы воронов с полураскрытыми клювами. А прямо перед ними, в конце коридора, виднелись высоченные черные двустворчатые двери, отделанные сияющими изображениями серебряной короны с семью зубцами, торчащими в разные стороны.
Лысый остановился, поднял руку и, повернувшись к Эрагону, сказал:
— Теперь можешь пересесть на своего дракона. Но даже не пытайся никуда улететь! За тобой будут следить, так что помни, кто ты и где находишься!
Эрагон перебрался Сапфире на спину, и она тут же сообщила ему:
«Похоже, нас хотят кому-то показать, но чтобы мы сами его не видели».
«Ладно, посмотрим. Жаль только, что мне Заррок не вернули», — сказал Эрагон, поудобнее устраиваясь в седле и затягивая ремни на ногах.
«Может, оно даже и лучше, если главный варден не увидит тебя, опоясанного мечом Морзана?» — заметила Сапфира.
«Наверное, ты права», — согласился с ней Эрагон.
— Я готов, — сообщил он лысому.
— Хорошо, — ответил тот, и они с Ориком отошли от Сапфиры в стороны, так что она как бы оказалась во главе всей процессии. — Подойдите к дверям и, когда они растворятся, медленно следуйте прямо.
Сапфира не спеша приблизилась к черной двери. Ее чешуя посверкивала в свете ламп, посылая синие отблески на белый мрамор колонн. Эрагон старался дышать как можно глубже и не волноваться.
Двери без предупреждения распахнулись на невидимых петлях, и, по мере того как расширялся просвет меж створками, в тоннель устремлялись потоки солнечного света, слепя и Сапфиру, и Эрагона. Эрагон даже зажмурился, а когда вновь открыл глаза, охнул от изумления.
Они находились внутри гигантского вулканического кратера. Стены его, возносясь вверх, постепенно сужались до маленького отверстия с зубчатыми краями, расположенного так высоко, что Эрагон решил: до него никак не меньше двенадцати миль! Сквозь отверстие и проникали солнечные лучи, освещавшие центральную часть кратера, остальная его часть была похожа на огромную сумрачную пещеру.
Дальняя ее сторона расплывалась в неясной синеве и была, казалось, милях в десяти от них. Высоко над ними свисали какие-то странные сосульки, очень толстые и длинные, похожие на сверкающие мечи и кинжалы. Эрагон теперь уже знал — по собственному опыту, — что даже Сапфире не подняться на такую высоту, как вершина этого кратера. Внизу стены пещеры поросли самыми обыкновенными мхами и лишайниками.
Эрагон опустил глаза и вдруг увидел перед собой широкую дорогу, вымощенную булыжником. Она начиналась прямо от черной двери и вела к центру кратера, где возвышался какой-то снежно-белый холм, сверкавший, как самоцвет, и отбрасывавший на стены кратера тысячи разноцветных лучиков. Размером холм достигал лишь десятой части высоты кратера, но тоже был весьма высок — не меньше мили, как показалось Эрагону.
Тоннель, по всей видимости, здесь и заканчивался. Озираясь вокруг, Эрагон вдруг услышал басовитый голос Орика:
— Смотри, смотри хорошенько, человек! Ни один Всадник не видел этого уже более сотни лет! Эта гора, внутри которой мы сейчас стоим, называется Фартхен Дур — эту пещеру нашел много тысяч лет назад Корган, наш великий прародитель, когда искал здесь золото. А то, что ты видишь в центре кратера, это Тронжхайм, город-гора, выстроенный нами из самого лучшего в мире мрамора! Тронжхайм — наивысшее достижение нашего искусства и мастерства.
Город-гора!
Створки черных дверей снова заскрежетали и замерли.
И Эрагон увидел целую толпу людей!
Он был настолько поражен открывшимся ему зрелищем, что и не заметил, сколько людей столпилось у выхода из тоннеля. Они выстроились по обе стороны дороги — и люди, и гномы, и еще какие-то существа! Их были сотни, тысячи, десятки тысяч! И все лица были обращены к Эрагону, все глаза смотрели только на него. И все уста молчали.
Эрагон в страхе ухватился за шип на спине Сапфиры. Он был совершенно растерян. Перед ним стояли дети в грязных рубашонках, суровые мужи с загрубелыми, покрытыми шрамами руками, женщины в домотканых платьях, низенькие широкоплечие гномы, перебиравшие пальцами длинные бороды. И у всех на лицах было одно и то же напряженное выражение — такое бывает у измученной загнанной жертвы, понимающей, что хищник уже рядом и нет никакой возможности убежать.
Капля пота скатилась от виска по щеке Эрагона, но он не посмел даже вытереть ее.
«Что же мне делать, Сапфира?»
«Улыбайся, помаши им рукой — да что угодно!» — посоветовала она.
Эрагон попробовал улыбнуться, но вместо улыбки получилась гримаса. Тогда, собрав все свое мужество, он поднял руку в приветствии и слегка помахал ею. Толпа продолжала молча смотреть на него. И он, вспыхнув от растерянности, опустил руку и потупился.
И вдруг чей-то одинокий приветственный крик разорвал гробовую тишину, потом кто-то громко захлопал в ладоши, и через несколько мгновений в толпе поднялся ураган криков — на Эрагона точно обрушилась могучая волна.
— Очень хорошо! — произнес у него за спиной лысый колдун. — А теперь — вперед!
Эрагон с облегчением вздохнул, уселся поудобнее и весело спросил у Сапфиры:
«Ну что, поехали?»
Она дугой выгнула шею и двинулась вперед. Когда они поравнялись с первыми рядами людей, она, высокомерно глянув по сторонам, выдохнула несколько клубов дыма, и толпа примолкла, отступила назад, но продолжала приветственно шуметь. Сапфире это явно понравилось, и она снова выдохнула клуб дыма.
«Что-то ты больно разошлась», — проворчал Эрагон, но Сапфира лишь пренебрежительно махнула хвостом и ничего не ответила. А он продолжал с любопытством рассматривать встречающих. Здесь было значительно больше гномов, чем людей, и, как оказалось, многие из них смотрели на него с явным неодобрением. Некоторые даже поворачивались к нему спиной или же с каменными лицами уходили прочь.
Люди все выглядели очень крепкими и суровыми. У мужчин на поясе висели ножи или кинжалы, многие были в боевом облачении. Женщины держались гордо, с достоинством, но в их облике явственно ощущалась давняя усталость. Немногочисленные дети испуганно таращились на Эрагона. Он начинал понимать, что этим людям пришлось пройти через многие трудности и они готовы на все, чтобы защитить себя и своих детей.
Да, вардены нашли себе превосходное убежище! Стены Фартхен Дура были так высоки, что даже дракон не смог бы перелететь через них, а ворота не открыла бы и целая армия воинов — даже если б им и удалось обнаружить вход в тоннель.
Толпа следовала за Сапфирой и Эрагоном по пятам, держась, правда, на некотором расстоянии от дракона. По-прежнему взоры всех были устремлены на молодого Всадника. Обернувшись назад, Эрагон заметил, что и Муртаг не сводит с него глаз, он выглядел страшно напряженным и очень бледным.
Приблизившись к городу-горе, Эрагон обнаружил, что белый мрамор, из которого сооружен город, тщательно отполирован и ему искусственно придана форма округлого холма, словно его заливали сюда в расплавленном виде. В склонах «холма» виднелись многочисленные круглые окошки в резных рамах, и возле каждого окна висела цветная лампа, бросавшая на мрамор мягкий отсвет. Никаких башенок или дымовых труб видно не было. Два золотых грифона футов в тридцать высотой охраняли массивные ворота из бруса, на двадцать футов заглубленные в фундамент Тронжхайма. Рядом с грифонами возвышались мощные стропильные фермы, поддерживавшие высокий свод.
У самого основания Тронжхайма Сапфира остановилась, ожидая дальнейших указаний лысого колдуна. Но таковых не последовало, и она двинулась дальше, к воротам. Стены города-горы были украшены колоннами из кроваво-красной яшмы. Между колоннами застыли статуи неведомых существ.
Тяжелые створки ворот с грохотом растворились, влекомые невидимыми цепями. Перед ними открылся очередной коридор высотой в четыре этажа, ведущий прямо в центр Тронжхайма. Верхние три этажа его были прорезаны арочными проходами, за которыми виднелись темные тоннели, уходящие в глубь горы. В проходах толпились люди и гномы, с любопытством разглядывавшие Эрагона и Сапфиру. Такие же арочные проходы первого этажа были закрыты мощными дверьми. Между уровнями висели богато расшитые ковры с изображениями героических персонажей и батальных сцен.
Гром оглушительных приветствий грянул, как только Сапфира вступила под своды зала и прошла по нему вперед. Эрагон поднял руку, чем вызвал еще один взрыв восторженных криков, но заметил, что многие гномы не приняли участия в общих восторгах.
Зал был длиной, как ему показалось, в добрую милю и заканчивался аркой, обрамленной толстыми колоннами из черного оникса. Капителями этих мрачных колонн служили гигантские кристаллы желтого циркона метра в три высотой, отбрасывавшие целые каскады золотистых лучей. Сапфира прошла под аркой и остановилась, выгнув назад шею и глухо ворча.
Перед ними был округлый зал диаметром, наверное, в тысячу футов, стены его, постепенно сужаясь, поднимались к вершине Тронжхайма и были изрезаны арками — по одному ряду арок на каждом уровне города-горы. Пол был сделан из полированного сердолика, и в центре его был вырезан молот, обрамленный двенадцатью серебряными пентаграммами — точно такой же, как на шлеме Орика.
Из этого зала в разные стороны расходились четыре коридора, включая тот, по которому они только что прошли. Коридоры как бы делили Тронжхайм на четыре части. Справа и слева от того прохода, что был напротив Эрагона, виднелись высокие арки и уходящие куда-то вниз, в подземелье ступени. Боковые проходы были похожи друг на друга, как зеркальные отражения.
Потолок украшал звездный сапфир цвета кровавой зари и поистине чудовищного размера. В нем было, наверное, шагов тридцать в длину и почти столько же в высоту. Его коронка представляла собой полностью распустившийся цветок розы, резьба по камню была столь искусной, что цветок казался почти живым. Сапфир был окружен широким поясом горящих светильников, отбрасывавших вниз полосы яркого света. Сверкающие лучи, исходившие от звезды в глубине резного сапфира, делали его похожим на гигантский глаз, глядящий на них сверху.
Эрагон ошалело озирался. К подобному зрелищу он был совершенно не готов. Казалось, что такое чудо, как Тронжхайм, никак не могли создать смертные существа. Город-гора превосходил все, что он когда-либо видел. Вряд ли даже сам Урубаен мог сравниться с тем великолепием, которое предстало здесь его взору. Тронжхайм был поистине выдающимся памятником могущества, высочайшего искусства и упорного труда гномов!
Лысый колдун вышел вперед и сказал, обращаясь к Эрагону:
— Далее тебе придется идти пешком.
Из толпы раздались неодобрительные крики. Потом кто-то из гномов увел Торнака и Сноуфайра, а Эрагон слез со спины Сапфиры, но дальше пошел рядом с нею. Лысый вел их по сердоликовому полу к тому коридору, что находился справа.
Они прошли по нему пару сотен шагов и свернули в другой коридор, поменьше. Их по-прежнему сопровождал целый отряд воинов, хотя здесь и было уже довольно тесно для такого количества вооруженных людей. Коридор еще четыре раза круто повернул, и они оказались перед массивной дверью из кедрового дерева, явно очень древней, испятнанной черным. Лысый отворил ее, пропустив внутрь всех, кроме охраны.