Глава 32. Это дело будущего — Книга Эрагон 3 Брисингр

Горячий утренний ветер, дувший с равнин, сменил направление и дул теперь с гор, оставаясь все таким же горячим.
Сапфира чуть изменила угол наклона крыльев, компенсируя перемену скорости и давления, благодаря которым скользила сейчас в тысячах футов над опаленной солнцем землей, и на секунду прикрыла глаза двойными веками. Она прямо-таки наслаждалась этим полетом в светлом воздушном просторе, под мягкими утренними лучами солнца. Представляя себе, как сверкает в этих лучах ее чешуя, как наслаждаются этим зрелищем те, кто видит ее, парящую в вышине, она даже тихонько запела от удовольствия, уверенная в том, что она — самое прекрасное существо во всей Алагейзии. Ну что может сравниться с ее дивной блестящей чешуей? У кого еще есть такой длинный, сужающийся к концу хвост и крылья столь прекрасной и совершенной формы? Такие чудные, блестящие, изогнутые когти и впечатляющие своими размерами белые клыки, которыми она запросто с одного раза перекусывает шею дикого быка? Разве Глаэдр — Золотая Чешуя, потерявший ногу во время того предательского сражения и гибели Всадников, выглядит лучше, чем она? Нет, конечно. А Торна или Шрюкна и вовсе нечего с нею сравнивать; оба этих дракона — рабы Гальбаторикса, и это состояние совершенно извратило их разум и душу, так что теперь у них и мозги набекрень. Дракон, который вынужден поступать исключительно по приказанию своего хозяина, это и не дракон вовсе. И потом, все эти драконы — самцы, а самец, даже если он и выглядит в высшей степени величественно, просто неспособен быть образцом красоты и изящества, как, например, она, Сапфира. Нет, она, несомненно, самое поразительное существо во всей Алагейзии; и это совершенно естественно.
От удовольствия Сапфира даже задрожала вся от основания черепа до кончика хвоста. Денек нынче выдался просто великолепный. Под жаркими солнечными лучами она чувствовала себя словно в гнезде из раскаленных угольев. Она была сыта, вокруг — чистое небо, и у нее не предвиделось никаких срочных дел. Ну разве что требовалось наблюдать за окрестностями, чтобы вражеская армия не вздумала снова пойти в атаку, но этим Сапфира и так занималась всегда в силу привычки.
Ее счастливое состояние омрачало только одно обстоятельство, но это было настолько значительное обстоятельство, что чем больше она о нем думала, тем сильнее мрачнела, и вскоре от ее былого блаженного состояния не осталось и следа. Сейчас Сапфире хотелось одного: чтобы Эрагон оказался здесь и смог разделить с нею все радости этого чудесного дня. Дракониха что-то горестно проворчала, и из пасти у нее вырвался небольшой язык пламени, точно пронзивший окружающий ее голубой простор, но она тут же перекрыла поток пламени, как бы заперев его внутри себя. Язык от этого немного жгло, но это было неважно. Важно было только то, когда же наконец Эрагон, ее друг, ее брат, отрада ее сердца, сумеет мысленно дотянуться до лагеря варденов и выйдет на связь с Насуадой? Когда он потребует, чтобы она, Сапфира, немедленно летела к нему в Тронжхайм? Она сама настояла на том, чтобы он послушался приказа Насуады и отправился в эти проклятые горы, до вершин которых никогда не взлететь даже ей, Сапфире, и теперь от него уже столько времени ни слуху ни духу, а в сердце у нее пустота и ледяной холод.
«Что-то не так в этом мире, какая-то тень бродит по нему, — думала Сапфира. — И это очень меня тревожит. И с Эрагоном явно что-то не так. Я чувствую: он в опасности! Или ему недавно грозила опасность, а я ничем, ничем не могу ему помочь!»
В конце концов, она же не дикий дракон! С тех пор как она вылупилась из яйца, вся ее жизнь была тесно переплетена с жизнью Эрагона; без него чувствовала себя неполноценной; ей казалось, что от нее осталась лишь половина. Если Эрагон погиб, потому что ее не было рядом с ним, потому что она не смогла защитить его, то и ей уже незачем жить, разве что для того, чтобы отомстить за него. Сапфира твердо знала: если это действительно произошло, она порвет его убийц на мелкие кусочки, а потом полетит в черный город этого предателя Гальбаторикса, похитителя драконьих яиц, столько десятилетий державшего ее в плену, и непременно постарается его уничтожить, даже если это будет означать неминуемую смерть для нее самой.
Сапфира снова что-то гневно прорычала и щелкнула челюстями, пытаясь прихватить какого-то воробьишку, который легкомысленно пролетел совсем рядом с ее пастью. Однако она промахнулась, и воробей, целый и невредимый, стремительно бросился удирать от нее. Эта неудача лишь усугубила ее дурное настроение. Она секунду раздумывала, не пуститься ли в погоню за этой жалкой пташкой, но потом решила, что не стоит возиться. Подумаешь, какой-то комочек костей и перьев! Даже в качестве закуски не годится.
Развернувшись боком к ветру и загнув хвост в противоположную сторону, чтобы ускорить разворот, Сапфира описала полукруг, осматривая находившуюся далеко внизу землю и видя, как крохотные фигурки людей и животных разбегаются во все стороны, спеша укрыться от зорких глаз воздушной охотницы. Даже с высоты в несколько тысяч футов она могла бы пересчитать все перья на спине ястреба-перепелятника, кружившего низко над полями, засеянными пшеницей, что лежат к западу от реки Джиет. А вот промелькнула чья-то пушистая коричневая шкурка — это кролик спешит укрыться в норе. А вот и небольшое стадо оленей устроилось под пышными смородиновыми кустами, что так здорово разрослись на берегу небольшого притока реки Джиет. Сапфира не только видела все, что творилось под нею, но и отлично слышала встревоженное попискивание и испуганные вопли различных животных, предупреждавших об опасности своих собратьев. Жалкие существа! Она усмехнулась про себя: ее пища опасается ее, и это совершенно нормально. Но если когда-нибудь наступит такое время, когда опасаться кого-то из них придется уже ей, тогда она сразу поймет, что настала пора умирать.
В лиге вверх по течению Джиет собралась толпа варденов; они стояли на берегу реки, словно стадо красных оленей, внезапно остановившихся на краю обрыва. Вардены прибыли к переправе вчера, и с того времени примерно треть людей и ургалов вместе с лошадьми, которых ей, Сапфире, почему-то нельзя есть, переправились через реку вброд. Армия варденов продвигалась вперед очень медленно, и Сапфира иногда даже удивлялась, как это люди вообще успевают что-то сделать, если они все время только путешествуют, причем передвигаясь с места на место с черепашьей скоростью. И ведь они так недолго живут! «Им было бы куда удобней, умей они летать», — подумала она и удивилась, как это люди до сих пор не додумались до такой простой вещи. Летать так легко и просто! Странно, что так много других существ всю свою жизнь проводят на земле. Даже Эрагон всегда предпочитал землю, то слишком мягкую, то слишком твердую на вкус самой Сапфиры, хотя он то, конечно, в любой момент мог к ней присоединиться и взмыть в небеса, стоит ему лишь произнести несколько слов на древнем языке. И все же она не всегда понимала действия этих земных существ, топчущих землю двумя ногами, какие бы у них ни были уши — круглые, как у людей, или заостренные, как у эльфов, или вообще рога. А уж этих коротышек гномов она и вовсе могла бы раздавить одной лапой…
Внимание Сапфиры вдруг привлекло какое-то движение на северо-востоке, и она резко повернулась в ту сторону, пытаясь понять, что там происходит, и увидела вереницу лошадей — она насчитала сорок пять измученных животных. — которые шагом тащились к лагерю варденов. Лошади по большей части были без седоков, и поэтому до нее не сразу дошло — пока через полчаса она не разглядела наконец лица людей в седлах, — что это, скорее всего, отряд Рорана, возвращающийся из рейда по тылам неприятеля. Сапфира удивилась, недоумевая, отчего в отряде осталось так мало людей, и даже немного забеспокоилась. Она никак не была связана с Рораном, однако Эрагон любил его, и это было для нее достаточно веской причиной, чтобы беспокоиться и о его благополучии.
Направив мысли в сторону лагеря, где, как всегда, беспорядочно сновали эти людишки, Сапфира начала поиск и вскоре услышала знакомую музыку души Арьи. Эльфийка сразу узнала ее и открыла ей свои мысли. Сапфира сообщила:
«Роран будет здесь ближе к вечеру. Но, судя по всему, их отряд здорово потрепали. Интересно, с кем это им пришлось сразиться?»
«Спасибо, Сапфира, — услышала она ответ Арьи. — Я все незамедлительно сообщу Насуаде».
Едва Сапфира успела прервать мысленную связь с Арьей, как тут же почувствовала, что кто-то упорно пытается связаться с нею самой, — это оказался тот эльф, покрытый черно-синей шерстью и больше похожий на волка, Блёдхгарм.
«Я уже довольно давно вылупилась из яйца! — язвительным тоном сообщила она ему. — Нечего ежеминутно справляться о моем здоровье!»
«Приношу глубочайшие извинения, Бьяртскулар, но ты слишком долго отсутствуешь, и если за тобой кто-то следит, ему может прийти в голову мысль, что вы с…»
«Да, понимаю, — ответила она и, сложив крылья, так стремительно понеслась к земле, что почти достигла ощущения невесомости, и лишь над самым берегом реки вновь раскрыла крылья и, совершая широкие круги, медленно пошла на посадку. — Я скоро буду в лагере», — сообщила она Блёдхгарму.
Когда примерно в тысяче футов над водой она вновь расправила крылья, то ощутила заметное напряжение в широких перепонках, резко наполнившихся ветром, и замедлила полет. Потом опять сложила крылья и приблизилась почти к самой поверхности воды, бурой и почти непригодной для питья. Изредка взмахивая крыльями, чтобы сохранить высоту, она полетела вверх по течению реки, будучи готовой к любым переменам давления и порывам ветра, которые нередко случаются в холодном потоке воздуха над рекой и могут неожиданно отбросить ее куда-нибудь в сторону, скажем, на дерево с острыми ветвями и вершиной или, что еще хуже, на твердую, пересохшую землю, способную переломать ей при падении все кости.
Сапфира специально чуть набрала высоту, пролетая над скопившимися у реки варденами, чтобы не испугать ни людей, ни их глупых лошадей. Затем, спланировав на раскинутых крыльях, она опустилась на поляну между палатками — эту поляну Насуада приказала оставить специально для нее — и, топая мощными лапами, потащилась через весь лагерь к пустой палатке Эрагона, где ее уже ждали эльф Блёдхгарм и его одиннадцать соплеменников. Она приветствовала их, устало прикрыв глаза и высунув из пасти язык, затем свернулась клубком возле палатки и погрузилась в дремоту в ожидании сумерек, как поступила бы, если бы Эрагон и впрямь был на месте и им предстояло вместе вылететь ночью на очередное задание. Было довольно глупо и очень утомляло ее — вот так лежать здесь каждый день, притворяясь, что все в порядке, но это было необходимо: все должны были считать, что Эрагон по-прежнему в лагере. Поэтому Сапфира не жаловалась, хотя после двенадцати часов лежания на твердой земле, пачкавшей ее замечательную чешую, ей страшно хотелось, например, сразиться с тысячей солдат, или скосить и уничтожить целый лес, работая зубами, когтями и огнем, или взлететь и носиться в поднебесье, пока не кончатся все силы или пока она не увидит край света, за которым нет уже ничего.
Ворча про себя, дракониха размяла землю когтями, чтобы это неудобное ложе стало хоть чуточку помягче, потом опустила голову на передние лапы и закрыла внутренние веки, так что могла отдыхать и в то же время видеть любого, кто проходил мимо. Над головой прожужжала стрекоза, и она уже не в первый раз задумалась о том, что именно могло побудить какого-то безмозглого коротышку дать этому насекомому такое название (прим. Имеется в виду английское слово dragonfly — стрекоза), ведь у него нет ровным счетом ничего общего с благородной расой драконов!
…Большое круглое солнце спустилось уже к самому горизонту, когда Сапфира услышала крики и приветственные возгласы, которые означали, что Роран и его воины добрались наконец до лагеря. Она встала, а Блёдхгарм, как и прежде, произнес нараспев то заклинание, которое создавало иллюзорное присутствие Эрагона. Этот созданный магией двойник вышел из палатки, взобрался на спину Сапфиры, уселся поудобнее и огляделся вокруг — в точности как сделал бы это и сам Эрагон. Внешне он выглядел безупречно, но был абсолютно лишен мыслей и человеческого сознания, и если бы кто-то из агентов Гальбаторикса попробовал проникнуть в его душу, то сразу же обнаружил бы обман. Поэтому успех этой подставы базировался на том, чтобы Сапфира как можно скорее уносила двойника подальше от лагеря; положительную роль играла также и соответствующая репутация Эрагона, которая отбивала охоту у любого тайного наблюдателя предпринимать какие бы то ни было попытки проникнуть в его сознание; все понимали, что возмездие в таком случае может быть непредсказуемым и страшным.
Сапфира прыжками двинулась через лагерь, и двенадцать эльфов строем последовали за ней. Встречные отскакивали в стороны, освобождая им дорогу, и кричали:
«Приветствуем тебя, Губитель Шейдов! И тебя, о великолепная Сапфира!»
И от этих слов дракониху неизменно охватывало теплое чувство.
Когда она добралась до шатра Насуады, напоминавшего ей пурпурную бабочку со сложенными крыльями, то, присев, сунула голову в темный вход в задней стене, которую специально для нее приподнимали и соответствующим образом закрепляли. Охранники Насуады отдернули полог, давая «Эрагону» войти, и Блёдхгарм снова пробормотал какое-то заклинание. «Эрагон» слез со спины Сапфиры, вошел в шатер и тут же, едва успев скрыться от взоров любопытствующих, растворился в воздухе.
— Как ты полагаешь, Блёдхгарм, наша уловка еще не раскрыта? — спросила у эльфа Насуада, сидя в своем резном кресле-троне с высокой спинкой.
Блёдхгарм изящно поклонился:
— Я могу лишь повторить, госпожа Насуада: наверняка ничего утверждать нельзя. Нам придется просто ждать. Но, разумеется, если Империя предпримет какие-то шаги, пользуясь отсутствием Эрагона, то мы это сразу поймем.
— Спасибо, Блёдхгарм. Это все.
Снова учтиво поклонившись ей, эльф вышел из шатра и занял позицию в нескольких ярдах позади Сапфиры и чуть сбоку, охраняя ее.
Дракониха улеглась на брюхо и принялась вылизывать чешую вокруг третьего когтя на левой передней лапе — там остались малопривлекательные следы сухой белой глины, и она припомнила, что стояла в куче такой глины, когда поедала свою последнюю добычу.
И тут в шатер вошли Мартланд Рыжебородый, Роран и еще какой-то человек с обычными круглыми ушами, которого Сапфира не знала. Они поклонились Насуаде, а Сапфира перестала вылизывать коготь и высунула язык, нюхая воздух и пробуя его на вкус; она тут же уловила запах засохшей крови, кисловато-горький, немного мускусный привкус человеческого и лошадиного пота, запах кожаных доспехов и слабый, но вполне различимый острый запах страха. Она еще раз внимательно осмотрела всех троих воинов и отметила, что хорошо знакомый ей человек с длинной рыжей бородой потерял кисть правой руки. Затем она вернулась к вылизыванию лапы, восстанавливая блеск чешуи и когтей, а этот Мартланд и тот незнакомец с круглыми ушами, которого, как оказалось, звали Улхарт, а также Роран стали рассказывать какую-то неприятную историю, связанную с яростным сражением, кровью и огонем, и про смеющихся воинов, которые никак не желали умирать и продолжали сражаться даже после того, как Ангвард выкликнул их всех по именам. По своему обыкновению, Сапфира помалкивала, пока остальные — особенно Насуада и ее советник, высокий человек с худым лицом по имени Джормундур, — расспрашивали воинов о подробностях неудачного похода. Сапфира помнила, как иной раз поражало Эрагона то, что она никогда не участвует в подобных обсуждениях. А ведь причина ее молчания была совсем проста: если не считать Арьи и Глаэдра, то ей приятно было общаться только с Эрагоном, и все остальные разговоры, беседы и обсуждения, по ее глубочайшему убеждению, имели весьма мало смысла и являлись по большей части очередным проявлением свойственной двуногим бессмысленной суеты. Эта суета была свойственна им всем — и круглоухим людям, и остроухим эльфам, и толстым коротышкам гномам. Вот Бром никогда не суетился! И именно это в нем больше всего нравилось Сапфире. Для нее самой выбор был всегда прост: либо имеет смысл решиться на действие, которое может изменить данное положение, и в таком случае она сразу начинала действовать, либо это смысла не имеет, а потому все сказанное по этому поводу по большей части полный вздор. Так или иначе, а насчет будущего Сапфира почти никогда не тревожилась, за исключением, правда, тех случаев, когда это касалось Эрагона. О нем она беспокоилась всегда.
Когда с вопросами и ответами было покончено, Насуада выразила Мартланду соболезнования по поводу потери руки и отпустила его вместе с Улхартом. Рорана она попроила остаться.
— Ты вновь продемонстрировал нам свою доблесть и отвагу, Молотобоец, — сказала она ему. — Я весьма довольна твоими успехами.
— Спасибо, госпожа моя.
— Мартландом займутся наши лучшие лекари, но ему, конечно же, потребуется значительное время, чтобы оправиться от такой раны. И даже когда он поправится, то уже не сможет возглавлять подобные рейды. С одной рукой это будет трудновато. А потому отныне он будет служить нашему делу в тылу, а не на передовой. Я думаю, что его стоит к тому же повысить в ранге; пожалуй, я назначу его одним из своих военных советников. Джормундур, что ты думаешь по этому поводу?
— Думаю, что это отличная мысль. Насуада кивнула, явно довольная.
— Но это означает, что мне нужно подобрать нового капитана для вашего отряда, под командой которого ты, Роран, и будешь продолжать свою службу.
— Но госпожа, — возразил Роран, — как же насчет твоего обещания назначить командиром меня? Разве я не доказал участием в этих двух рейдах, что вполне способен командовать людьми? Не говоря уж о прошлых моих заслугах перед варденами. И ведь ты, кажется, была вполне мною довольна, не так ли?
— Если ты и впредь будешь выказывать такую же доблесть, Молотобоец, то очень скоро тоже станешь капитаном. Однако тебе следует проявить терпение. Подожди еще немного. Всего два похода, пусть даже с неплохими результатами, не могут в полной мере выявить характер человека. Я всегда осторожничаю, когда речь заходит о том, чтобы позволить новичку командовать людьми. Так что придется тебе пойти мне навстречу и немного подождать.
Роран с такой силой сжал рукоять молота, заткнутого за пояс, что на руке его стали видны все напрягшиеся вены и мышцы, но тон его оставался спокойным и вежливым, когда он поклонился и промолвил:
— Хорошо, госпожа Насуада.
— Вот и отлично. Тебе сообщат о новом задании сегодня же к вечеру. Да не забудь как следует пообедать после того, как вы с Катриной увидитесь вновь. Можешь считать это приказом, Молотобоец. А то у тебя такой вид, словно ты вот-вот свалишься.
— Хорошо, госпожа.
Роран уже собрался уходить, когда Насуада вдруг подняла руку и остановила его.
— Роран! — позвала она. Он обернулся. — Теперь, когда ты уже имеешь опыт сражения с теми, кто не чувствует боли, скажи: если и у нас будет подобная защита от страданий плоти, сможем ли мы победить их?
Роран подумал и покачал головой:
— Пожалуй, нет. С одной стороны, отсутствие боли им, конечно, помогает, но в нем же заключается и их слабость. Они не пытаются прикрыть себя щитом, защищаясь от удара меча или от стрелы, они вообще ведут себя совершенно беспечно; точнее, они равнодушно относятся не только к грозящей им опасности, но и к собственной жизни. Это правда, они могут еще долго сражаться после таких ранений, которые давно бы уже убили обычного человека, и это немалое преимущество в бою, но ведь они и сами гибнут довольно часто просто потому, что даже не думают защитить свое тело от ударов. Они настолько уверены в собственной неуязвимости, что бросаются навстречу любой опасности, сами лезут в любую ловушку, которой разумный человек всеми средствами постарался бы избежать. И пока у варденов достаточно высок боевой дух, я уверен: правильная тактика всегда поможет нам одолеть этих хохочущих монстров, А если мы станем такими же, как они, то запросто сможем уничтожить и друг друга и не будем испытывать при этом ни малейших сожалений — ни те, кто будет погибать, ни те, кто будет убивать, — поскольку нам тоже все будет совершенно безразлично, и мы ни на секунду не задумаемся даже о сохранении собственной жизни. Вот примерно каково мое мнение на сей счет.
Насуада поблагодарила его и разрешила уйти. Когда он вышел из шатра, Сапфира спросила у нее:
«От Эрагона по-прежнему ничего?»
Насуада покачала головой:
— Нет, пока ничего, и его молчание начинает меня беспокоить. Если он не свяжется с нами до послезавтра, я попрошу Арью послать сообщение одному из магов Орика и потребовать от него немедленно прислать рапорт о том, что там происходит. Если Эрагон не в состоянии ускорить избрание нового короля гномов, то, боюсь, и нам нечего рассчитывать на этот народ как на своих союзников в грядущих сражениях. И при таком малоприятном исходе дела единственное, что сможет меня утешить, — это незамедлительное возвращение Эрагона в наши ряды.
Когда Сапфира собралась покидать красный шатер Насуады, Блёдхгарм снова, применив магию, создал двойника Эрагона, который и уселся на спину драконихи. Лишь после этого Сапфира вытащила голову и плечи из-под приподнятой задней стены шатра и прыжками двинулась в обратный путь через лагерь; эльфы, как и всегда, строем следовали за ней.
Как только она добралась до палатки Эрагона, его двойник, спрыгнув у нее со спины, нырнул туда, а сама дракониха улеглась на земле, приготовившись провести остаток дня в монотонном ожидании. Но прежде чем погрузиться в привычную и совершенно излишнюю дремоту, она установила мысленную связь с Рораном, который тут же снял защитные барьеры и спросил: «Сапфира, это ты?»
«А разве с тобой кто-то еще ведет мысленные беседы?» «Конечно, нет! Просто это немного неожиданно… Видишь ли, я сейчас немного занят…»
Прислушавшись к бурлившим в душе у Рорана чувствам, а также к чувствам Катрины, Сапфира, приятно удивленная всем этим, миролюбиво заметила:
«Я просто хотела поздравить тебя с возвращением. Хорошо, что ты не ранен».
Мысли Рорана, сумбурные, нечеткие, то горячие, то холодные, долетали до нее как бы с перерывами, и ей показалось, что он даже с трудом сумел поблагодарить ее: «Это очень любезно с твоей стороны, Сапфира». «Ладно, — смилостивилась она. — Если сможешь, приходи ко мне завтра, тогда и поговорим как следует. У меня уже терпения не хватает сидеть здесь без дела день за днем. Может быть, ты сумеешь немного развлечь меня, рассказать, например, каким был Эрагон до того, как я вылупилась из яйца».
«Хорошо. Я с удовольствием приду».
Удовлетворенная исполненным долгом вежливости — как его, разумеется, воспринимают эти смешные двуногие с круглыми ушами — и весьма довольная тем, что завтрашний день, возможно, не будет таким же скучным, как нынешний, — хотя вряд ли кто-то посмел бы отказался от приглашения дракона составить ему компанию! — Сапфира устроилась поудобнее, мечтая о том, что хорошо было бы сейчас оказаться в мягком гнезде того дома в Эллесмере, где жили они с Эрагоном. Этот чудесный дом был устроен на дереве, которое раскачивалось под ветром, точно колыбель; воспоминания об этом были столь приятны, что Сапфира, глубоко вздохнув — при этом из ее ноздрей вырвался густой клуб дыма, — погрузилась в сладостную дремоту, и снилось ей, что она летает в небесах на такой высоте, какой никогда еще не достигала…
Она плавно махала крыльями, поднимаясь все выше и выше, пока не поднялась над недосягаемыми вершинами Беорских гор.
Там она некоторое время покружилась, любуясь раскинувшейся внизу Алагейзией, и ее охватило непреодолимое желание взлететь еще выше, посмотреть, на что она способна. И она, вновь взмахнув крыльями, в мгновение ока взвилась выше сиявшей в небесах луны и оказалась в темноте, где вокруг нее были лишь серебристые звезды. Долго, бесконечно долго скользила она в этом темном бескрайнем пространстве, чувствуя себя истинной королевой раскинувшегося внизу сверкающего мира, похожего сейчас на драгоценный самоцвет, но потом в душу ее закралось какое-то смутное беспокойство, заставившее ее мысленно крикнуть на всю Вселенную: «Эрагон, где же ты?!»