Глава 43. Над облаками — Книга Эрагон 3 Брисингр

Сапфира пролетела пять миль от Тронжхайма до внутренней стены Фартхен Дура, после чего им с Эрагоном пришлось нырнуть в туннель, тянувшийся далеко на восток от основания этой полой горы. Эрагон, впрочем, мог бы пробежать этот туннель минут за десять, но высота потолка там не позволяла Сапфире ни лететь, ни хотя бы передвигаться прыжками, и он ограничился тем, что просто быстро пошел впереди.
Час спустя они выбрались в долину Одред, протянувшуюся далеко с севера на юг. В самом начале этой долины, заросшей папоротником, среди холмов лежало Фернотмерна, довольно большое озеро, похожее на каплю темно-синих чернил, как бы случайно оброненную кем-то меж неприступными вершинами Беорских гор. Из северной оконечности Фернотмерны вытекала река Рагни Дармн и, извиваясь, текла по долине до слияния с Аз Рагни близ отрогов Молдуна-Гордеца, самой северной вершины Беорских гор.
Эрагон и Сапфира покинули Тронжхайм задолго до утренней зари, и, хотя в туннеле им пришлось сильно замедлить ход, сейчас все еще было раннее утро. Узкую, иссеченную зубцами гор полоску неба над головой уже пересекали бледно-желтые лучи солнечного света. А на дне долины еще царили сумерки, и тяжелые облака, точно прилипшие к склонам гор, были похожи на свившихся в кольца толстенных серых змей. Над блестящей поверхностью озера кольцами проплывал белесый туман.
Эрагон и Сапфира остановились на берегу Фернотмерны, чтобы напиться и наполнить водой мехи, взятые в дорогу. Вода в озеро стекала прямо с высокогорных ледников и была такая холодная, что у Эрагона заломило зубы. Он даже зажмурился и топнул ногой, такой острой болью пронзил ему череп этот горный хлад.
Потом он осмотрел противоположный берег озера. Там между клочьями ползущего тумана виднелись руины некогда мощного замка, построенного на голом каменном выступе. С обветшавших стен свешивалась целая борода мощного плюща, но в остальном замок казался совершенно безжизненным. Эрагону стало не по себе. Эта заброшенная крепость показалась ему на редкость мрачной и зловещей, точно разлагающийся труп какого-нибудь чудовища.
«Ну, ты готов?» — спросила Сапфира.
«Готов», — откликнулся Эрагон и полез в седло.

От озера Фернотмерна Сапфира взяла курс на север и полетела над долиной Одред к выходу из Беорского горного массива. Правда, Эллесмера находилась чуть западнее, но иного способа выбраться из этих гор не было, ибо в этих местах горные перевалы находились на высоте более пяти миль.
Впрочем, Сапфира летела на максимальной высоте, которую мог выносить Эрагон; ей было легче преодолевать большие расстояния в разреженных, верхних слоях атмосферы, а не в плотном и влажном воздухе у поверхности земли. Защищаясь от леденящего холода, Эрагон натянул на себя несколько слоев одежды иприменил несложное заклинание, которое как бы делило поток ледяного ветра надвое, и он растекался в стороны, не причиняя Всаднику особого вреда.
Полет на Сапфире требовал постоянного напряженного внимания, но сейчас, поскольку крылья ее двигались относительно медленно и ритмично, Эрагону не нужно было особенно следить за равновесием, как во время поворотов, или пикирования, или еще каких-либо сложных маневров. Эрагон почти отдыхал, то беседуя с Сапфирой, то обдумывая события последних недель, то просто любуясь все время менявшимися пейзажами, проплывавшими внизу.
«Ты воспользовался магией, не прибегая к древнему языку, когда на тебя напали те гномы, — вдруг вспомнила Сапфира. — А ведь это очень опасно!»
«Да, я знаю. Но у меня не было времени вспоминать нужные слова. И потом, ты ведь тоже никогда не пользуешься древним языком, когда творишь заклятья».
«Я — это совсем другое дело. Я — дракон. Нам не нужен древний язык, чтобы выразить то, чего мы хотим, мы и так это знаем и не меняем принятых решений так легко, как эльфы или люди».

Оранжевый диск солнца был уже всего в ладони над горизонтом, когда Сапфира, вырвавшись из узкой долины, полетела над безлюдными, поросшими травой равнинами, прилегавшими к Беорским горам. Выпрямившись в седле, Эрагон огляделся и покачал головой: он был поражен тем, какое расстояние они уже пролетели.
«Жаль, что мы не смогли сразу полететь в Эллесмеру, — сказал он Сапфире. — Тогда мы бы могли гораздо больше времени провести с Оромисом и Глаэдром».
Сапфира выразила свое согласие.
Она продолжала лететь, пока не село солнце и не появились первые звезды, а небо за горами не приобрело пурпурно-лиловый оттенок. Она могла бы лететь и дольше, до самого утра, но Эрагон настоял на том, чтобы остановиться и немного передохнуть.
«Ты еще не пришла в себя после того перелета, до Фартхен Дура. Мы можем завтра лететь хоть весь день и всю ночь, если будет нужно, но нынче ты должна поспать».
Хотя Сапфире его предложение не очень понравилось, она тем не менее согласилась отдохнуть и приземлилась возле ивовых зарослей на берегу какого-то ручейка. Эрагон слез с нее и обнаружил, что ноги у него настолько затекли, что он с трудом сохраняет равновесие. Он расседлал Сапфиру, разложил на земле свою постель и улегся, свернувшись калачиком и прижавшись спиной к теплому драконьему боку. Палатка ему не требовалась — Сапфира прикрывала его своим крылом, словно соколиха, охраняющая птенцов. Оба довольно быстро уснули, и сны их переплетались каким-то странным, необыкновенным образом, ибо и во сне мысли их были неразрывны.

Едва посветлело небо на востоке, Эрагон и Сапфира снова пустились в путь, летя высоко над зеленеющими равнинами.
Ближе к полудню им в лицо задул сильный ветер, сильно замедлив полет Сапфиры и заставив ее снизить скорость почти в два раза. Сколько она ни старалась, ей так и не удалось подняться в более высокие воздушные слои, где не было бы ветра. Целый день ей пришлось бороться с противостоящим воздушным потоком, и она страшно устала, хотя Эрагон и передал ей немало своей энергии. К полудню она совершенно выдохлась и спланировала вниз, на небольшой бугор посреди заросшей травами равнины, где и приземлилась, распустив крылья по земле, тяжело дыша и вздрагивая от усталости.
«Видимо, нам лучше здесь и переночевать», — сказал Эрагон. «Нет».
«Сапфира, но ты же не в состоянии лететь дальше! Давай устроим здесь лагерь и подождем, пока ты не восстановишь силы. Может, к вечеру ветер вообще уляжется».
В ответ послышался шорох ее языка — она облизнулась и снова тяжело задышала.
«Нет, — повторила она. — Это ни к чему не приведет. На этих равнинах ветер может дуть неделями, даже месяцами. Не стоит дожидаться, пока он уляжется». «Но…»
«Нет, я не хочу здесь задерживаться, хоть и устала. Слишком многое поставлено на кон…»
«Тогда давай я поделюсь с тобой той энергией, что содержится в Арене. Ее там более чем достаточно. Она сможет поддерживать тебя на всем пути до самого Дю Вельденвардена».
«Нет, — снова сказала Сапфира. — Прибереги энергию Арена на тот случай, если у нас вдруг ее совсем не останется. Я вполне успею отдохнуть и набраться сил в лесу у эльфов. А запасы, хранящиеся в перстне, могут понадобиться нам в любой момент; не стоит тратить магию Арена всего лишь на то, чтобы я почувствовала себя немного лучше».
«Но мне тяжело, когда ты страдаешь…»
Она чуть слышно заворчала:
«Мои предки, дикие драконы, никогда не стали бы пасовать перед каким-то паршивым ветерком! И я тоже не собираюсь!»
И она снова взвилась ввысь, точно ввинчиваясь в поток встречного ветра.
День клонился к вечеру, но ветер все продолжал дуть им навстречу, значительно снижая скорость полета. Казалось, сама судьба решила помешать им добраться до лесного убежища эльфов. Эрагон вдруг вспомнил ту кнурла по имени Глумра и ее веру в богов, и ему впервые в жизни захотелось помолиться. Нарушив мысленную связь с Сапфирой, которая настолько устала, что даже не заметила этого, он обратился к верховному божеству гномов: «О, Гунтера, властитель богов, если ты действительно существуешь, если ты слышишь меня и если это в твоей власти, то молю тебя, укроти этот ветер. Да, я, конечно, не гном, но король Хротгар принял меня в свой клан, и мне кажется, что уже одно это дает мне право молиться тебе, о, могущественный Гунтера. Пожалуйста, помоги нам! Мы должны как можно скорее добраться до леса Дю Вельденварден! И это важно не только для варденов, но и для твоих созданий, кнурлан. Прошу тебя, пожалуйста, уйми ветер. Сапфире долго не выдержать, она устала бороться с ним…» Эрагон чувствовал себя довольно глупо, когда, перестав молиться Гунтере, восстановил мысленную связь с Сапфирой. Он даже поморщился, чувствуя, какая боль жжет ее усталые мышцы, но будучи не в силах ей помочь.
Только ночью, с наступлением темноты, ветер наконец стих. Да и потом налетал лишь редкими и короткими порывами.
А утром Эрагон увидел внизу иссохшую, твердую как камень землю пустыни Хадарак.
«Проклятье! — выругался он, понимая, как мало они успели пролететь. — Значит, мы и сегодня до Эллесмеры не доберемся?»
«Не доберемся. Если только ветер не переменится и не станет попутным, — откликнулась Сапфира. Потом некоторое время молчала и вдруг прибавила: — И все же, если не случится ничего непредвиденного, мы к вечеру все же доберемся до эльфийского леса».
Эрагон что-то недовольно буркнул себе под нос.
В тот день им пришлось приземляться дважды. В первый раз Сапфире удалось опалить своим пламенем стайку уток, которых она тут же и сожрала; впрочем, это была ее единственная пища за все последнее время. Эрагон для экономии времени перекусывал прямо в седле.

Как Сапфира и рассчитывала, Дю Вельденварден они увидели, когда солнце уже склонялось к западу. Волшебный лес возник перед ними как необъятное море зелени. Вдоль опушек там преобладали огромные лиственные деревья — дубы, буки и клены, — но дальше, в глубине, как помнил Эрагон, они уступали место высоченным соснам, которые и составляли основную часть здешней растительности.
К опушке леса они подлетели уже в сумерках, и Сапфира, спланировав вниз, мягко приземлилась под раскидистыми ветвями могучего дуба. Она сложила крылья и некоторое время сидела совершенно неподвижно. Она так устала, что даже пошевелиться не могла; ярко-алый язык безвольно свисал у нее из пасти. Пока она отдыхала, Эрагон прислушивался к шороху листьев над головой, к гуканью сов и скрипу ночных насекомых.
Передохнув немного, Сапфира встала и решительно затопала в глубь леса, пройдя между двумя гигантскими, обросшими мхом дубами. Таким образом, она пересекла границу Дю Вельденвардена по земле, а не по воздуху. Дело в том, что эльфы с помощью магии оградили свой лес так, что никто и ничто не могло бы туда проникнуть, не попытавшись нарушить волшебные чары, а поскольку драконы для полета пользовались не только своей физической силой, но и магией, то и Сапфира не смогла бы даже просто пролететь над этим лесом: крылья тотчас же подвели бы ее, и она бы упала на землю.
«Ну, пожалуй, хватит», — мысленно сказала она Эрагону, останавливаясь на небольшой полянке в нескольких сотнях футов от опушки.
Эрагон расстегнул пряжки ремней, удерживавших его в седле, и соскользнул на землю. Затем осмотрел поляну, нашел подходящий участок земли, почти лишенный растительности, вырыл руками ямку фута полтора в диаметре и призвал воду. Когда вода наполнила ямку до краев, он произнес заклятье, устанавливая магическую связь с Оромисом.
Вода в ямке пошла рябью, вспыхнула бледно-желтым светом, и на ее поверхности проступило изображение хижины Оромиса. Седовласый эльф сидел у кухонного стола, изучая какой-то весьма потрепанный старинный свиток. Он поднял глаза и посмотрел прямо на Эрагона, ничем не выдав своего удивления.
— Здравствуй, Учитель, — сказал Эрагон, совершив традиционный эльфийский приветственный жест и прижимая руки к груди.
— Приветствую тебя, Эрагон. Я вас ждал. Где вы сейчас?
— Мы с Сапфирой только что добрались до вашего леса. .. Учитель, я не забыл, что мы обещали непременно вернуться в Эллесмеру, но вардены сейчас всего в нескольких днях пути от Фейнстера, и без нашей поддержки им грозит большая опасность. У нас не хватает времени, чтобы сейчас лететь в Эллесмеру. Не мог бы ты ответить на наши вопросы прямо сейчас, через волшебное зеркало?
Оромис откинулся на спинку стула. Его угловатое лицо было мрачным и задумчивым.
— Я не стану отвечать на твои вопросы, Эрагон, пока ты находишься так далеко от Эллесмеры. Я, пожалуй, догадываюсь, о чем ты хотел меня спросить, но подобные наставления можно давать только лично, предварительно обсудив

— Учитель, пожалуйста! Ведь если Муртаг и Торн…
— Нет, Эрагон. Я понимаю причины твоего нетерпения, но те знания, которые ты должен получить, не менее важны, чем та защита, которую ты сейчас мог бы обеспечить варденам, а может, даже и важнее. Учиться таким вещам следует должным образом. Или не учиться совсем.
Эрагон вздохнул и понурился.
— Я понимаю, Учитель. Оромис кивнул.
— Вот и хорошо. Мы с Глаэдром будем вас ждать. Летите скорей, и пусть в пути вам не встретится никакой опасности. Нам о многом нужно поговорить.
— Хорошо, Учитель.
Чувствуя себя страшно усталым и опустошенным, Эрагон устранил магические чары, и вода мгновенно впиталась в землю. Он сел на землю, обхватил голову руками и некоторое время тупо смотрел на мокрое пятно у себя под ногами. Сапфира шумно дышала у него за спиной.
«Нам, видимо, придется лететь дальше, — сказал он драконихе. — Ты уж меня прости».
Сапфира на мгновение затаила дыхание. Потом облизнулась и сказала:
«Ничего, я пока еще держусь». Он посмотрел на нее: «Ты уверена?» «Совершенно уверена».
Эрагон нехотя встал и снова забрался в седло. «Раз уж мы летим в Эллесмеру, надо бы снова посетить дерево Меноа, — сказал он, затягивая крепежные ремни. — Может, нам наконец удастся понять, что хотел сказать Солембум. И потом, мне действительно очень нужен новый меч».
Когда Эрагон впервые встретился с Солембумом в Тирме, кот-оборотень сказал ему: «Когда настанет час и тебе потребуется оружие, поищи меж корней дерева Меноа. А если тебе вдруг покажется, что все потеряно и все битвы проиграны, ступай к Скале Кутхиана и назови свое имя, дабы открыть Обитель Душ». Эрагон так до сих пор и не узнал, где находится эта Скала Кутхиана, но во время своего пребывания в Эллесмере они с Сапфирой несколько раз посещали дерево Меноа. Но не обнаружили никаких знаков, указывающих на то, что там есть то магическое оружие, о котором упоминал кот. Мох, глина, кора, случайный муравей — вот и все, что они сумели найти меж корнями волшебного дерева Меноа, но так и не поняли, где же следует копать.
«Солембум, вполне возможно, имел в виду вовсе не меч, — заметила Сапфира. — Коты-оборотни вообще любят говорить загадками, как и драконы, впрочем. Если оно даже и существует, это оружие, то им вполне может оказаться обрывок пергамента с начертанным на нем заклинанием, или древней книгой, или рисунком. А то и просто острым осколком камня или любым другим предметом».
«Чем бы оно ни оказалось, я очень надеюсь его найти. Кто знает, когда нам снова удастся попасть в Эллесмеру?»
Сапфира отшвырнула в сторону упавшее дерево, мешавшее ей пройти, расправила свои бархатистые крылья, и мышцы у нее на плечах резко напряглись. Эрагон издал воинственный клич и ухватился за переднюю луку седла, а дракониха взвилась вверх и с неожиданной быстротой и силой устремилась вперед, все выше поднимаясь в головокружительном вираже над верхушками деревьев.
Описав круг над зеленым морем качающихся ветвей, Сапфира взяла курс на северо-запад и полетела к столице эльфов, медленно и тяжело вздымая крылья.