Глава 61. Сквозь кабанье око — Книга Эрагон 2 — Возвращение

За этот день шлюпы еще сильнее приблизились к ним, и Роран с тревогой следил за ними, опасаясь, как бы они не нагнали их прежде, чем «Крыло дракона» достигнет опасного водоворота. Но пока что Утхар довольно успешно уходил от преследователей.
По его приказу Роран и другие беглецы занялись уборкой корабля и приведением его в порядок после шторма; все готовились к новому испытанию, ждавшему их впереди. Работу они закончили лишь к полуночи и тут же загасили все огни на борту, надеясь сбить преследователей с курса. Уловка удалась: на рассвете Роран увидел, что шлюпы на добрую милю отклонились к северо-западу. Впрочем, они вскоре исправили свою ошибку и снова стали их нагонять.
Ближе к полудню Роран взобрался в корзину на грот-мачте, которую моряки называют «вороньим гнездом» — отсюда люди на палубе казались не больше мизинца. Вода внизу и небо над головой как-то особенно угрожающе раскачивались, потому что корабль шел с сильной бортовой качкой.
Достав подзорную трубу, Роран поднес ее к глазам и отрегулировал фокус; шлюпы были хорошо видны и находились не более чем в четырех милях по корме. К сожалению, приближались они гораздо быстрее, чем этого хотелось бы Рорану. Там, видимо, уже поняли, что намерена предпринять команда «Крыла дракона». Роран обследовал линию горизонта, пытаясь обнаружить первые признаки приближения к водовороту, да так и замер: огромный пенный круг размером с хороший остров вращался по солнцу прямо перед ними. «Опоздали!» — с ужасом подумал он, понимая, что высшая точка прилива уже миновала, а страшная волна в Кабаньем Оке набирает скорость и силу по мере того, как океан отступает от суши. Роран навел трубу вниз и увидел, что узловатый лот, который Утхар прикрепил к носу корабля со стороны штирборта, чтобы определить момент, когда их начнет затягивать в водоворот, теперь плывет рядом с кораблем, а не тянется сзади, как прежде. Единственное, что было им на руку, — это то, что они шли по течению, а не против него. Если бы вышло наоборот, им осталось бы только ждать нового прилива.
Снизу донесся голос Утхара — шкипер приказал всем взяться за весла. Минуту спустя корабль ощетинился двумя рядами весел по каждому борту, став похожим на гигантскую водомерку. Под грохот обтянутого бычьей кожей барабана и ритмичный припев Бондена, задававшего темп, весла дружно вылетели вперед, погрузились в зеленую воду и с силой пошли назад, оставляя на поверхности пенный след. Судно стало быстро набирать скорость; теперь оно двигалось значительно быстрее шлюпов, еще не вошедших в соприкосновение с Кабаньим Оком.
С ужасом и восхищением следил Роран за тем, что разворачивалось вокруг. Собственно, все сейчас решало время. Хоть они и опоздали к высшей точке прилива, но еще оставалась возможность того, что «Крылу дракона», идущему и на веслах, и на парусах, все же удастся проскочить сквозь Око. А вот удастся ли шлюпам, которые тоже пустили в ход весла, сократить разрыв между ними настолько, чтобы и себе обеспечить безопасный проход, было пока неясно. Рокот барабана отбивал мгновения, и Роран всем своим существом ощущал, как они быстротечны.
Он удивленно оглянулся, почувствовав, что на мачту поднимается кто-то еще, и увидел Балдора, который сердито сказал:
— Давай быстрей руку, а то я сейчас свалюсь!
Роран помог Балдору забраться в корзину. Тот протянул ему сухарь и яблоко и сказал:
— Мне показалось, что тебе не помешает перекусить. Кивнув в знак благодарности, Роран принялся за еду, не сводя глаз с моря, а когда Балдор спросил: «Уже видно?» — молча протянул ему подзорную трубу.
Через полчаса пенный круг, вращавшийся со все нарастающей скоростью, стал напоминать огромный волчок. Вода по краю его начала подниматься, а пена, наоборот, оседать и словно проваливаться в гигантскую яму, которая становилась все шире и глубже. Над водоворотом висело облако крутящегося тумана, а из его мрачных глубин доносился чудовищный вой, похожий на вопль раненого волка.
Скорость вращения воды настолько потрясла Рорана, что он попросил Балдора сообщить об этом Утхару. Балдор послушно вылез из корзины, мрачно посоветовав Рорану:
— Ты бы лучше привязался к мачте, а то тебя в море сбросит.
— Ладно, привяжусь.
Роран закрепился в «вороньем гнезде» страховочным линем, но руки оставил свободными и удостоверился, что легко сможет дотянуться до ножа на поясе и в случае необходимости перерезать линь. Его грызло нетерпение. Их корабль всего на милю удалился от центральной части водоворота, а шлюпы находились от них не более чем в двух милях. Между тем Око все набирало скорость вращения, и, что было еще хуже, ветер переменился и под воздействием водоворота теперь то замирал, то дул порывами, все время меняя направление. Паруса то надувались, то обвисали, и со своенравным ветром, гулявшим вокруг корабля, ничего нельзя было поделать.
«Так, может, Утхар был прав? Может, я слишком много взял на себя, решившись противостоять такому противнику, для победы над которым одной решимости мало? А что, если я веду людей на смерть?»
Но силам природы было наплевать на страхи и сомнения Рорана.
Разверстая пасть Кабаньего Ока достигала теперь в окружности девяти с половиной миль, а на сколько сажен она уходила вглубь, мог сказать разве что тот, кто уже в нее угодил. Края гигантской воронки вздымались под углом в сорок пять градусов; их поверхность, покрытая рябью, напоминала мокрую глину на гончарном круге. Жуткий вой становился все громче. В какой-то миг Рорану показалось, что мир вот-вот треснет и рассыплется на мелкие осколки от чудовищной вибрации. В тумане, повисшем над бешено крутящейся водой, сияла потрясающе красивая радуга.
Течение гнало «Крыло дракона» прямо-таки с сумасшедшей скоростью по самому краю водоворота, и все более невероятной казалась возможность вырваться из объятий Ока в его южной точке. Вращение воды было столь стремительным, что корабль уже опасно кренился на штирборт, а Роран свесился над самой водой, чуть не выпадая из своего «вороньего гнезда».
Но, несмотря ни на что, шлюпы продолжали их нагонять! Теперь вражеские корабли, идущие борт о борт, были всего в миле от них; весла на шлюпах работали четко в унисон, и Роран не мог не восхититься слаженными действиями гребцов.
Он сунул подзорную трубу за пазуху — она уже была ему не нужна; шлюпы были отлично видны невооруженным глазом. А водоворот все больше скрывался в облаках белесых испарений, порой срываемых ветром и увлекаемых водой в бездну, где они закручивались спиралью, повторяя форму самого водоворота.
Их корабль между тем сменил галс и взял влево, повинуясь стоявшему на руле Утхару и стремясь вырваться из взбаламученных упрямых струй на морской простор. Форштевень с грохотом взрезал воду, но скорость сразу упала вдвое; корабль бился, как живое существо, пытаясь вырваться из смертоносных объятий водоворота. «Крыло дракона» до верхушек мачт сотрясала дрожь, у Рорана даже стучали зубы, а «воронье гнездо» так моталось из стороны в сторону, что у него голова пошла кругом.
Рорана охватил страх, потому что корабль продолжал терять скорость. Сорвав с себя страховочный линь и с полным равнодушием к собственной безопасности, он высунулся за край «вороньего гнезда», ухватился за снасти и камнем скользнул по ним вниз; один раз он даже выпустил канат из рук и несколько футов летел камнем, лишь перед самой палубой успев снова за него уцепиться. Спрыгнув на палубу, Роран бросился к носовому люку, спустился к гребцам и присоединился к Балдору и Олбриху, ворочавшим тяжелое дубовое весло.
Они не обменялись ни словом, остервенело налегая на весло и слушая лишь собственное хриплое дыхание, сумасшедший ритм барабана, хриплые команды Бондена и рев Кабаньего Ока. Роран всем телом ощущал, как могучий водоворот сопротивляется ударам их весел.
И все-таки «Крыло дракона» почти стояло на месте. «Нам не выбраться!» — мелькнуло в голове Рорана. Ноги и спина горели от напряжения. Легкие захлебывались. Между ударами барабана он слышал, как Утхар приказывает поставить паруса по ветру в надежде, что удастся воспользоваться хотя бы малейшим его дуновением.
Через два ряда от Рорана Дармен и Хамунд, передав весло Тэйну и Ридли, без сил рухнули в проход; их руки и ноги дрожали от усталости. Еще через минуту в проход рухнули еще двое — их тут же подменили Биргит и еще какая-то женщина.
«Если мы все-таки выживем, — подумал Роран, — то только потому, что нас так много. Мы сможем подменять друг друга и выдержать это нечеловеческое напряжение!»
Ему казалось, он уже целую вечность ворочает веслом в этом продымленном и мрачном помещении, сперва отталкивая от себя толстую рукоять, потом притягивая ее к себе изо всех сил и стараясь при этом не обращать внимания на боль, пульсирующую во всем теле. Болела шея — приходилось все время нагибаться под низким потолком. Рукоять весла потемнела от крови — ладони его покрылись мозолями и кровоточили. Роран сорвал с себя рубашку, подзорная труба при этом выпала и ударилась о палубу, но он, не обратив на это внимания, обмотал рубашкой весло и продолжал грести.
В конце концов он совсем выбился из сил. Ноги сами собой соскользнули с упора, и он упал набок, растянувшись поперек прохода. Его место тут же занял Орвал. Роран, весь мокрый от пота, лежал неподвижно, пока не восстановилось дыхание, потом привстал на четвереньки и пополз к люку.
Он с огромным трудом взобрался по трапу, мотаясь из стороны в сторону в такт качке и то и дело прислоняясь к переборке, чтобы передохнуть. Выбравшись на палубу, он на секунду задержался, чтоб глотнуть свежего воздуха, и побрел на корму, к рулевому. Ноги под ним подламывались.
— Как идем? — задыхаясь, спросил он Утхара, стоявшего за рулем.
Тот в ответ только мотнул головой.
Нагнувшись над планширом, Роран высмотрел в тумане три шлюпа — до них было, наверное, с полмили; их несколько сносило к западу, ближе к центру водоворота. Странно, они отчего-то показались Рорану совершенно неподвижными.
Сперва он решил, что ему это чудится, но потом понял, что «Крыло дракона» явно идет быстрее; казалось, корабль пересек невидимую границу, отделявшую его от смертельно опасного места, и силы, которые до сих пор тянули его к гибели, несколько ослабели. Разница была почти незаметна, но и этого оказалось достаточно, чтобы расстояние между «Крылом дракона» и шлюпами начало понемногу увеличиваться. С каждым новым взмахом весел их корабль уверенно набирал темп!
А вот шлюпам никак не удавалось преодолеть чудовищную мощь водоворота. Все реже вздымались их весла, а потом и вовсе остановились — и шлюпы тут же потянуло назад, в облака тумана, за которыми свою жертву поджидали бешено вращающаяся стена черной воды и ощетинившееся скалами океанское дно.
«Они уже не могут грести, — сообразил Роран. — У них слишком мало людей, и они выдохлись!» Он не мог не посочувствовать им сейчас — их ждала страшная участь.
И в эту минуту с ближайшего к ним шлюпа сорвалась стрела, превратившись в воздухе в тонкую зеленую молнию, и понеслась к «Крылу дракона», по всей видимости, созданная и направляемая магией. Огненная стрела попала в крюйс-марсель и взорвалась, рассыпавшись на множество огненных шариков, поджигавших все, к чему они прикасались. Через секунду на бизань-мачте, на ее парусах и по всей палубе вспыхнуло не менее двадцати маленьких пожаров.
— Нам это не потушить! — в панике заорал кто-то из матросов.
— Руби все, что горит, и швыряй за борт! — рявкнул в ответ Утхар.
Выхватив нож, Роран принялся за дело, иссекая и срубая горящий кусок палубы под ногами. Всего через несколько минут напряженной работы они сумели загасить все очаги колдовского огня, и стало ясно, что дальше пожар не пойдет.
— Отбой! — раздался чей-то крик, и Утхар расслабил пальцы, судорожно стискивавшие румпель.
— Если это все, на что способен их маг, то нам его, можно сказать, и бояться нечего, — заметил он с усмешкой.
— Ну что, выберемся мы из Кабаньего Ока или нет? — спросил Роран, уже почти уверенный, что получит подтверждение вспыхнувшей надежде.
Утхар расправил плечи, гордо, хотя и не совсем уверенно, глянул на него и улыбнулся:
— Пока еще не выбрались, но, похоже, конец близок. Нам все равно не отойти далеко от этого прожорливого чудовища, пока не ослабнет отливное течение. Передай-ка Бондену, чтоб немного сбавил темп. Ребята и так в обморок падают — совсем он их уморил. Пусть теперь передохнут чуток.
А потом все было именно так, как и обещал Утхар. Роран сменил одного из уставших гребцов и еще немного поработал веслом, а когда в следующий раз поднялся на палубу, водоворот уже явно ослабел. Чудовищный рев его разверстой пасти утих, превратившись в обычное, хотя и довольно громкое завывание ветра. Море тоже несколько успокоилось; ничто больше не напоминало о той жуткой силище, что только что бесновалась здесь. Спирали тумана, крутившиеся над бездной, словно растворились в теплых лучах солнца; воздух стал чист, как только что вымытое стекло. Теперь, пожалуй, трудно было бы даже предположить, что рядом существует такое чудовище, как Кабанье Око. Роран, разыскав под скамьями гребцов свою подзорную трубу, сумел разглядеть в том месте лишь относительно небольшой круг желтой пены, крутившийся на поверхности воды.
А в центре этого пенного крута вместе с водой вращались три сломанные мачты и черный парус. Впрочем, все это могло ему просто показаться.
«Что ж, мы еще легко отделались!» — подумал Роран.
Илейн подошла к нему, встала рядом и, прикрывая рукой вздувшийся живот, тихо сказала:
— Нам здорово повезло, Роран! На такое везение и рассчитывать было трудно.
— Это точно! — с удовольствием согласился он.