Глава 55. Детские забавы — Книга Эрагон 2 — Возвращение

А вот это, — сказала Трианна, — последний узор, который мы придумали. Насуада приняла из рук колдуньи черную кружевную вуаль и пропустила ее сквозь пальцы, любуясь тонкой работой. «Ни один человек на такое не способен!» — думала она, с удовлетворением глядя на ряды коробок, в которых хранились образцы многочисленных узоров тех кружев, что ныне плели с помощью магии в тайном обществе колдунов Дю Врангр Гата.
— Прекрасно! — воскликнула Насуада. — Гораздо лучше, чем я рассчитывала. Передай своим чаровницам, что я в высшей степени довольна их работой, которая так важна для всех варденов.
Услышав похвалу, Трианна поклонилась и с улыбкой сказала:
— Я непременно передам им твои слова, госпожа моя.
— А они уже…
Какая-то возня у дверей не дала ей досказать. Она услышала крики охраны. Потом — вопль боли. Потом — звон стали в коридоре… Насуада в испуге отпрянула от дверей, выхватывая из ножен кинжал.
— Беги, госпожа! — воскликнула Трианна и встала перед дверью, закрыв собой Насуаду. Времени она, впрочем, не теряла и тут же засучила рукава, обнажив белые руки и готовясь творить заклятия. — Беги через дверь для слуг!
Но Насуада не успела сделать ни шагу: дверь распахнулась, и в ноги ей бросилось какое-то маленькое существо, сильно ударив ее под колени. Падая на пол, Насуада успела заметить, что какой-то блестящий серебристый предмет просвистел в воздухе над тем местом, где она только что стояла, и с глухим стуком вонзился в дальнюю стену.
Потом в комнату ввалилось четверо стражников, и поднялась жуткая кутерьма. Когда же они, наконец, оттащили неведомое существо от Насуады и она сумела подняться на ноги, то оказалось, что в руках у них… Эльва!
— И что все это значит? — строго спросила Насуада.
Черноволосая девчонка улыбнулась, потом вдруг согнулась пополам, упала на колени, и ее вырвало прямо на роскошный ковер. Потом она подняла свои синие глаза на Насуаду и заявила своим немыслимым голосом умудренной опытом старухи, исходившим из детских уст:
— Прикажи своей колдунье осмотреть стену, о дочь Аджихада, и увидишь, что я выполнила свое обещание!
Насуада кивнула Трианне, и та метнулась к стене, в которой виднелась щербатая дыра, пробормотала заклинание и вернулась, держа в руке стальную стрелу.
— Вот, она в стене застряла.
— Но откуда она взялась? — удивилась Насуада. Трианна указала ей на распахнутое окно, из которого был виден город Аберон:
— Наверное, оттуда прилетела. Насуада перевела взгляд на девочку:
— А тебе, Эльва, что-нибудь об этом известно? Пугающе мудрая улыбка на губах черноволосой малышки стала шире:
— Это был убийца.
— И кто его послал?
— Гальбаторикс. Он сам его и готовил. Учил пользоваться черной магией. — Горящие глаза Эльвы были полузакрыты; казалось, она впала в некий транс; говорила она монотонно и чуть нараспев. — Убийца ненавидит тебя. Он охотится за тобой. И наверняка убил бы тебя, если бы я его не остановила. — Девочка быстро наклонилась, и ее снова вырвало полупереваренной пищей. Все это было так ужасно и отвратительно, что Насуада невольно прикрыла лицо рукой. — Но ему самому скоро будет очень-очень больно!
— Откуда ты знаешь?
— Знаю. Как знаю и то, что он остановился в дешевой гостинице на улице Фэйн, в последнем номере на верхнем этаже. Так что поспеши, не то он убежит… убежит… убежит… — Эльва застонала, как раненый зверь, и схватилась за живот. — Скорей, не то заклятие Эраго-на заставит меня помешать тебе его убить! И тогда ты пожалеешь!..
Трианна уже шла к двери, когда Насуада приказала:
— Сообщи обо всем Джормундуру и собери самых сильных магов, а потом ступайте в гостиницу и возьмите этого человека живым. А если не сможете, убейте!
Колдунья исчезла за дверью, и Насуада, сурово глянув на свою охрану, заметила, что у людей все ноги в крови от многочисленных небольших порезов и царапин. И поняла, чего стоило Эльве пробиться к ней.
— Ступайте, — велела она, — отыщите кого-нибудь из целителей, пусть перевяжут ваши раны.
Воины стали дружно возражать, а их капитан твердо сказал:
— Нет, госпожа, мы останемся здесь, пока не убедимся, что ты в полной безопасности.
— Как хотите.
Стражники закрыли и забаррикадировали окна. Жара, и без того донимавшая обитателей замка Борромео, еще более усилилась. Потом все удалились во внутренние помещения, а в наружных была выставлена дополнительная охрана.
Насуада расхаживала по комнате. Сердце ее учащенно билось: она только теперь поняла, что ее чуть не убили. «Что станет с варденами, если меня убьют? И кто тогда наследует мне? — Ее охватило отчаяние; она не сделала никаких приготовлений на случай своей смерти, и теперь это представлялось ей значительным упущением. — Недопустимо, чтобы вардены были ввергнуты в хаос только потому, что я вовремя не позаботилась о мерах предосторожности!»
Она вдруг перестала метаться, вспомнив об Эльве.
— Я в неоплатном долгу перед тобой, — сказала она девочке.
— Отныне и навсегда! — торжественно ответила та. Насуада некоторое время молчала, совершенно сбитая с толку подобным ответом, но потом, взяв себя в руки, продолжила:
— И прежде всего я должна извиниться, что заранее не приказала страже пропускать тебя ко мне в любое время дня и ночи. Мне следовало бы предвидеть такое развитие событий.
— Следовало бы! — эхом откликнулась Эльва.
Расправляя складки платья, чтобы скрыть растерянность, которую вызывало у нее общение с этим необычным ребенком, Насуада снова стала ходить по комнате, стараясь не смотреть на это мраморно-бледное личико с меткой дракона на лбу. Нервы у нее были напряжены до предела.
— А как тебе удалось убежать из запертой комнаты? — спросила она Зльву.
— Я просто сказала Грете, той женщине, что обо мне заботится, одну вещь, которую ей больше всего хотелось услышать.
— И все?
Эльва удивленно захлопала синими глазищами:
— Но ведь это сделало ее очень счастливой!
— А об Анжеле ты что-нибудь слышала?
— Да, она нынче утром отправилась куда-то.
— Ну, хорошо. Еще раз благодарю тебя за то, что ты спасла мне жизнь. Проси, что хочешь. Я дам тебе все, что в моей власти.
Эльва огляделась, рассеянно скользнув взором по стенам роскошной спальни, и спросила:
— А поесть у тебя не найдется? Я очень голодна.