Глава 07. Настоящий мужчина — Книга Эрагон 4 Наследие

.

Грязь так и липла к сапогам, и Роран с трудом вытаски­вал из нее ноги, усталые мышцы как огнем жгло от на­пряжения. Казалось, земля решила во что бы то ни ста­ло стащить с него сапоги. К тому же было ужасно скольз­ко. Грязь расползалась под ногами в самый неподходящий момент, а лужи были отвратительно глубоки. Бесконеч­ное движение по улицам лагеря людей, лошадей и пово­зок привело к тому, что верхние дюймов шесть мокрой земли превратились в почти непролазную трясину. Все­го несколько кустиков уцелевшей, но сильно помятой травы торчали вдоль размешанной ногами и колесами дороги, ведущей в лагерь варденов, но Роран подозре­вал, что и эта жалкая трава вскоре исчезнет, поскольку люди старались все же не ступать в чудовищную жижу посередине дороги.

Сам Роран даже не пытался отходить в сторону; ему было уже все равно, останется ли чистой его одежда. Кроме того, он страшно устал, и ему было проще брести по жидкой грязи, чем выискивать относительно безопасный путь, пе­репрыгивая с одного травянистого клочка суши на другой.

Он, спотыкаясь, брел вперед и думал о Белатоне. После встречи Насуады с котами-оборотнями он принял коман­дование варденами в северо-западной части города и де­лал все, что в его силах, чтобы установить контроль над этой территорией, заставляя своих людей тушить пожары, строить баррикады на улицах, подыскивать жилье для во­инов и конфисковывать оружие. Дел было невпроворот, и Роран с отчаянием спешил сделать самое необходимое, опасаясь, что в городе вновь начнутся сражения.

«Надеюсь, эти идиоты как-то переживут эту ночь и по­стараются не убить друг друга», — мрачно думал Роран.

Левый бок так сильно болел, что он порой скрипел зу­бами, затаивая дыхание.

«Проклятый трус!»

Кто-то выстрелил в него из большого лука с крыши дома. Лишь везение спасло его от неминуемой гибели; один из его людей, Мортенсон, успел закрыть его собой, когда лучник выстрелил с крыши. Тяжелая арбалетная стрела пронзила Мортенсона насквозь и все-таки сумела довольно сильно задеть Рорана. Мортенсон умер на месте, а тот, кто стрелял, успел уйти. Проклятие!

А через пять минут какой-то взрыв, возможно магиче­ского происхождения, убил еще двоих из его отряда, хотя эти люди успели только войти в какую-то конюшню, чтобы проверить, что там за шум.

Насколько Роран понимал, подобные «случайности» в этом городе — дело самое обычное. Нет сомнения, в боль­шей их части повинны агенты Гальбаторикса, но и жите­лей Белатоны тоже невинными назвать было нельзя — да и кто смог бы стоять, сложа руки, и смотреть, как вторгша­яся в их родной город армия захватывает их дома и имуще­ство, какие бы благородные цели вардены ни преследова­ли. Роран вполне способен был посочувствовать жителям Белатоны — ведь эти люди и впрямь считали, что должны защитить свои дома и семьи, — но в то же время он прокли­нал их за полное тупоумие, ибо они оказались не в силах понять, что сейчас вардены пытаются им помочь, а не при­чинить еще больший вред.

Он поскреб подбородок, пережидая, пока какой-то гном вытянет из лужи тяжело нагруженного коня, застряв­шего в жидкой грязи, и продолжил свои путь.

Подойдя к своей палатке, он увидел Катрину; она скло­нилась над тазом с горячей мыльной водой, пытаясь с по­мощью стиральной доски отстирать пропитанные кровью бинты. Рукава у нее были засучены выше локтя, волосы собраны в растрепанный пучок, щеки раскраснелись от усилий, и все же она никогда прежде не казалась Рорану такой прекрасной. Она служила ему утешением – утешением и убежищем — и уже одно то, что он ее видит, облегчило тяжкое напряжение, сковавшее его душу, и непреходящее ощущение беспомощности.

Заметив мужа, Катрина перестала стирать и бегом бро­силась ему навстречу, вытирая розовые от воды руки пе­редником. Роран раскрыл ей объятия, и она повисла у него на шее, прижимаясь к нему всем телом. Раненый бок тут же вспыхнул острой болью, и он, не выдержав, коротко застонал.

Катрина, разумеется, тут же разжала объятия и отпря­нула от него.

— Ой, я сделала тебе больно? — нахмурившись, спроси­ла она с тревогой.

— Нет… нет… Просто царапина.

Она не стала больше его расспрашивать, просто поце­ловала, теперь уже очень осторожно, и лишь смотрела на него полными слез глазами. Обнимая ее за талию, Роран наклонился и нежно поцеловал ее; у него не хватало слов, чтобы выразить, как он ей благодарен, как счастлив про­сто потому, что она с ним рядом.

Катрина переложила его левую руку себе на плечи, чтобы служить ему опорой, и повела к палатке. Там Роран со вздохом облегчения опустился на пень, служивший им табуретом и заботливо придвинутый Катриной поближе к костерку, на котором она грела воду для стирки, а теперь разогревала горшок с рагу, над которым уже поднимался аппетитно пахнувший парок.

Наполнив миску, Катрина подала ее мужу, затем при­несла из палатки кружку эля и тарелку, на которой лежали полкаравая хлеба и кусок сыра.

— Тебе еще что-нибудь нужно? — спросила она каким-то странно хриплым голосом.

Роран не ответил — просто приложил ладонь к ее щеке и дважды провел по ней большим пальцем. Катрина робко улыбнулась, ласково погладила его по руке и вновь с удво­енной энергией принялась за стирку.

Роран долго смотрел на стоявшую перед ним миску с горячим рагу, но не мог проглотить ни кусочка — напря­жение все никак не отпускало его. Впрочем, съев немного хлеба, он почувствовал, что аппетит к нему возвращается, и с воодушевлением принялся за вкусный ужин.

Покончив с едой, он поставил миску на землю и стал греть руки над огнем, наслаждаясь последними глотка­ми пива.

— Мы слышали грохот, когда упали ворота, — сказала Катрина, досуха отжимая бинты. — Не больно-то долго они продержались.

— Это правда… Всегда неплохо иметь на своей стороне дракона.

Катрина принялась развешивать бинты, а Роран с тре­вогой смотрел на ее живот. Каждый раз, думая об этом ребенке, созданном ими в любви, он испытывал невероят­ную гордость, смешанную, однако, со страхом, ибо отнюдь не был уверен, что сумеет обеспечить безопасное убежи­ще для своего малыша и его матери. Горькой была также и мысль о том, что если война не закончится к тому време­ни, как Катрина родит, то она уедет отсюда в Сурду — она не раз ему об этом говорила, — чтобы растить ребенка в от­носительной безопасности.

«Я не могу потерять ее снова! Ни за что!»

Катрина сунула в таз с водой новую порцию бинтов.

— А сражение в городе как прошло? — спросила она, подливая горячую воду.

— Пришлось за каждый фут земли сражаться. Даже Эрагону нелегко пришлось.

— Раненые все говорили о баллисте, установленной на колесной повозке.

— Да. — Роран промочил горло элем, затем быстро рас­сказал жене, как они пробивались по улицам Белатоны и какие помехи встречали на своем пути. — Сегодня мы очень много людей потеряли, но могло быть и хуже. Го­раздо хуже. Джормундур и капитан Мартланд хорошо все рассчитали.

— И все-таки их план не сработал бы, если бы не вы с Эрагоном! Вы оба оказались такими храбрецами!

Роран хрипло рассмеялся:

— Ха! А знаешь почему? Я тебе скажу. Даже одному из десяти наших воинов никогда по-настоящему не хочется идти в атаку. Эрагон-то этого не видит: он всегда на са­мом переднем крае, ведет всех за собой. Но я-то все вижу! Большинство старается держаться подальше от передних рядов, они и в сражение не вступают, пока противник их в угол не загонит. Или возьмут и начнут руками размахи­вать да шуметь, а на самом деле и не думают сражаться!

Катрина была потрясена.

— Не может быть! Они что, трусы?

— Не знаю я… Знаешь, по-моему, они просто не могут заставить себя посмотреть в лицо тому, кого им придется убить, а вот убить солдата, который повернулся к ним спи­ной, для них сущий пустяк. Вот они и ждут, пока другие сделают то, чего сами они не могут. Ждут, когда другие, та­кие, например, как я, действовать начнут.

— А как ты думаешь, у Гальбаторикса люди тоже не­охотно в бой идут?

Роран пожал плечами:

— Возможно. С другой стороны, у них и выбора-то нет. Разве могут они не подчиниться Гальбаториксу? Если он прикажет им сражаться, так они и будут сражаться.

— Насуада могла бы тоже приказать варденам! Взяла бы да заставила своих магов чары навести, чтобы никто из варденов не смел своим долгом пренебрегать!

— Тогда какая же разница будет между нею и Гальбаториксом? Нет уж, никто из варденов на это не согласится.

Катрина перестала стирать, подошла к мужу, поцелова­ла его в лоб и прошептала:

— Я так рада, что ты такой! Что ты… способен делать то, что делаешь!

И, вернувшись к своему корыту, она принялась отсти­рывать очередную порцию грязных, пропитавшихся кро­вью бинтов. Через некоторое время она сказала:

— А знаешь, я что-то нехорошее почувствовала — че­рез кольцо… и подумала: с тобой, наверно, какая-то беда случилась.

— Я же был в самой гуще схватки — ничего удивительно­го. Ты каждую минуту могла нечто подобное почувствовать.

Катрина помолчала, не вынимая рук из воды и глядя на Рорана.

Но раньше я почему-то ничего подобного не чувствовала…

Роран промолчал и допил пиво; ему хотелось оттянуть неизбежное объяснение, хотелось пощадить жену, не рас­сказывать ей о своих злоключениях в крепости, но было совершенно очевидно, что она не успокоится, пока не узна­ет правду. А попытки убедить ее, что все в порядке, лишь приведут к тому, что она станет воображать себе куда бо­лее страшные вещи, а не то, что было на самом деле. Да и бессмысленно скрывать что-либо от нее — все равно ведь подробности любого сражения вскоре становятся извест­ны всему лагерю.

И Роран рассказал ей все. Правда, без особых под­робностей и постаравшись описать обрушение стены, просто как некое незначительное препятствие, а не со­бытие, чуть не закончившееся его смертью. И все же оказалось довольно сложно описывать это словами; Роран то и дело останавливался, сбивался, а когда на­конец закончил, то еще долго молчал, взбудораженный воспоминаниями.

— По крайней мере, ты не ранен, — вздохнула Катрина.

Он поковырял трещинку на горлышке пивной кружки.

— Нет, не ранен.

Она вдруг перестала стирать и посмотрела на него в упор:

— Значит, ты раньше сталкивался с куда большей опасностью?

— Да… наверное.

И она мягко, точно ребенка, упрекнула его:

— Так что же ты теперь-то не договариваешь? Ты же знаешь: нет ничего настолько ужасного, о чем ты не мог бы рассказать мне.

Роран снова поковырял трещинку на горлышке кружки и так нажал ногтем, что расшатавшийся кусочек вылетел. Он несколько раз провел пальцем по острой зазубрине и признался:

— Знаешь, я думал, что мне конец, когда эта стена на нас рухнула.

— Любой на твоем месте так подумал бы.

— Да. но дело в том. что в тот момент я ничуть и не вoзpa­жал умереть. — Он грустно посмотрел на нее. — Неужели ты не понимаешь? Я ведь сдался, Катрина! Когда я понял, что мне не спастись, я принял эту мысль, точно кроткий ягне­нок. которого ведут на заклание, и я… — Не в силах про­должать, он уронил кружку и закрыл руками лицо. В горле у него стоял тугой колючий ком, не давая нормально ды­шать. А потом плеча его легко коснулись пальцы Катри­ны. — Я сдался, сдался! — в ярости прорычал он. полный отвращения к самому себе. — Я просто перестал бороться… Бороться за тебя… за нашего ребенка…

— Он умолк, словно захлебнувшись словами.

— Ш-ш-ш, тише, — прошептала она.

— Я никогда раньше не сдавался. Ни разу… Даже когда тебя похитили раззаки.

— Я знаю, что ты никогда не сдавался и не сдашься.

— Но этой войне должен быть положен конец! Невоз­можно. чтобы и дальше так продолжалось… Я не могу… Я… — Он поднял голову и в ужасе увидел, что Катрина вот-вот разрыдается. Он встал, обнял ее и крепко прижал к себе. — Прости меня, — прошептал он. — Прости. Прости. Прости… Этого больше не случится. Никогда. Обещаю.

Это меня совершенно не волнует, — сказала она, и го­лос ее прозвучал глухо, потому что лицом она уткнулась ему в плечо.

Отчего-то эти слова больно укололи Рорана.

— Я понимаю, что проявил слабость, но мое обещание должно же что-то для тебя значить?

— Я совсем не это имела в виду! — воскликнула она, вы­рвалась из его объятии и укоризненно на него посмотре­ла. — Иногда ты бываешь удивительно глуп, Роран.

Он усмехнулся:

— Я знаю.

Она снова обняла его:

— Я бы все равно не стала хуже о тебе думать, что бы ты ни чувствовал, когда обрушилась та стена. Значение име­ет только одно: ты по-прежнему жив… И потом, когда эта стена упала, ты ведь не мог сам ничего сделать, верно? — Он молча покачал головой. — Тогда тебе нечего стыдиться. Вот если бы ты мог предотвратить ее падение, но не сделал бы этого или попросту сбежал бы — но ты ведь ничего тако­го не сделал! — вот тогда я, наверно, и впрямь перестала бы тебя уважать. Но ты сделал все, что в твоих силах, а когда ничего больше сделать не смог, то смирился со своей судь­бой, а не стал бессмысленно восставать против нее. Это мудрость, Роран, а вовсе не слабость.

Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

— Спасибо тебе.

— Не за что. Насколько мне известно, мой муж — са­мый храбрый, самый сильный, самый добрый человек в Алагейзии.

На этот раз он поцеловал ее в губы. И она рассмеялась, точно разрешая этим коротким смешком внезапно возник­шее напряжение, и они еще долго стояли в обнимку, чуть покачиваясь и будто танцуя в такт какой-то мелодии, кото­рая была слышна лишь им одним.

Потом Катрина шутливо оттолкнула мужа и отпра­вилась к своему корыту, а он снова уселся на тот же пе­нек, впервые после этой битвы чувствуя себя спокойным и счастливым, несмотря на все свои болезненные раны и ушибы.

Глядя, как мимо проходят люди, а изредка и гномы или ургалы и обсуждают свои ранения и состояние своего оружия и доспехов, Роран пытался понять, каково общее настроение варденов, но особых выводов ему сделать не удалось; было ясно одно: всем, кроме, пожалуй, ургалов, необходимо хорошенько выспаться и поесть, и все, вклю­чая ургалов — и особенно ургалы, — нуждаются в тщатель­ном мытье с головы до ног и желательно с помощью жест­кой щетки из свиной щетины и далеко не одного ведра горячей воды.

Посматривал Роран и на Катрину. Он видел, что, не­смотря на постоянную занятость, ее веселый нрав слов­но погас, сменившись почти постоянным раздражением и тревогой. Она упорно старалась отстирать эти прокля­тые бинты, но особого успеха это не приносило, и она все сильней хмурила брови, а потом стала вздыхать и даже по­рой вскрикивать от досады.

Наконец, когда она в очередной раз шлепнула мокрой тряпкой по стиральной доске, разбрызгивая во все сторо­ны мыльную воду, а потом снова склонилась над корытом, недовольно поджав губы. Роран рывком поднялся со свое­го пня. подошел к ней и предложил:

— Давай лучше я.

— Нет. это уж совсем никуда не годится. — запротесто­вала Катрина.

— Ерунда. Иди хоть посиди немного, а я закончу… Ну же. ступай.

Она покачала головой:

— Нет. Это тебе нужно отдохнуть, а вовсе не мне. И по­том. это не мужская работа.

Роран презрительно фыркнул:

— Это кем такой закон писан? Мужская работа, жен­ская… Любая работа должна быть сделана, и точка. А те­перь иди и сядь спокойно: ты сразу почувствуешь себя луч­ше. как только дашь отдых ногам.

— Роран. я же хорошо себя чувствую.

— Не глупи. — Он ласково пытался отодвинуть ее от ко­рыта. но она не уходила.

— Это неправильно. — протестовала она. — Что люди подумают? — Она махнула рукой в сторону бредущих по грязной дороге варденов.

— Они могут думать все. что им угодно. Это ведь я на тебе женат, а не они. Если они считают, что, помогая тебе, я теряю свое мужское достоинство, значит, они просто дураки.

— Но ведь…

— Но ведь ничего. Ступай. Кыш! Убирайся отсюда.

— Но я…

— Я с тобой спорить не собираюсь. Если ты сама не сядешь, я отнесу тебя туда и к пню привяжу.

Хмурого выражения у нее на лице как не бывало.

— Так-таки и привяжешь? — весело спросила она.

— Так-таки и привяжу. А теперь уходи! — Когда Катрина неохотно отошла от своего драгоценного корыта ровно на один шаг. Роран в притворном отчаянии воскликнул: — Hу ты и упрямая!

На себя посмотри. Ты даже мула кое-чему научить смог бы.

Неправда, я ни капельки не упрямый. — Он расстегнул ремень, снял с себя кольчугу и повесил ее на шесту вхо­да в палатку, потом снял латные нарукавники и закатал рукава рубахи. Воздух холодил кожу, а эти мокрые бинты были еще холоднее — они успели остыть, пока лежали на стиральной доске, — но это было ничего, вода-то была те­плая, и руки в ней быстро согрелись. Разноцветные мыль­ные пузыри так и разлетались во все стороны, когда Роран с силой стал тереть ткань по стиральной доске.

Оглянувшись через плечо, он с удовлетворением отме­тил, что Катрина действительно отдыхает, впрочем, сидя на пеньке, вряд ли можно было так уж хорошо отдохнуть.

— Хочешь чая с ромашкой? — спросила она. — Гертру­да дала мне сегодня утром целую горсть свежих цветов. Я могу приготовить чай для нас обоих.

— Это было бы хорошо.

Дружеское молчание воцарилось между ними, пока Ро­ран возился с этой бесконечной стиркой. Впрочем, работа даже как бы убаюкала его, привела в благостное настрое­ние; ему нравилось делать что-то руками, а не только во­евать и убивать, и потом, близость к Катрине давала ощу­щение удовлетворения и покоя.

Он уже выжимал последнюю порцию белья, и свежий чай был уже налит и ждал его рядом с Катриной, когда вдруг кто-то громко окликнул их с той стороны грязной, забитой пешими и конными дороги. Роран не сразу даже понял, что это Балдор. Он бежал к ним по грязи, не разби­рая дороги и виляя между повозками. На нем был грязный кожаный фартук и толстые перчатки до локтя, тоже пере­пачканные грязью и такие изношенные и залоснившиеся, что пальцы на них были такими же твердыми и блестящи­ми, как панцирь черепахи. Густые темные волосы Балдора были перехвачены сзади обрывком кожаной тесемки, а лоб пересекали сумрачные морщины. Балдор был немно­го меньше ростом, чем его отец, Хорст, и его старший брат, Олбрих, но в сравнении с другими людьми он все-таки был очень высоким, а его весьма развитая мускулатура свидетельствовала о том, что он с детства помогал своему отцу-кузнецу. Из них троих никто в тот день в битве не уча­ствовал —умелые кузнецы обычно слишком ценились, что­бы рисковать ими в бою, — хотя Роран и советовал Насуаде позволить им сражаться, поскольку Хорст и его сыновья и воинами были умелыми, а уж силы им и вовсе не зани­мать было. К тому же Роран знал, что на них всегда можно положиться даже в самых трудных обстоятельствах.

Он перестал стирать и вытер руки, пытаясь понять, что случилось. Катрина тоже вскочила и подбежала к нему.

Когда Балдор наконец до них добрался, ему пришлось некоторое время постоять, чтобы перевести дыхание, а потом он выпалил:

— Идемте скорей! У матери недавно роды начались, и мы…

— Где она? — прервала его Катрина.

— В нашей палатке.

Катрина кивнула:

— Хорошо, мы постараемся прийти как можно скорее.

На лице Балдора отразилась глубокая благодарность, он тут же развернулся и помчался обратно.

Пока Катрина, согнувшись, что-то собирала в палатке, Роран выплеснул содержимое чайника в костер и затушил его. Горящие дрова зашипели, и над ними вместо дыма поднялось облако пара, наполнив воздух неприятным запахом.

Предчувствие чего-то ужасного и какое-то странное возбуждение заставляли Рорана спешить.

«Только бы она не умерла», — думал он, вспоминая те разговоры, которыми обменивались женщины, обсуждая возраст жены кузнеца и ее чрезмерно затянувшуюся бе­ременность. Илейн всегда была добра к ним с Эрагоном, и они очень ее любили.

— Ты готов? — спросила Катрина, выныривая из палат­ки и прикрывая голову голубым шарфом.

Роран подхватил с земли свой пояс и молот:

— Готов. Пошли.