Глава 65. Нар Тарцвот — Книга Эрагон 2 — Возвращение

Эрагон вошел в шатер, Сапфира просунула внутрь голову следом за ним. Их встретил лязг мечей — Джормундур и другие военачальники выхватили оружие, заслышав пришельцев, но тут же опустили клинки, увидев Эрагона и услышав, как Насуада его приветствует.
— Зачем ты меня звала, госпожа моя? — спросил он.
— Разведчики сообщают, что к нам с северо-востока приближается отряд в сотню куллов.
Эрагон нахмурился. Он никак не ожидал встретиться в этом бою с этими отборными войсками ургалов — ведь их предводитель, Дурза, был убит при Фартхен Дуре, погибла и большая часть его отряда, а остальные разбежались. Значит, они снова пришли сюда… Что ж, ничего не поделаешь. Эрагон вдруг ощутил дикую жажду крови; губы его исказила жестокая усмешка; он уже предвкушал, как разделается с этими рогатыми чудовищами — ведь теперь он стал так силен! Хлопнув ладонью по рукояти Заррока, он гордо заявил:
— Мне доставит удовольствие истребить этих тварей. Если хотите, мы с Сапфирой и вдвоем сможем с ними справиться.
Насуада внимательно и как-то странно посмотрела на него и сказала:
— Мы не можем с ними сражаться, Эрагон. Они идут с белым флагом и заранее просили встречи со мной.
— Надеюсь, ты не станешь с ними встречаться? — хмыкнул Эрагон.
— Стану. И окажу им такой прием, какого достоин всякий, кто поднял белый флаг.
— Это же дикие звери, госпожа моя! Монстры! Глупо пускать их в лагерь! Ах, Насуада, я собственными глазами видел, на какие жестокости они способны! Куллы несут лишь разрушения, страдания и смерть, они недостойны жалости. Они же как бешеные псы! Не стоит тратить на них время, это наверняка какая-нибудь ловушка! Скажи только слово, и я, и все мы до последнего с готовностью выступим против них и перебьем их. Ах, мерзкие уроды!
— Тут я согласен с Эрагоном, — сказал Джормундур. — Если ты не слушаешь нас, Насуада, послушай хоть его.
Однако Насуада опять повернулась к Эрагону и очень тихо, чтобы никто больше не слышал, прошептала:
— Твоя подготовка и в самом деле не завершена, если ты столь слеп!
А затем, уже громко — и в голосе ее слышалась та же непреклонность, что и у ее отца, — она заявила:
— Вы, кажется, успели забыть, что и я сражалась в Фартхен Дуре наравне с вами и видела все, на что способны ургалы. Но я видела, что и наши люди совершали деяния не менее жестокие. Я не намерена преуменьшать бедствия, которые мы претерпели от рук наших врагов, но не собираюсь и упускать из виду своих возможных союзников, когда силы Империи намного превосходят наши собственные.
— Но, госпожа, это слишком опасно — встречаться с куллами!
— Слишком опасно? — Насуада подняла бровь. — Когда у меня такие стражи, как Эрагон, Сапфира и Эльва? Да и вы все? Нет, я думаю, что никакой особой опасности в том нет.
Эрагон, скрипнув зубами от отчаяния, мысленно взмолился:
«Да скажи же хоть ты ей что-нибудь, Сапфира! Попытайся убедить ее отказаться от этой безумной идеи!»
«Даже пытаться не стану. В данном случае неправ ты. Тут ты дальше собственного носа не видишь!»
«Но как же ты можешь поддерживать столь безумию идею! — Эрагон был просто потрясен. — Ты же вместе со мной была в Язуаке и видела, что ургалы натворили с тамошними крестьянами! А помнишь, как мы бежали из Тирма? Как меня захватили в плен в Гиллиде? Как мы сражались в Фартхен Дуре! И каждый раз ургалы и их выродки куллы желали одного: убить нас, уничтожить или еще что похуже… Они же просто злобные твари!» «Эльфы тоже считали драконов «просто злобными тварями» во время Дю Фим Скулблака!»
По просьбе Насуады были подняты вверх и закреплены передняя и две боковые стенки шатра; таким образом, его внутреннее пространство оказалось открытым для всеобщего обозрения. Это позволило Сапфире лечь рядом с Эрагоном; Насуада же уселась в свое кресло с высокой спинкой, а Джормундур и остальные военачальники варденов выстроились в два ряда перед нею, так что любому, кто захотел бы к ней приблизиться, нужно было пройти по этому живому коридору. Эрагон встал по правую руку от нее, а Эльва устроилась по левую.
Не прошло и пяти минут, как с восточной стороны лагеря докатился яростный рев варденов. Этот жуткий хор насмешек и оскорблений становился все громче, и, наконец, перед шатром показался кулл. Один-единственный. Он шел прямо к Насуаде, а вардены, собравшись толпой, продолжали осыпать его издевательскими выкриками. Ургал — здесь их еще презрительно называли «баранами» — шел, высоко подняв голову и обнажив желтые клыки, но более ничем не проявлял своей реакции на разъяренную толпу и сыпавшиеся на него оскорбления. Собственно, это был именно кулл, прекрасный представитель племени ургалов — восьми с половиной футов ростом, с крупным, гордым, хотя и довольно уродливым лицом, с толстыми рогами, закрученными, как у барана, по обе стороны головы, и с немыслимо развитой мускулатурой. Силища в нем чувствовалась такая, что ему, видимо, хватило бы и одного удара, чтобы убить медведя. Его единственной одеждой была стянутая узлом набедренная повязка, несколько грубо откованных железных пластин, скрепленных стальными кольцами, и выгнутый металлический диск между рогами, защищавший голову. Из-под этого диска спадали длинные черные волосы, заплетенные в косу.
Эрагон невольно мстительно поджал губы; в сердце его проснулась ненависть. Ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы не выхватить Заррок и не броситься на этого монстра. Однако же он не мог не восхититься мужеством кулла, в одиночку и без оружия явившегося в расположение вражеской армии. Впрочем, мыслей кулла ему прочесть не удалось: к немалому его удивлению, мозг незваного гостя был отлично защищен от любого вторжения.
Ургал остановился перед входом в шатер, не осмеливаясь идти дальше. Насуада и стражники с трудом успокоили толпу. Воцарилась тишина. Все, напряженно застыв, глядели на ургала, не зная, чего от него ждать.
А он, воздев к небесам могучие длани, перевитые узлами мускулов, с силой выдохнул воздух и вдруг издал страшный рев, глядя прямо на Насуаду. В ту же секунду в воздух взвилось множество мечей, но кулл, не обращая на это внимания, продолжал реветь, пока у него не кончился воздух в легких. Потом он, по-прежнему глядя только на Насуаду и словно не замечая сотен людей вокруг, только и мечтавших его убить, произнес низким, каким-то утробным голосом:
— Что за подлое предательство, госпожа Ночная Охотница? Мне была обещана безопасность. Неужели люди способны так легко нарушить данное слово?
Наклонившись к Насуаде, один из командиров сказал негромко:
— Одно слово, госпожа моя, и мы накажем его за дерзость! А когда он поймет, что значит вести себя должным образом, можно будет его и выслушать.
Эрагон хотел было промолчать, но, помня о своем долге перед Насуадой и варденами, тоже наклонился и прошептал ей на ухо:
— Не стоит так реагировать на его рев. Это не оскорбление — они всегда так приветствуют своих военачальников. На такое приветствие правильнее всего отвечать так: слегка стукнуться лбами, только вряд ли тебе такое понравится.
— Это тебя эльфы научили? — шепотом спросила она, не сводя глаз с кулла, застывшего в выжидательной позе.
— Да.
— А еще что они тебе про ургалов рассказывали?
— Еще много чего, — нехотя буркнул он, явно не желая вдаваться в подробности.
И Насуада, гордо подняв голову, обратилась к куллу, а также ко всем тем, что стояли у него за спиной:
— Вардены отнюдь не лжецы — в отличие от Гальбаторикса и прочих слуг Империи! Тебе нечего опасаться: ведь ты пришел к нам с белым флагом. Говори, с чем пришел.
Кулл хрипло откашлялся и еще выше задрал костистый подбородок, совершенно обнажив горло. Эрагон знал: это жест крайнего дружелюбия. А вот если бы ур-гал голову опустил, это означало бы угрозу и явственное намерение ударить противника рогами.
— Меня зовут Нар Гарцвог, я из племени Болвека и прислан говорить от имени моего народа. — Казалось, он пережевывает каждое слово, прежде чем его произнести, точнее, выплюнуть. — Ургалов все ненавидят; ни один другой народ не подвергается таким гонениям. Эльфы, гномы, люди — все на нас охотятся, жгут нас и наши жилища, изгоняют отовсюду…
— И не без причин, заметь, — вставила Насуада.
— Да, причины есть, — кивнул Гарцвог. — Мой народ любит воевать, это правда. И все-таки вы часто нападаете на нас просто потому, что считаете нас уродами — так ведь и мы вас уродами считаем, если уж честно… Со времен краха Всадников мы благоденствовали, и ныне наши племена столь многочисленны, что иссушенные и бесплодные земли, где мы обитаем, уже не могут нас прокормить.
— И поэтому вы заключили договор с Гальбаториксом?
— Именно так, госпожа Ночная Охотница. Он обещал нам хорошие земли, если мы перебьем его врагов. Но он обманул нас. Этот его колдун с огненными волосами по имени Дурза, воздействуя на умы наших боевых вождей, заставил всех ургалов действовать вместе, что нам вовсе не свойственно. Когда мы поняли это — оказавшись в той пустотелой горе, где живут гномы, — Херндалл, наша правительница, послала мою подругу и мать моих детей к Гальбаториксу, чтобы выяснить, зачем он нас обманул. — Гарцвог тряхнул массивной башкой и горестно закончил: — Но моя подруга так и не вернулась. — Он немного помолчал. — Наши лучшие куллы сложили головы за этого Гальбаторикса, а он бросил нас прямо на поле боя, точно сломанный меч! Дражл! У него язык змеи! Он — гнусный обманщик и предатель! Госпожа Ночная Охотница, нас теперь значительно меньше, но мы готовы сражаться на вашей стороне, если ты нам позволишь.
— И какова будет цена вашей помощи? — спокойно осведомилась Насуада. — Твоя Херндалл наверняка хочет получить что-то взамен?
— Да. Кровь. Кровь Гальбаторикса. А если Империя падет, то мы попросим у тебя только немного земли, чтобы спокойно плодиться, растить детей и впредь ни с кем больше не сражаться.
Насуада еще не успела ответить, но Эрагон по выражению ее лица уже догадался, к какому решению она пришла. Видимо, Джормундур тоже догадался об этом, потому что, поспешно наклонился к ней и тихо произнес:
— Насуада, ты не можешь этого допустить! Это же против всех законов природы!
— Законы природы не смогут помочь нам одолеть Империю. Нам нужны союзники.
— Но вардены скорее станут дезертировать с поля боя, чем будут сражаться бок о бок с ургалами!
— Ничего, я думаю, эту проблему мы решить сможем. Скажи, Эрагон, как по-твоему: будут ургалы держать свое слово?
— Наверняка. Только до тех пор, пока у нас будет общий враг.
Насуада коротко кивнула и сказала, обращаясь к рогатому великану:
— Хорошо, Нар Гарцвог. Твой отряд может стать лагерем близ нашего восточного фланга, но не смешиваясь с нашими воинами; а мы тем временем обсудим конкретные условия нашего договора.
— Ахграт укмар! Договорились! — прорычал кулл и от восторга стукнул себя кулаком в лоб. — Ты мудрая Херндалл, госпожа Ночная Охотница!
— Почему ты меня так называешь?
— Херндалл?
— Нет, Ночной Охотницей.
У Гарцвога в горле что-то пророкотало, и Эрагон догадался, что кулл смеется.
— Ночным Охотником мы называли твоего родителя — у него ведь шкура была темная как ночь, да и охотился он на нас в полной темноте в тоннелях под горой гномов. А ты его дочь и вполне заслуживаешь того же имени. — И Нар Гарцвог, резко повернувшись, быстро пошел прочь.
Не дожидаясь, пока он уйдет, Насуада встала с кресла и громко провозгласила:
— Отныне любой, кто нападет на ургалов, будет наказан со всей строгостью, как если бы напал на любого из наших союзников! И я требую, чтобы этот приказ стал известен каждому нашему воину!
Едва Насуада умолкла, как Эрагон увидел короля Ор-рина; король бежал к ним столь поспешно, что плащ, подобно крыльям, развевался у него за плечами.
— Насуада! — вскричал он, подбегая. — Это правда, что ты встречалась с ургалом? Но зачем? И почему меня не предупредили? Я же не…
Он не договорил: из-за серых солдатских палаток выскочил часовой с криком:
— От войска противника к нам приближается конный!
Король Оррин, тут же забыв о своей обиде, вместе с Насуадой устремился к авангардным частям варденов; их сопровождала по крайней мере сотня людей, и Эрагон, не желая толкаться среди них, забрался на спину Сапфире. Та взлетела и приземлилась на самом переднем крае возле брустверов, траншей и вбитых рядами заостренных кольев.
Эрагон увидел одинокого конника, который галопом пересекал нейтральную полосу земли. Над ним низко кружились хищные птицы, пытаясь, видимо, выяснить, не подано ли уже первое блюдо их кровавого пиршества.
Ярдах в тридцати от брустверов конник, натянув поводья, осадил своего черного жеребца, решив, видимо, сохранить безопасное расстояние между собой и варде-нами, и крикнул:
— Вы предпочли смерть, отказавшись от великодушных условий сдачи, предложенных вам великим Гальбаториксом! Никаких переговоров больше не будет! Протянутая нами рука дружбы превратилась в разящий кулак войны! Если кто-то из вас еще питает уважение к своему законному сюзерену — всемогущему и мудрейшему из мудрейших королю Гальбаториксу! — бегите, спасайтесь! Ибо никто не устоит перед нашей силой, когда мы неуклонно будем идти вперед, очищая Алагейзию ото всех негодяев, предателей и прочих жалких подонков! Мой господин крайне огорчен, ибо знает, что все проявления неповиновения инспирированы его злейшими врагами или же впавшими в заблуждение вождями невежественных племен, однако же он будет вынужден сурово покарать жителей тех принадлежащих ему земель, что вышли из его повиновения и стали именовать себя государством Сурда. И он вернет эти земли под свое благородное покровительство, ибо денно и нощно, не щадя сил, печется о благе всего своего народа! Итак, еще раз предлагаю вам: бегите, пока не поздно, или вам предстоит разделить судьбу посланного вами гонца!
С этими словами конник развязал холщовый мешок, извлек оттуда отрубленную голову вардена и с силой отшвырнул ее, чтобы она упала как можно ближе к брустверам. Затем он повернул своего жеребца, вонзил шпоры ему в бока и галопом помчался к темнеющей вдали армии Гальбаторикса.
— Убить его? — предложил Эрагон. Насуада отрицательно покачала головой:
— У нас скоро будет масса возможностей для того, чтобы убивать как можно больше врагов. Но в данный момент я не намерена нарушать закон, гарантирующий безопасность вестнику, даже если противная сторона осмелилась его нарушить.
— Хорошо, как хочешь…
Но договорить Эрагон не успел. Он так и подскочил от неожиданности, ухватившись за шею Сапфиры, чтоб не упасть, так резко дракониха взмыла над укреплениями и, разинув пасть, издала низкий рык, очень похожий на приветственное рычание Гарцвога. Только в голосе Сапфиры звучало не приветствие, а дерзкий вызов врагу. Она предупреждала Гальбаторикса о том, какую ярость он навлек на себя своим подлым поступком, и призывала всех, кто его ненавидит, присоединяться к варденам.
Ее трубный глас так напугал жеребца вражеского гонца, что он шарахнулся вправо, споткнулся и завалился прямо на горячую землю. Его седока отбросило в сторону, и он угодил прямо в факел пламени, как раз в этот момент вырвавшийся из земных недр. Гонец успел лишь издать один-единственный вопль, но такой жуткий, что у Эрагона волосы на голове встали дыбом, и тут же замолк навсегда, скорчившись и наполовину провалившись под землю.
Хищные птицы тут же устремились вниз.
Вардены восхищенными криками приветствовали Сапфиру. Даже Насуада позволила себе чуть-чуть улыбнуться. Потом, хлопнув в ладоши, приказала:
— Полагаю, на заре они пойдут в атаку. Эрагон, собери всех колдунов Дю Врангр Гата: будьте готовы к бою.
Точные распоряжения получишь через час. — И она, взяв Оррина за плечо, повела его в центр лагеря, говоря на ходу: — Сир, нам следует принять ряд важных решений. У меня есть один план, но для него потребуется…
«Что ж, пусть атакуют, — услышал Эрагон спокойный голос Сапфиры. Кончик ее хвоста нетерпеливо подергивался, как у кота, подкарауливающего мышь. — Пусть атакуют. Все сгорят!»