Глава 52. Джоад Длинноног — Книга Эрагон 2 — Возвращение

Если б Роран умел читать, его бы поразило то, сколько замечательных книг собрано в этой комнате. Все стены кабинета были закрыты книжными шкафами. Но Рорана в данном случае интересовал лишь хозяин этого дома — высокий седой мужчина, стоявший у овального письменного стола. Роран решил, что это и есть Джоад. Седой мужчина выглядел не менее усталым, чем сам Роран; его морщинистое лицо казалось озабоченным и грустным; от волос через висок тянулся белесый страшный шрам. Рорану показалось, что перед ним человек со стальным характером, возможно, этот стальной стержень и спрятан в нем достаточно глубоко, но он там безусловно есть.
— Садитесь, прошу вас, — пригласил Джоад. — И попрошу без церемоний. — Он с любопытством рассматривал своих непрошеных гостей, пока те рассаживались по мягким кожаным креслам. — Могу я предложить вам абрикосового бренди и печенье? У меня, правда, маловато времени, и наша беседа будет краткой, но я прекрасно вижу: вы по крайней мере несколько недель были в пути, а я знаю, как хочется промочить горло после столь длительного путешествия.
Лоринг улыбнулся:
— Конечно. Немного бренди и в самом деле нам не повредит. Ты очень добр, господин мой.
— Мальчику только стакан молока, — быстро вставила Биргит.
— Конечно, конечно. — И Джоад позвонил в колокольчик, призывая дворецкого. Он дал ему соответствующие распоряжения и, спокойно откинувшись на спинку кресла, обратился к своим визитерам: — Видите ли, я оказался в странном положении: вы мое имя знаете, а мне ваши имена не известны.
— Молот, к вашим услугам, — тут же представился Роран.
— Мардра, к вашим услугам, — сказала Биргит.
— Келл, к вашим услугам, — поклонился Джоаду Нолфаврель.
— А я Балл и, к вашим услугам, — назвался Лоринг.
— Джоад, к вашим услугам, — в тон им ответил с поклоном Джоад. — Итак, Рольф передал мне, что у вас есть какое-то деловое предложение. Однако я должен честно сообщить, что я не в том положении, чтобы что-то покупать. У меня нет ни золота, ни кораблей, так что и перевозить шерсть, продовольствие, драгоценные камни или специи по морю я больше не могу. Чем же я могу быть вам полезен?
Роран поставил локти на колени и положил подборок на сплетенные пальцы, стараясь как можно точнее изложить свои мысли, ибо любая невольная оговорка могла погубить их.
— Чтоб не быть многословным, господин мой, сообщу лишь, что мы представляем некую группу людей, которые — по различным причинам — хотели бы приобрести как можно больше съестных припасов и заплатить за это как можно меньше. Мы знаем, что твое имущество, господин мой, будет послезавтра продаваться с аукциона с целью покрытия твоих долгов, и предлагаем тебе прямо сейчас продать нам то, что нам нужно. Мы могли бы подождать до аукциона, но обстоятельства заставляют нас спешить. Мы не можем терять еще целых два дня. Если мы заключим сделку, это нужно сделать нынче, самое позднее — завтра.
— Какого рода припасы вам нужны? — спросил Джоад.
— Продовольствие, а также все необходимое для длительного плавания по морю.
В усталых глазах Джоада сверкнул огонек любопытства:
— У вас уже есть на примете какое-нибудь судно? Я ведь знаю все суда, что бороздили эти воды в последние двадцать лет.
— Пока нет. Этот вопрос нам еще предстоит решить.
Джоад понимающе кивнул, не задавая дальнейших вопросов, и сказал:
— Я понимаю, почему вы решили обратиться ко мне, но, боюсь, вы неверно оценили ситуацию. — Он развел руками. — Увы, все, что вы здесь видите, принадлежит уже не мне, а моим кредиторам. Я не имею права продавать что-либо из своих вещей, а если я сделаю это без разрешения, то, скорее всего, попаду в тюрьму за обман и сокрытие имущества от кредиторов.
Он умолк, ибо в эту минуту в кабинет вошел толстый Рольф с огромным серебряным подносом в руках; на подносе стояли вазочки с печеньем, бокалы резного хрусталя, стакан с молоком и полный графин бренди. Дворецкий поставил поднос на мягкий пуф и стал обносить гостей. Роран принял у него бокал и сделал глоток выдержанного и очень вкусного бренди, размышляя, как скоро вежливость потребует, чтобы они покинули гостеприимный дом Джоада и отправились на дальнейшие поиски.
Когда Рольф вышел, Джоад одним глотком осушил свой бокал и продолжил:
— Я для вас бесполезен, но я знаю кое-кого из купцов, которые, как и я, могли бы… могут… помочь вам. Если вам будет угодно сообщить мне подробнее, что именно вам нужно, тогда мне легче будет судить, кого вам рекомендовать.
Роран не видел никаких препятствий для этого и стал перечислять, что именно крайне необходимо беглецам. В этом длинном списке было в том числе и довольно много таких вещей, которые бывшие жители Карвахолла хотели бы иметь, но никогда не смогли бы себе этого позволить — разве что если вдруг улыбнется фортуна. Биргит и Лоринг то и дело дополняли этот перечень, когда, с их точки зрения, Роран что-то забывал — например, ламповое масло, — и Джоад на секунду поворачивался к ним, но потом снова переводил свой мрачноватый взгляд на Рорана и смотрел со все возрастающим интересом. Рорана этот интерес даже немного пугал: а вдруг тот что-то уже знает или подозревает?
— Как мне представляется, — наконец сказал Джоад, — подобных запасов хватит для перевозки нескольких сотен людей до Фейнстера или даже дальше. Признаться, я был очень занят в последние дни, однако я ни разу не слыхал, что в наших краях появилась такая большая группа чужестранцев. Просто не представляю себе, откуда они могли бы появиться…
Он внимательно посмотрел на Рорана, но тот встретил его взгляд совершенно спокойно и ничего ему не ответил. А внутри он просто кипел от ярости: еще бы, ведь он сам только что дал этому хитрецу столько сведений, что тому ничего не стоило прийти к определенным заключениям!
Джоад пожал плечами:
— Что ж, пусть все остается, как вы говорите. В конце концов, это ваши проблемы. Насчет продовольствия я бы советовал вам обратиться к Галтону, он живет на Рыночной улице; а по поводу всего остального отыскать в доках старика Хэмилла. Оба они люди честные и предложат вам справедливые цены.
Наклонившись вперед, он взял с подноса печенье, откусил кусочек, проглотил его и вдруг обратился к Нолфаврелю:
— Ну-с, юный Келл, как тебе понравился Тирм?
— Понравился, господин мой, — ответил Нолфаврель и улыбнулся. — Никогда еще не видел такого огромного города!
— Да неужели?
— Правда, я ведь…
И Роран поспешил вмешаться:
— Интересно, а что за лавка рядом с вашим домом? Очень странно — такая убогая лавчонка, а стоит среди роскошных особняков.
Лицо Джоада впервые озарила слабая улыбка, и он словно разом помолодел.
— Этот дом принадлежит одной женщине, которая, впрочем, и сама столь же стара, как ее жилище. Ее зовут Анжела. Она — травница, причем одна из лучших.
Она более двадцати лет хозяйничала в этой лавке, а несколько месяцев назад вдруг продала ее и куда-то исчезла. Никто не знает, в какие края она уехала. — Он вздохнул. — А жаль, она была интересной соседкой.
— Так это с ней хотела повидаться Гертруда, да, мама? — спросил Нолфаврель, глядя на мать.
Роран с трудом сдержался, чтобы не наброситься на мальчишку и бросил на него такой испепеляющий взгляд, что бедный Нолфаврель сжался в своем кресле. Имя «Гертруда», конечно, вряд ли о чем-то говорит Джоаду, но если Нолфаврель не будет следить за своим языком, то непременно и выболтает и что-нибудь куда более для них опасное. Все, пора уходить, решил Роран, поставил на столик свой бокал…
И вдруг понял, что невзначай названное Нолфаврелем имя явно кое-что значит для Джоада. В глазах купца мелькнуло удивление, и он так стиснул подлокотники кресла, что побелели костяшки.
— Не может быть… — прошептал он, глядя на Рорана так, словно старался что-то прочесть в его душе. А потом выдохнул: — Роран! Роран, сын Гэрроу!