Глава 23. Муж и жена — Книга Эрагон 3 Брисингр

Через четыре часа Эрагон стоял на вершине невысокого холма, поросшего желтыми цветочками.
Вокруг холма раскинулись сочные луга, среди которых текла река Джиет. Небо было ясным и ярко-голубым; солнечные лучи мягко освещали все вокруг. Воздух был спокоен, прохладен и пахнул свежестью, как после дождя.
Перед холмом собрались жители Карвахолла — ни один из них во время этого сражения не пострадал — и примерно половина всех варденов. Многие воины держали в руках копья с привязанными к ним разноцветными флажками. Всех лошадей, включая Сноуфайра, временно поместили в загон на дальнем конце луга. Несмотря на все усилия Насуады, организация свадебной церемонии заняла гораздо больше времени, чем ожидалось.
Ветерок слегка шевелил волосы Эрагона, еще влажные после мытья. Сапфира, покружив в небесах над собравшимися людьми, тормозя крыльями, приземлилась точно рядом с Эрагоном. Он улыбнулся и погладил ее по плечу.
«Маленький брат…»
При обычных обстоятельствах Эрагону, несомненно, пришлось бы здорово понервничать — ведь ему ни разу в жизни не доводилось выступать перед таким огромным количеством народа да еще и руководить столь ответственным обрядом, но после сегодняшней битвы все вокруг него приобрело некий оттенок нереальности; ему казалось, что все происходящее не более чем сон, пусть и несколько необычный.
У подножия холма стояли Насуада, Арья, Нархайм, Джормундур, Анжела, Эльва и прочие важные особы. Короля Оррина не было, поскольку его раны оказались довольно серьезными и лекари все еще трудились над ним. Так что вместо него на церемонии присутствовал его первый министр Ирвин.
Из ургалов пришли только двое — те, что были телохранителями Насуады. Эрагон сам слышал, как Насуада приглашала на свадьбу Нар Гарцвога, и испытал огромное облегчение, когда у кулла хватило ума отклонить это приглашение. Деревенские ни за что не потерпели бы присутствия на свадьбе стольких ургалов. Насуаде и без того стоило немалых усилий убедить их, что ургалы из ее личной охраны просто обязаны присутствовать там.
Шурша одеждой, люди расступились и выстроились вдоль тропы, ведущей с холма. Затем жители Карвахолла хором запели старинные венчальные песни долины Паланкар. Привычные куплеты говорили о смене времен года, о теплой земле, что каждый год дает обильный урожай, о весенних телятах, о том, как вьют весной гнезда малиновки, как идет на нерест рыба, и о том, что судьбой завещано молодым приходить на смену старикам. Одна из заклинательниц Блёдхгарма, та эльфийка с серебристыми волосами, вытащила из бархатного футляра маленькую лютню и аккомпанировала пению деревенских жителей, значительно украшая эти простые песни своими прихотливыми и изящными вариациями.
Медленным и спокойным шагом Роран и Катрина вышли из-за людских спин и, не касаясь друг друга, двинулись по тропе на вершину холма. На Роране была новая котта, явно позаимствованная у кого-то из варденов. Волосы его были тщательно причесаны, борода подстрижена, сапоги блестели. Лицо так и светилось невыразимой радостью. В целом он выглядел очень даже привлекательным и достойным, с точки зрения Эрагона. Однако же не Роран, а Катрина главным образом привлекала всеобщее внимание. На ней было светло-голубое платье, как и полагается девушке, впервые выходящей замуж, сшитое очень просто, но с кружевным шлейфом футов двадцать длиной, который несли две девочки. На голубом фоне платья ее распущенные медные кудри прямо-таки светились. В руках Катрина держала букетик полевых цветов. Выглядела она очень гордой, спокойной и, с точки зрения Эрагона, была поистине прекрасна.
И он, слушая, как восторженно ахают женщины при виде великолепного платья Катрины, решил непременно поблагодарить Насуаду: ведь наверняка это она велела служительницам Дю Врангр Гата сшить для невесты этот чудесный наряд.
В трех шагах за Рораном следовал Хорст. И примерно на таком же расстоянии от Катрины шла Биргит, которая очень старалась не наступить на роскошный кружевной шлейф.
Когда Роран и Катрина были на полпути к вершине холма, из ивовых зарослей на берегу реки Джиет вылетела пара белых голубей, к лапкам которых был прикреплен венок из желтых нарциссов. Катрина замедлила ход, потом остановилась. Голуби подлетели к ней, покружили над женихом и невестой и опустили венок прямо Катрине на голову, а затем снова полетели к реке.
— Это ты устроила? — шепотом спросил Эрагон у Арьи. Она молча улыбнулась.
На вершине холма Роран и Катрина остановились перед Эрагоном, ожидая, пока деревенские допоют венчальные песни. Когда смолкли слова последнего куплета, Эрагон поднял руки и провозгласил:
— Добро пожаловать, все и каждый! Сегодня мы собрались здесь, чтобы отпраздновать соединение двух семейств в лице Рорана, сына Гэрроу, и Катрины, дочери Измиры. Жених и невеста — люди достойные, и, насколько мне известно, никто и никогда не претендовал раньше ни на руку одного, ни на руку другого. Если же я ошибаюсь и это не так или же если существуют еще какие-то причины, препятствующие их браку, то сообщите о них здесь и сейчас, при свидетелях, чтобы все мы могли оценить истинность и серьезность ваших возражений. — Эрагон выждал соответствующую паузу, затем продолжил: — Кто здесь скажет слово за Рорана, сына Гэрроу?
Вперед вышел Хорст:
— У Рорана нет ни отца, ни дяди, так что я, Хорст, сын Острекса, скажу о нем, как о своем родственнике.
— А кто скажет слово за Катрину, дочь Измиры? Вперед вышла Биргит:
— У Катрины нет ни матери, ни тетки, так что я, Биргит, дочь Мардры, скажу о ней, как о своей родственнице. — Несмотря на весьма недобрые отношения с Рораном, именно Биргит, согласно традиции, имела все права представлять Катрину, поскольку была лучшей подругой ее матери.
— Это верно и справедливо, — сказал Эрагон. — Итак, что же Роран, сын Гэрроу, дает этому браку, чтобы брак этот стал счастливым?
— Он дает свое имя, — сказал Хорст. — И свой молот. И силу своих рук. А еще он дает обещание восстановить свое хозяйство в Карвахолле, чтобы жить там с женой и детьми долго и счастливо.
По толпе собравшихся прокатились изумленные возгласы, ибо Роран таким образом заявлял во всеуслышание, что ничто на свете, даже сама Империя, не помешает ему вернуться домой вместе с Катриной и обеспечить ей ту счастливую и благополучную жизнь, которую она непременно имела бы, если бы не кровавое вмешательство слуг Гальбаторикса. Своим обещанием Роран ставил на кон свою честь как муж и мужчина, и это не могло не произвести впечатления на собравшихся.
— Ты принимаешь это предложение, Биргит, дочь Мардры? — спросил Эрагон.
— Принимаю, — кивнула Биргит.
— А что же Катрина, дочь Измиры, дает этому браку, чтобы она и ее муж могли жить благополучно и счастливо?
— Она дает свою любовь и преданность, обещая быть верной подругой и помощницей Рорану, сыну Гэрроу. Она дает свое умение вести домашнее хозяйство. И она дает свое приданое. — И Эрагон с удивлением увидел, как по знаку Биргит двое мужчин, стоявших рядом с Насуадой, вынесли вперед обитый металлом сундучок. Биргит открыла крышку и показала Эрагону содержимое сундучка. У него даже дыхание перехватило при виде тех драгоценностей, что там лежали. — Она дает этому браку свое золотое ожерелье с бриллиантами. Брошь с красными кораллами из Южного моря, жемчужную сетку для волос и пять золотых перстней с самоцветами. Первый перстень… — Описывая каждое украшение, Биргит доставала его из сундучка и показывала всем присутствующим.
Эрагон растерянно глянул на Насуаду и заметил у нее на лице довольную улыбку.
Когда Биргит наконец завершила свою литанию и закрыла сундучок, Эрагон спросил:
— Ты принимаешь это предложение, Хорст, сын Острекса?
— Принимаю.
— Таким образом, ваши семьи объединяются и становятся единой семьей в соответствии с законами нашей страны. — Впервые за все время Эрагон обратился непосредственно к Рорану и Катрине: — Те, что говорили от вашего имени, согласны с условиями вашего брака. Теперь скажи ты, Роран, хорошо ли Хорст, сын Острекса, вел переговоры от твоего лица?
— Да, я всем доволен.
— Аты, Катрина, довольна ли тем, как Биргит, дочь Мардры, вела переговоры от твоего лица?
— Довольна.
— Роран Молотобоец, сын Гэрроу, клянешься ли ты именем своим и своими предками, что будешь защищать и обеспечивать Катрину, дочь Измира, до тех пор, пока смерть не разлучит вас?
— Я, Роран Молотобоец, сын Гэрроу, клянусь своим именем и именем всех своих предков, что буду защищать и обеспечивать Катрину, дочь Измира, пока смерть не разлучит нас.
— Клянешься ли ты блюсти ее честь, оставаться верным и надежным ее спутником во все грядущие годы и относиться к ней с должным уважением и любовью?
— Клянусь, что стану блюсти ее честь, до конца жизни буду ей верным и надежным спутником и навсегда сохраню в своем сердце любовь и уважение к ней!
— Клянешься ли ты отдать ей ключи от своего дома, если он у тебя есть, и от сундука, где ты хранишь деньги, если они у тебя имеются, чтобы она уже к завтрашнему дню смогла распоряжаться твоим хозяйством, как то и подобает жене?
Роран поклялся, что так и сделает.
— Катрина, дочь Измиры, клянешься ли ты своим именем и именами своих предков, что будешь служить Рорану, сыну Гэрроу, и заботиться о нем, пока вы оба живы?
— Я, Катрина, дочь Измиры, клянусь своим именем и именами своих предков, что буду служить Рорану, сыну Гэрроу, и заботиться о нем, пока мы оба живы.
— Клянешься ли ты блюсти его честь, оставаться ему верной и надежной спутницей в грядущие годы, выносить и родить ему детей и быть им любящей матерью?
— Клянусь, что буду блюсти его честь, останусь ему верной и надежной спутницей во все грядущие годы, выношу и рожу ему детей и стану для них любящей матерью.
— А ты клянешься взять на себя заботу о его здоровье и его имуществе и со всей ответственностью заниматься хозяйством, чтобы он мог полностью сосредоточиться на своих обязанностях перед семьей и людьми?
Катрина поклялась, что так и сделает. Эрагон с улыбкой вытащил у себя из рукава красную ленту и сказал:
— Переплетите ваши руки.
Роран и Катрина переплели свои правые и левые руки крест-накрест, и Эрагон три раза обернул их запястья красной лентой и старательно связал ее концы.
— Данным мне, Всаднику, правом я объявляю вас мужем и женой!
Толпа взорвалась радостными криками. Бросившись друг к другу, Роран и Катрина поцеловались, и крики стали еще громче.
Сапфира склонила голову к сиявшей от счастья паре и коснулась кончиком носа лба жениха и невесты. «Живите долго, и пусть ваша любовь только крепнет с каждым минувшим годом», — сказала она им.
Роран и Катрина повернулись к толпе и подняли свои связанные красной лентой руки.
— А теперь начинаем свадебный пир! — провозгласил Роран.
Эрагон последовал за новобрачными к подножию холма, провожая их по коридору радостно кричавших людей к двум креслам, поставленным в торце длинного ряда столов. Там Роран и Катрина сели, точно король с королевой.
А гости выстроились в очередь, чтобы поздравить молодых и преподнести им подарки. Первым был Эрагон. Сияя улыбкой, как и сами новобрачные, он взял Рорана за свободную руку и низко поклонился Катрине.
— Спасибо тебе, Эрагон, — сказала она.
— Да, спасибо большое, — подхватил и Роран.
— Для меня это огромная честь. — Он посмотрел на них и вдруг расхохотался.
— Что? — посмотрел на него Роран.
— Да просто вы оба сейчас такие счастливые, что, по-моему, даже немного поглупели!
Глаза Катрины блеснули, и она, рассмеявшись, обняла Рорана:
— Это уж точно!
А Эрагон сказал уже совсем серьезно:
— Вы должны понимать, как вам повезло, что сегодня вы здесь, вы вместе. Роран, если бы тебе не удалось поднять всех в Карвахолле и добраться до Пылающих Равнин и если бы тебя, Катрина, раззаки сгноили в Хелгринде или утащили в Урубаен, то никто из вас…
— Да, но мне удалось, а ее не утащили, — прервал его Роран. — И давай не будем омрачать наш праздник всякими неприятными мыслями о том, что могло бы быть.
— Но я совсем не потому вспомнил об этом. — Эрагон посмотрел на толпу людей, ждавших у него за спиной, и попытался убедиться, не подслушивает ли кто. — Все мы трое — враги Империи. И, как показал сегодняшний день, опасность по-прежнему грозит нам даже здесь, среди варденов. Если Гальборикс сможет, он нанесет удар по любому из нас, даже по тебе, Катрина, хотя бы для того, чтобы причинить боль остальным. Так что я сделал для вас вот это. — И из кармашка на поясе Эрагон извлек два простых золотых кольца, отполированных до блеска. Прошлой ночью он выплавил их из того последнего золотого шарика, который извлек из земных недр. Кольцо побольше он передал Рорану, а поменьше — Катрине.
Роран покрутил в пальцах кольцо, внимательно его рассмотрел и увидел, что на его внутренней стороне вырезаны какие-то слова древнего языка.
— Здорово, — сказал он. — Неужели это кольцо способно защитить нас?
— Я наложил на кольца тройные чары, — сказал Эрагон. — Если вам понадобится моя помощь или помощь Сапфиры, один раз поверните кольцо на пальце и скажите: «Помоги мне, Губитель Шейдов, помоги мне, Сверкающая Чешуя», и мы вас непременно услышим; мы примчимся к вам сразу, как только сможем. А также если кто-то из вас окажется на пороге смерти, то это кольцо — не важно, твое, Роран, или твое, Катрина, — сообщит нам, кто именно попал в беду. И пока эти кольца касаются вашей кожи, вы всегда будете знать, как найти друг друга, как бы далеко друг от друга вы ни находились. — Он поколебался и прибавил: — Надеюсь, вы согласитесь носить их?
— Ну конечно! — воскликнула Катрина.
Роран вздохнул всей грудью и сказал, от волнения даже немного охрипнув:
— Спасибо тебе. Спасибо. Жаль, что у нас не было этих колец, когда нас с ней разлучили в Карвахолле.
Поскольку у каждого из них свободной оставалась только одна рука, Катрина надела кольцо на средний палец Рорану, а он сделал то же самое ей.
— У меня есть для вас и еще один подарок, — сказал Эрагон. Обернувшись, он свистнул и немного подождал. Затем, проталкиваясь сквозь толпу, к ним подбежал молодой конюх, ведя в поводу Сноуфайра. Он передал поводья Эрагону, поклонился и тут же удалился. А Эрагон сказал: — Тебе, Роран, понадобится хороший конь. Это Сноуфайр. Сперва он принадлежал Брому, потом мне, а теперь я дарю его тебе.
Роран оглядел Сноуфайра и восхитился:
— Да он же просто великолепен!
— Да. это самый лучший конь на свете! Принимаешь подарок?
— С огромным удовольствием.
Эрагон снова подозвал к себе конюха и вновь препоручил Сноуфайра его заботам, сообщив, что новым хозяином коня теперь является Роран. Потом, посмотрев на выстроившихся в длинную очередь людей с подарками для Рорана и Катрины, засмеялся и сказал:
— Сегодня утром вы оба еще, может, и были бедны, но к вечеру, безусловно, станете богаты. Если у нас с Сапфирой когда-нибудь появится возможность осесть на одном месте, мы станем жить вместе с вами в том огромном поместье, которое вы построите для всех нас и для своих детей.
— Что бы мы ни построили, вряд ли этот дом будет достаточно велик для Сапфиры, — заметил Роран.
— Но мы всегда будем вам рады, — вставила Катрина. — Вам обоим.
Эрагон еще раз поздравил их и отправился к противоположному концу стола, где принялся развлекаться тем, что бросал кусочки жареного цыпленка Сапфире, а та ловила их на лету. Тем временем к Рорану и Катрине подошла Насуада и вручила им какой-то маленький подарок, который Эрагону издали было не разглядеть, и он бросился наперерез Насуаде, которая явно намеревалась потихоньку покинуть празднество.
— В чем дело, Эрагон? — спросила она. — Я не могу задерживаться.
— Это ты подарила Катрине платье и приданое?
— Да. А что, тебе это неприятно?
— Я очень благодарен за то, что ты так добра к моей семье, но мне хотелось бы знать…
— Да?
— Разве вардены не нуждаются в золоте?
— Нуждаются, — призналась Насуада. — Но не так отчаянно, как прежде. С тех пор, как мое производство кружев стало приносить доходы, и с тех пор, как я победила во время Испытания Длинных Ножей. Кочевые племена поклялись мне в абсолютной верности и открыли доступ к своей сокровищнице, так что теперь мы уже гораздо меньше боимся умереть от голода и куда больше должны бояться того, что погибнем от нехватки щитов или копий. — Губы ее дрогнули в улыбке. — То, что я подарила Катрине, просто мелочь по сравнению с расходами, которых требует наша армия. И я не считаю, что зря трачу свои золотые запасы. Мало того, я не сомневаюсь, что сделала весьма ценную покупку — купила для Катрины не только самоуважение, но и уважение к ней со стороны окружающих. Ну а потом я купила и расположение Рорана. Возможно, я чересчур оптимистично смотрю на жизнь, но, по-моему, его верность может оказаться куда ценнее целой сотни щитов или сотни копий.
— Ты всегда заботишься о лучшем будущем для варденов, верно? — спросил Эрагон.
— Всегда. Как и тебе следует о нем заботиться. — Насуада пошла было прочь, но вернулась и прибавила: — Ближе к вечеру приходи ко мне в шатер, и мы с тобой навестим тех, кто был ранен сегодня. Многих нам вылечить, скорее всего, не удастся, как ты и сам понимаешь, но им будет приятно, если они увидят нашу заботу и поймут, как высоко мы ценим принесенную ими жертву.
— Я непременно приду, — кивнул Эрагон.
— Вот и хорошо.

Несколько часов Эрагон только ел, пил и обменивался всевозможными историями с друзьями. Медовый напиток тек рекой, свадебный пир становился все более веселым и шумным. Расчистив место среди столов, мужчины всевозможными способами демонстрировали свою доблесть — боролись, стреляли в мишень из лука и так далее. Двое эльфов продемонстрировали свое искусство фехтования, приведя в восторг всех присутствующих ловкостью движений и легким, изящным танцем своих клинков. Даже Арья согласилась спеть, и Эрагон, весь дрожа от нервного возбуждения, точно завороженный слушал ее дивное пение.
Все это время Роран и Катрина говорили очень мало; они просто сидели и неотрывно смотрели друг на друга, словно не замечая ничего вокруг.
Когда нижний край огромного оранжевого солнца коснулся далекого горизонта, Эрагон нехотя поднялся, извинился и вместе с Сапфирой покинул пир и молодецкие сражения. Полной грудью вдыхая прохладный вечерний воздух, чтобы немного прояснить мозги, он шел к шатру Насуады. Она уже ждала его у входа в окружении Ночных Ястребов, и они тут же молча направились к палаткам целителей, где лежали раненые воины.
Несколько часов Насуада и Эрагон провели среди людей, получивших в сражении с Империей тяжелейшие ранения: кто потерял ногу, кто глаз, а некоторые заболели какой-то неведомой неизлечимой болезнью. Многие вардены были ранены только сегодня утром. Другие же получили ранения еще на Пылающих Равнинах, но до выздоровления им было еще далеко, несмотря на усилия лекарей и заклинателей. Еще до того, как они вошли в первую палатку, Насуада предупредила Эрагона, чтобы он не вздумал истощать свои силы, пытаясь исцелить каждого, однако ему оказалось очень трудно удержаться от этого. Порой он почти машинально произносил слова заклинания, способного облегчить боль, осушить нарыв, срастить сломанную кость или убрать уродливый, болезненный шрам.
Один из раненых потерял ногу пониже колена и два пальца на правой руке. У этого человека была короткая седая бородка, а глаза прикрыты черной повязкой. Когда Эрагон поздоровался с ним и спросил, как дела, воин протянул руку и, схватив его за локоть оставшимися тремя пальцами, сказал:
— Ах, Губитель Шейдов, я знал, что ты придешь! Я ждал тебя еще с того момента, как передо мной блеснул свет.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Этот свет высветил саму плоть мира. В одно мгновение я увидел все живые существа вокруг, от самого крупного до самого мелкого. Я видел, как сквозь кожу просвечивают мои кости. Я видел червей в земле и воронье в небе, я видел каждого клеща в вороньих перьях. Меня поистине коснулись боги, Губитель Шейдов! И они не просто так дали мне возможность увидеть все это. Ведь я видел и тебя во время того воздушного боя, и твоего дракона, и ты был точно слепящее солнце среди целого леса неярких свечей. Я видел и твоего брата, и его дракона, и они тоже были подобны солнцу.
По спине у Эрагона пробежал холодок. И он сказал:
— Но у меня нет брата! Искалеченный воин хрипло засмеялся:
— Тебе меня не провести, Губитель Шейдов! Я знаю лучше. Наш мир так и кипит, так и горит вокруг меня, и в этом огне я слышу шепот мыслей, и я узнаю в этом шепоте о самых разных вещах. Ты вот сейчас пытаешься спрятаться от меня, но я все равно могу тебя разглядеть: ты подобен желтому пламени, и вокруг пояса у тебя плывут двенадцать звезд, а еще одна звезда, ярче других, висит над твоей правой рукой.
Эрагон прижал ладонью пояс Белота Мудрого, проверяя, там ли двенадцать бриллиантов, которые в него вшиты. Камни были на месте.
— Послушай меня, Губитель Шейдов, — прошептал раненый, притягивая Эрагона к своему морщинистому лицу. — Я видел твоего брата, и он горел. Но он не горел собственным огнем, как ты, он не светился. О нет! Его душа светилась как бы отраженным светом, и этот свет исходил откуда-то еще, а он… он был всего лишь пустой оболочкой и лишь формой своей напоминал человека. И сквозь него, сквозь эту оболочку проникал тот свет… Ты меня понимаешь? Его освещали другие.
— А где они были, эти другие? Их ты тоже видел? Воин колебался. Он долго не отвечал, потом все же сказал:
— Я мог чувствовать их присутствие; они были где-то совсем рядом… И знаешь, они ненавидели весь мир, ненавидели все сущее в нем, но тела их были от меня скрыты. Они были и там, и не там. Я не могу объяснить лучше… Я бы не хотел приближаться к этим существам, Губитель Шейдов. Это не люди, в этом я уверен, и их ненависть была словно страшная гроза, словно самая сильная буря на свете, которую удалось загнать в небольшую стеклянную бутылку.
— И когда эта бутылка разобьется… — прошептал Эрагон.
— Вот именно, Губитель Шейдов! Иногда я думаю, уж не удалось ли Гальбаториксу пленить даже наших богов и превратить их в своих рабов, но потом я смеюсь над собою и называю себя глупцом.
— Каких богов ты имеешь в виду? Может быть, тех, которым поклоняются гномы? Или тех, кого почитают кочевники?
— Разве это так важно, Губитель Шейдов? Бог — это бог, откуда бы он ни явился.
— Возможно, ты прав, — прошептал Эрагон.
Он уже отошел от тюфяка, на котором лежал тот воин, когда одна из целительниц потянула его в сторонку и сказала:
— Прости его, господин мой. Тяжесть ран совсем свела его с ума. Он все время бредит, рассказывает о каких-то солнцах и звездах, о каких-то сверкающих огнях, которые якобы видит. Порой нам кажется, что он знает такие вещи, которые ему и знать-то не следовало бы, но ты не обманывайся понапрасну: он все это черпает из рассказов других раненых. Им нечем особенно занять себя, вот они и рассказывают друг другу всякие истории, шепчутся, сплетничают, ну, ты и сам понимаешь. А что им, беднягам, еще остается?
— Не называй меня «господин мой», — сказал Эрагон, — я вовсе не твой господин. А этот человек, по-моему, совсем не безумен. Я не могу сказать точно, что он собой представляет, но он, безусловно, обладает некой необычной способностью. Если ему станет лучше или хуже, прошу тебя, дай об этом знать кому-нибудь из Дю Врангр Гата.
Лекарка поклонилась и сказала:
— Как тебе будет угодно, Губитель Шейдов. И прости мне мою невольную ошибку.
— Как он был ранен?
— Какой-то воин отрубил ему пальцы, когда он пытался рукой защититься от удара меча. А снаряд, пущенный из вражеской катапульты, раздробил ему голень, так что осталось только отнять ее. Те, кто был с ним рядом, говорят, что, когда в него попал тот снаряд, он сразу начал что-то кричать про свет, а когда его подобрали, то увидели, что глаза у него напрочь заросли бельмами. Даже зрачков уже видно не было.
— Ага… Ну что ж, спасибо. Ты очень помогла мне.
…Было уже темно, когда Эрагон и Насуада наконец вышли из палаток целителей. Насуада вздохнула:
— Ну вот, теперь и я могла бы выпить кружку медового напитка.
Эрагон кивнул, не поднимая глаз от земли, и они двинулись к ее шатру. Через некоторое время она спросила:
— Ты о чем думаешь, Эрагон?
— О том, что мы живем в странном мире, и мне здорово повезет, если я пойму хотя бы малую его часть. — Затем он пересказал ей свой разговор с тем раненым, и ее все это тоже чрезвычайно заинтересовало.
— Тебе бы надо рассказать об этом Арье, — сказала Насуада. — Она, возможно, знает, кто они такие, эти «другие».
У входа в ее шатер они расстались: Насуада пошла дочитывать очередной рапорт, а Эрагон с Сапфирой направились к себе. Возле палатки Сапфира сразу же свернулась клубком на земле, а Эрагон, усевшись с нею рядом, долго смотрел на звезды; перед глазами у него снова и снова вставали те раненые люди, которых он только что навещал.
И в ушах у него звучали те слова, которые сказали ему многие из этих людей: «Мы сражались за тебя, Губитель Шейдов».