Глава 28. Под горой и под камнем – Книга Эрагон 4 Наследие

.

Эрагон пошевелил плечами, поправляя металлическую кольчугу, которую на всякий случай надел под рубаху.

Вокруг них лежала тьма, тяжелая, давящая. Толстый слой туч скрывал луну и звезды. Без того красного колдов­ского огонька, который держала на ладони Анжела, даже Эрагон и эльфы ничего не смогли бы разглядеть.

Воздух был влажный, и пару раз на лицо Эрагону упали капли дождя.

Эльва только рассмеялась, когда он попросил ее о по­мощи, и отказалась пойти с ними. Он долго и упорно убеждал ее, но безуспешно. Даже Сапфира вмешалась, подлетев к той палатке, где жила девочка-ведьма. Она пристроила голову буквально в футе от Эльвы, так что бедняжке пришлось смотреть прямо в сверкающие, не­мигающие глаза драконихи.

В присутствии Сапфиры Эльва не осмеливалась сме­яться в открытую, но идти с ними по-прежнему отказыва­лась. Ее упрямство приводило Эрагона в отчаяние. И все же он не мог не восхищаться силой ее характера; сказать «нет» в ответ на просьбу Всадника и дракона было не так-то просто. С другой стороны, несчастная девочка за свою короткую жизнь испытала столько боли! И этот печаль­ный опыт закалил ее так, как не были закалены даже са­мые отчаянные и храбрые из варденов.

Шагавшая рядом с Эрагоном Арья плотнее запахнула свой длинный плащ. Эрагон тоже был в плаще, как и Ан­жела, и черноволосый эльф Вирден, которого Блёдхгарм выбрал им в компанию. Эти плащи не только защища­ли их от ночного холода, но и должны были скрывать от любопытных глаз их мечи, что было особенно важно в го­роде — если, конечно, им удастся туда войти.

Насуада, Джормундур и Сапфира проводили их до гра­ницы лагеря. В самом лагере царила суета: люди, гномы и ургалы готовились идти на штурм Драс-Леоны.

— Очень вас прошу, — сказала Насуада, и ее дыхание тут же превратилось в облачко пара, — если не сумеете к рассвету добраться до ворот, найдите местечко, где мож­но было бы переждать до утра, а к ночи предпримете но­вую попытку.

— Вряд ли мы сможем позволить себе такую роскошь, как ждать до утра, — возразила Арья.

Насуада потерла замерзшие руки и кивнула. Она каза­лась какой-то необычайно встревоженной.

— Да, наверное. Так или иначе, мы будем готовы высту­пить, как только вы с нами свяжетесь — вне зависимости от времени суток. Ваша безопасность важнее взятия Драс-Леоны. Помните это. — Ее взгляд скользнул на Эрагона.

— Нам пора идти, — сказал Вирден. — Близится рассвет.

Эрагон на мгновение прижался лбом к Сапфире.

«Доброй охоты», — ласково пожелала она ему.

«И тебе доброй охоты».

Обоим не хотелось расставаться, и Эрагон догнал Арью и Вирдена, следовавших за Анжелой, уже на некото­ром расстоянии от лагеря. Они направлялись к восточной окраине города. Насуада и Джормундур шепотом пожела­ли им счастливого пути и удачи, и все вокруг окутала тиши­на, в которой слышалось лишь учащенное дыхание четве­рых варденов и шорох их шагов.

Анжела совсем уменьшила свечение волшебного огонька, и он был теперь едва виден, так что Эрагон с трудом различал во тьме собственные ноги. Приходилось сильно напрягать зрение, чтобы не натыкаться на валуны и завалы ветвей.

Примерно час они шли в полном молчании, потом травница вдруг остановилась и прошептала:

— Все. По-моему, мы пришли. Я довольно хорошо опре­деляю пройденное расстояние, хотя, конечно, могла и про­считаться на добрую тысячу футов. В такой темнотище ни в чем нельзя быть полностью уверенной.

Где-то слева от них над горизонтом проплыл десяток крошечных, с булавочную головку, огоньков — единствен­ное свидетельство того, что они находятся рядом с Драс-Леоной. В темноте эти огоньки казались совсем близкими.

Эрагон, Арья и Анжела окружили Вирдена, который опустился на колени и стянул с правой руки перчатку. Приложив ладонь к земле, эльф принялся выпевать закли­нание. Пока он пытался определить, где находится под­земный ход, Эрагон внимательно всматривался в окружа­ющую тьму и чутко прислушивался, опасаясь возможного появления городской стражи. Капли дождя стали теперь падать все чаще, но Эрагон надеялся, что к моменту штурма погода улучшится — если, конечно, штурм вообще начнет­ся и они сумеют объединиться с остальными варденами.

Где-то загукала сова, и Эрагон невольно схватился за рукоять Брисингра, но вовремя остановился. «Барзул!» — произнес он про себя любимое ругательство Орика. Он явно слишком нервничал, понимая, что ему, возможно, вот-вот придется снова вступить в схватку с Муртагом и Торном.

«Я же наверняка проиграю, если буду так психовать», — думал он. Он постарался замедлить дыхание и приступил к тем мысленным упражнениям, которым научил его Глаэдр. Эти упражнения помогали восстановить контроль над собственными чувствами.

Старый дракон без особого восторга отнесся к тому за­данию, которое им было поручено, но и препятствовать не стал. Обсудив с Эрагоном кое-какие тонкости, Глаэдр сказал: «Опасайся темных мест, Эрагон. Там порой шны­ряют очень странные существа». Подобное напутствие не­сколько удивило Эрагона: вряд ли оно могло показаться ободряющим.

Он вытер мокрое от мороси лицо, но руку с рукояти меча так и не снял. Кожа перчатки была приятно гладкой и теплой на ощупь.

Сунув руку за пазуху, он поддел большим пальцем пере­вязь Белотха Мудрого, с удовольствием ощутив тяжесть двенадцати безупречных алмазов, спрятанных в ней. Ран­ним утром он пошел на задний двор, где повара забивали кур и овец, чтобы накормить варденов завтраком, и пере­нес энергию умирающих животных в алмазы Белотха. Он ненавидел подобные операции. Когда он вступал в мыслен­ный контакт с умирающим животным или птицей — если у того, разумеется, еще была цела голова, — то страх и боль несчастного существа становились его страхом и болью, а потом бедняга ускользал в пустоту, и Эрагон каждый раз чувствовал, будто умирает с ним вместе. Это было просто ужасно, и душу его охватывала паника. Поэтому, когда было возможно, он старался шепнуть обреченным животным не­сколько слов на древнем языке, чтобы хоть как-то успоко­ить их, утешить и умерить их боль. Иногда ему это удава­лось, а иногда — нет. Хотя все эти животные, так или иначе, должны были умереть, он все равно каждый раз страдал: ему казалось, что это он виновен в их смерти. И он чувство­вал себя нечистым, словно выпачканным в грязи.

Теперь перевязь Белотха Мудрого стала намного тяже­лее, ибо в ней была спрятана сила многих убитых живот­ных. Но даже если бы спрятанные в перевязи алмазы сами по себе ничего не стоили, для Эрагона эта перевязь все равно была бы дороже золота — ведь сколько жизней было отдано, чтобы наполнить ее могуществом!

Когда Вирден перестал петь, Арья спросила:

— Ну что, нашел?

— Сюда, — указал Вирден и встал.

Облегчение и одновременно волнение охватили душу Эрагона: «Джоад оказался прав!»

Вирден повел их по дороге через холмы, затем они спу­стились в какой-то овраг, почти незаметный в складках земли.

— Вход в туннель должен быть где-то здесь, — сказал эльф и указал на западный край оврага.

Анжела усилила волшебный свет, и они принялись ис­кать вход, прощупывая берег оврага и тыкая в землю палка­ми. Дважды Эрагон обдирал лодыжки, спотыкаясь о стволы упавших деревьев, и порой даже шипел от боли, жалея, что не надел поножи. Но поножи, как и прочие доспехи, а также Щит остались в лагере. Подобное облачение привлекло бы к ним в городе слишком много ненужного внимания.

Искали они минут двадцать, двигаясь плотным стро­ем, и наконец Эрагон услыхал звон металла и тихий окрик Арьи: «Сюда!»

Все поспешили к ней. Арья стояла у небольшой, зарос­шей кустами ложбинки. Раздвинув ветки кустов, она пока­зала им вход в выложенный камнями туннель в пять футов в высоту и три в ширину. Вход прикрывала ржавая метал­лическая дверца.

— Смотрите, — сказала Арья, указывая на землю.

Эрагон присмотрелся: к туннелю вела тропинка, явно протоптанная множеством прошедших здесь ног. Даже в неясном красноватом свете волшебного огонька, горев­шего на ладони у травницы, эта тропинка была видна до­статочно отчетливо. Кто-то, видимо, не раз пользовался этим туннелем, незаметно проникая в Драс-Леону и выхо­дя из нее.

— Продвигаться будем очень осторожно, — прошептал Вирден.

Анжела слабо хмыкнула.

— А как же еще? Или, может, ты хотел идти под звуки труб и громкие крики герольдов?

Эльф отвечать не стал, но явно был смущен.

Арья и Вирден осторожно отворили дверцу и первыми вошли в туннель. Оба зажгли по огоньку, и эти беспламен­ные светлячки поплыли у них над головой, похожие на ма­ленькие красные солнца, хотя света они давали не больше чем горсть углей.

Эрагон, чуть задержавшись, спросил у Анжелы:

— Почему это эльфы обращаются с тобой так уважи­тельно? Они тебя, похоже, чуть ли не боятся.

— А разве я не заслуживаю уважения?

Он улыбнулся и спросил:

— Может быть, ты когда-нибудь все-таки расскажешь мне о себе.

— С чего это ты решил, что я стану о себе рассказы­вать? — И Анжела, чуть оттолкнув его в сторону, вошла в туннель. Плащ так и взвился у нее за спиной, точно кры­лья Летхрблака.

Эрагон только покачал головой и последовал за ней.

Травница была такого маленького роста, что ей даже особенно наклоняться не приходилось, чтобы не стукнуть­ся о потолок туннеля, а вот Эрагон был вынужден довольно сильно пригнуться и шел, сгорбившись, как старик; то же самое, впрочем, пришлось сделать и эльфам. Подземный ход был практически пуст. Пол в нем был покрыт тонким слоем засохшей глины. У самого входа валялось несколь­ко палок и камней да сброшенная змеиная шкурка. Внутри пахло сырой соломой и дохлыми ночными бабочками.

Эрагон и его спутники старались идти как можно тише, но туннель весьма усиливал любой звук, так что каждый легкий удар или шорох отзывался гулким эхом, по­хожим на странный повторяющийся шепот, живущий как бы сам по себе. Из-за этого шепота Эрагону казалось, что они окружены неким сонмом бестелесных духов, которые, переговариваясь, комментируют каждое их движение.

И вынюхивают, и подсматривают. Вдруг он споткнулся о камень, который отлетел и ударился о стенку туннеля с громким стуком, в сотню раз усиленным проклятым эхом.

— Ох, простите, — почти беззвучно прошептал Эрагон, поскольку все разом на него оглянулись.

«Вот черт! — Он усмехнулся. — Что ж, теперь по крайней мере понятно, откуда на поверхности земли слышатся эти странные звуки, которые так пугают жителей Драс-Леоны. Надо будет непременно сказать об этом Джоаду».

Когда они прошли по туннелю довольно далеко, Эра­гон остановился и оглянулся на вход, уже совершенно не­видимый в темноте. Тьма, казалось, была уже ощутимой на ощупь, точно тяжелая ткань. А еще эти тесные и низкие проходы… У Эрагона было ощущение, что его проглотило некое чудовище и вот-вот начнет переваривать. Обычно он спокойно относился к пребыванию в замкнутом про­странстве, но этот туннель чем-то напоминал сеть грубо вырытых проходов внутри Хелгринда, где они с Рораном сражались с раззаками, а это воспоминание было отнюдь не из самых приятных.

Эрагон глубоко вздохнул и хотел было уже идти дальше, как вдруг увидел два больших блестящих глаза, сверкавших в темноте, точно два золотистых топаза. Эра­гон схватился за меч и вытащил было его из ножен, но тут из мрака прямо перед ним появился Солембум, неслышно ступая мягкими лапами.

Затем, остановившись на границе светового круга, кот-оборотень насторожил уши с черными кисточками и при­нял такую позу, словно был чем-то приятно удивлен.

Эрагон, вздохнув с облегчением, приветливо поздоро­вался с ним.

«Как это я сразу не догадался: раз с нами пошла Ан­жела, то следом за ней, разумеется, направится и Солем­бум. — И снова в голову Эрагона полезли мысли о загадоч­ном прошлом травницы. — Интересно, как это ей удалось завоевать такую верность кота-оборотня?»

Когда их маленький отряд двинулся дальше, Солембум опять исчез во мраке, но явно шел следом за Эрагоном, и тот был очень доволен тем, что кот теперь прикрывает ему спину.

Перед их выходом из лагеря Насуада собрала всех на ко­роткое совещание, напомнив, сколько точно солдат имеет­ся в городе, где они расквартированы, чем обычно заняты. А также — где живет Муртаг, где он ест и какое у него вчера было настроение. Все эти сведения были невероятно цен­ны, но когда Насуаду спросили, откуда она все это знает, она с улыбкой объяснила, что с тех пор, как вардены распо­ложились близ Драс-Леоны, коты-оборотни постоянно там шпионят, и пообещала, что, когда Эрагон и его спутники окажутся в пределах города, коты будут сопровождать их до самых южных ворот, но своего присутствия постарают­ся не показывать — слишком они важны были в качестве постоянных шпионов. И действительно, кому придет в го­лову, что какой-то бродячий кот, пусть даже крупнее обыч­ного, на самом деле является вражеским шпионом? После этого короткого совещания у Насуады Эрагону вдруг при­шло в голову, что одна из самых больших физических сла­бостей Гальбаторикса — это то, что ему по-прежнему необ­ходимо спать, как и обычному человеку.

«Если мы сегодня же не возьмем его в плен или не при­кончим, — думал он, — то в следующий раз, возможно, эта его слабость нам поможет. Если его постоянно будить сре­ди ночи и несколько ночей подряд не давать ему спать, то вряд ли он будет способен должным образом сражаться».

А туннель все не кончался и был прямым, как стрела, нигде не сворачивая и не изгибаясь. Эрагону, правда, пока­залось, что они понемногу начинают подниматься в гору — и это действительно имело бы смысл, если бы этот тун­нель был предназначен для сброса городских сточных вод, в чем Эрагон вовсе не был уверен.

Через некоторое время земля у них под ногами стала более мягкой и начала прилипать к подошвам, точно мо­края глина. С потолка капала вода, порой попадая Эрагону за шиворот и скатываясь по спине, противная, как при­косновение холодного пальца. Один раз он поскользнулся в лужице, а когда протянул руку и коснулся стены, чтобы восстановить равновесие, то обнаружил, что стена покры­та мерзкой слизью.

Прошло еще сколько-то времени — казалось, они могли провести здесь и час, и десять часов, и десять минут, — и у Эрагона заболели шея и плечи, поскольку ему постоянно приходилось идти в согнутом положении. А вокруг были все те же стены, грубо вырубленные в скальной породе.

Наконец он заметил, что эхо их шагов становится все глуше и все чаще между каждым отдельным звуком воз­никают паузы. Вскоре они действительно вышли в некое довольно просторное помещение прямоугольной формы с ребристым куполообразным потолком футов пятна­дцать высотой. Там никого не было, только в углу виднел­ся какой-то полусгнивший бочонок. А в противоположной стене имелось три одинаковых арочных прохода, ведущих в три совершенно одинаковые комнаты, маленькие и тем­ные. А вот куда можно было пройти из этих комнаток даль­ше, разглядеть было невозможно.

Все остановились. Эрагон наконец-то смог выпрямить спину и даже поморщился от боли в мышцах.

— По-моему, эти помещения вряд ли были задуманы са­мим Эрстом Серобородом, — сказала Арья.

— И какой же из проходов нам следует выбрать? — спро­сил Вирден.

— Разве это не очевидно? — вмешалась травница Ан­жела. — Левый, конечно! Всегда нужно выбирать левый. — И она устремилась к левому проходу, хотя с виду он был точно таким же, как и два других.

Эрагон не сумел удержаться:

— Ну, это с какой стороны смотреть? Если смотреть с той, тогда левый — это…

— Левый — это правый, да, да, — тут же остановившись, подхватила Анжела. И прищурилась. — Порой ты что-то больно умен, Губитель Шейдов! Смотри, как бы тебе это не повредило. Ну, хорошо, попробуем по-твоему. Но не гово­ри, что я не предупреждала тебя, если мы несколько дней будем ходить тут кругами.

На самом-то деле Эрагон предпочел бы пойти по цен­тральному коридору. Ему казалось, что именно он может вывести их на улицы города. Но вступать в споры с травни­цей ему не хотелось.

«Так или иначе, мы вскоре должны выйти к лестни­це, — думал он. — Не может же быть под Драс-Леоной слиш­ком много таких помещений».

Повесив у себя над головой волшебный огонек, Анжела решительно возглавила их отряд. Вирден и Арья следова­ли за ней, а Эрагон оказался замыкающим.

Комната за правой аркой оказалась более просторной, чем можно было предположить. Шагов через десять она еще и за­ворачивала, заканчиваясь очередным коридором, на стенах которого висели канделябры, но без свеч. Коридор привел их в еще одно маленькое помещение, где в стене тоже имелись три арочных прохода, каждый из которых вел в очередную комнату с арочными проходами, и так до бесконечности.

«Кто же все это построил и зачем?» — растерянно спрашивал себя Эрагон. Все эти помещения казались со­вершенно заброшенными, и в них не было ничего, кроме одного-единственного стула с уцелевшими двумя ножка­ми, который развалился при первом же прикосновении, да груды битой глиняной посуды в углу, покрытой густой темной паутиной.

У Анжелы, похоже, даже сомнения не возникло на­счет того, какое направление выбрать. Она безошибочно находила нужный коридор. Эрагону даже возразить было нечего, хотя порой он сомневался в правильности ее выбо­ра. Все равно он не мог придумать никакой альтернативы ее способу поиска выхода из туннеля.

Травница остановилась, когда они вышли в некое окру­глое помещение с семью арочными проходами в стенах, расположенными на равных расстояниях друг от друга. За арками виднелись семь коридоров, включая тот, по кото­рому они сюда пришли.

— Отметь тот, по которому мы только что прошли, ина­че мы так и будем ходить по кругу, — сказала Арья.

Эрагон вернулся в коридор и острием Брисингра наца­рапал на каменной стене крест. Он все время вглядывался во тьму, надеясь, что там мелькнет Солембум, но даже усов кота-оборотня разглядеть не смог. Опасаясь, что кот мог заблудиться в лабиринте похожих друг на друга коридоров и комнат, Эрагон хотел было мысленно заговорить с ним, но вовремя подавил в себе это желание. Если бы кто-то пе­рехватил их обмен мыслями, слуги Империи сразу поняли бы, где они находятся.

— Ага! — воскликнула Анжела. Тени так и заходили вокруг Эрагона, поскольку травница приподнялась на цыпочки и свой волшебный фонарь тоже подняла как можно выше.

Эрагон поспешил в центр комнаты, где уже стояли Ан­жела и Вирден.

— Что это? — шепотом спросил он.

— Потолок, Эрагон, — прошептала Арья. — Посмотри на потолок!

Он посмотрел, но увидел только старинные каменные плиты, покрытые плесенью и многочисленными трещинами. Странно еще, что этот потолок давным-давно не обвалился.

Потом Эрагон проследил взглядом чуть дальше, и у него перехватило дыхание.

Это были не трещины, а очень глубоко вырезанные в потолке руны! Ряды мелких и аккуратных остроуголь­ных рун. Плесень и минувшие века несколько затрудняли их чтение, но все же большая часть высеченного в камне текста была вполне читаемой.

Эрагон некоторое время мучительно сражался с древней письменностью, но сумел разобрать лишь несколько слов, да и те были написаны несколько иначе, чем он привык.

— Что там сказано? — спросил он. — Это что же, язык гномов?

— Нет, — ответил Вирден. — Это язык твоего народа, толь­ко очень древний. На таком языке говорили и писали много веков назад. Да и диалект к тому же весьма необычный: диа­лект того племени, к которому принадлежал зелот Тоск.

Это имя словно задело некую струну в душе Эрагона, и он вспомнил:

— Когда мы с Рораном спасали Катрину, то слышали, как жрецы Хелгринда упоминают некую книгу, написан­ную этим Тоском!

Вирден кивнул:

— Да. Она служит фундаментом их веры. Тоск был не первым, кто предложил жрецам Хелгринда те молитвы, которые они произносят, но он первым кодифицировал их верования и обряды, и с тех пор остальные лишь подража­ли ему. Те, кто поклоняется Хелгринду, считают Тоска свя­щенным пророком. А это, — и эльф обвел рукой потолок, покрытый рунами, — жизнеописание Тоска от рождения до смерти: истинная история, которой его ученики и по­следователи никогда бы не стали делиться с теми, кто не входит в их секту.

— Мы могли бы немало узнать из этих надписей, — ска­зала Анжела, точно завороженная не сводя глаз с потол­ка. — Если бы только у нас было время… — Эрагон был по­ражен тем, как сильно все это ее заинтересовало.

Арья, с сожалением оторвав глаза от потолка, посмо­трела на семь коридоров, лежащих перед ними.

— Сейчас, еще несколько секунд, — сказал Вирден, вме­сте с Анжелой упорно разбиравший руны. И Арья, подой­дя к одной из арок, стала вполголоса напевать какое-то за­клятие, видимо, желая получить некое указание на то, куда им следовать дальше. С помощью подобных заклинаний, как знал Эрагон, обычно ищут спрятанный предмет. По­том она умолкла, выждала с минуту, склонив голову набок, и перешла к следующей арке.

Эрагон еще некоторое время рассматривал руны, а по­том вернулся к тому коридору, по которому они сюда при­шли, и прислонился плечом к стене. И сразу же почувство­вал леденящий холод, исходивший от камня.

Арья тем временем дошла до четвертого прохода и воз­обновила свое монотонное пение, похожее на вздохи ветра.

И снова не получила никаких указаний.

Слабое щекочущее прикосновение к правой руке за­ставило Эрагона посмотреть вниз. Огромный бескрылый сверчок прицепился к его перчатке. Насекомое выгляде­ло ужасно: черное, раздувшееся, с зазубренными лапками и массивной головой, похожей на череп. Его панцирь бле­стел, точно намазанный маслом.

Эрагон содрогнулся от отвращения и щелчком отпра­вил сверчка куда-то в темноту.

Тот приземлился с хорошо слышимым шлепком.

Пятый коридор принес те же результаты, что и первые четыре. Арья обошла выход из того коридора, где стоял Эрагон, и остановилась у седьмой, последней, арки.

Но свое заклинание она произнести не успела: горло­вой вой эхом пронесся по дальним коридорам. Казалось, этот вой слышится отовсюду одновременно. Затем разда­лось шипение, плевки, царапанье когтей, и от этих звуков каждый волосок на теле Эрагона, казалось, встал дыбом.

Анжела волчком завертелась на месте:

— Солембум!

Все четверо, как один, тут же выхватили мечи.

Эрагон отступил спиной к центру комнаты, его взгляд метался с одного прохода на другой. Гёдвей Игнасия чеса­лась у него на руке, точно укус блохи — но это предупреж­дение об опасности было бессмысленным, ибо он никак не мог понять, что это за опасность и откуда она грозит.

— Сюда! — сказала Арья, направляясь к седьмому коридору.

Но Анжела сойти с места не пожелала.

— Нет! — упрямо прошептала она. — Мы должны по­мочь Солембуму!

Только сейчас Эрагон заметил у нее в руке короткий меч со странным, почти бесцветным лезвием, которое в лучах волшебного света переливалось, как драгоцен­ный камень.

Арья нахмурилась.

— Если Муртаг узнает, что мы здесь…

Все произошло так быстро и так бесшумно, что Эрагон ничего не успел бы заметить, если бы не смотрел в нуж­ном направлении… Полдюжины дверей, скрытых в стенах трех различных коридоров, резко распахнулись, и три­дцать или сорок людей в черном выбежали оттуда и броси­лись на них с мечами в руках.

— Летта! — крикнул Вирден, и люди в черном стали на­летать друг на друга, поскольку первые из них внезапно остановились, словно споткнувшись о невидимую стену.

Но остановились далеко не все. Люди в черном броси­лись вперед, и времени на магию попросту не осталось. Эрагон легко отразил колющий удар и, совершив хитрый обманный пас, ловко вывернул своему противнику руку, а потом отрубил ему голову. Как и у всех остальных, лицо этого человека было закрыто платком, видны были толь­ко глаза, и эти глаза все еще смотрели на Эрагона поверх платка, когда голова уже катилась по полу.

Эрагон испытал даже некоторое облегчение, почув­ствовав, как Брисингр пронзает человеческую плоть, ибо весьма опасался, что напавшие на них люди в черном за­щищены магическими чарами или, в крайнем случае, до­спехами; или же — что самое страшное — они вовсе не люди.

Он рубанул второго противника по ребрам и как раз вовремя успел обернуться, чтобы вступить в схватку еще с двоими, и тут чей-то меч, описав арку, полетел с другого конца помещения прямо ему в горло.

Магическая защита спасла его от неминуемой смерти, и все же меч почти коснулся его шеи, повиснув в воздухе. И Эрагон, не совладав с собой, пошатнулся и чуть отсту­пил назад. К его удивлению, тот, кого он только что рубанул мечом, все еще стоял на ногах, хотя по боку у него ручьем текла кровь, и явно не обращал никакого внимания на рану.

Эрагона охватил леденящий ужас.

— Они не чувствуют боли! — крикнул он, яростно сражаясь сразу с тремя противниками. Если кто-то его и услышал, то отвечать все равно возможности не было.

Эрагон пошел в наступление, рассчитывая, что това­рищи в случае чего прикроют ему спину. Он размахивал Брисингром так, словно тот весил не больше щепки. Обыч­но в случае столь активной атаки он в один миг мог рас­правиться с любым противником. Но то, что эти люди ока­зались невосприимчивы к боли, означало, что ему нужно либо обезглавить каждого, либо нанести удар в самое серд­це, или надеяться на то, что от потери крови воин потеря­ет сознание. Во всех иных случаях люди в черном остава­лись на ногах и по-прежнему стремились его прикончить, несмотря на полученные увечья. Их было слишком много, и Эрагон просто не успевал отвечать на сыпавшиеся со всех сторон удары. Он мог бы, конечно, перестать обороняться, уповая на магическую защиту, но поддержка такой защи­ты, пожалуй, отняла бы у него больше сил, чем любые ак­тивные действия. И поскольку Эрагон не мог предсказать, в какую минуту откажет его невидимая защита — а она, без­условно, должна была рано или поздно отказать, иначе он попросту рухнул бы замертво, — было ясно, что силы по­надобятся и их надо беречь. А потому сражался яростно, но весьма осторожно, стараясь лишний раз не прибегать к магической защите и понимая, что люди в черном в лю­бой момент могут его искалечить или прикончить.

А из потайных дверей все выбегали слуги Хелгринда. Они толпились вокруг Эрагона, грозно тесня его, тянулись к его рукам и ногам.

— Кверст (что значит «режь, руби»), — прорычал он себе под нос. Это было одно из тех двенадцати смертельно опасных слов, которым когда-то научил его Оромис. Одна­ко, как он, впрочем, и подозревал, это магическое слово никакого эффекта не имело: люди в черном были защище­ны какой-то особой магией. Тогда Эрагон быстро произнес то заклинание, которое однажды применил против него Муртаг: — Триста виндр! — Это заклинание сработало — ему удалось как бы оттолкнуть нападающих с помощью мощной волны сжатого воздуха.

Вой ветра наполнил помещение, срывая с Эрагона плащ и путая волосы. Тех «черных», что были ближе всего к нему, приподняло над полом и швырнуло на их же соплеменни­ков. Теперь перед ним была свободная полоса футов в де­сять шириной. Сил у него, правда, стало ощутимо меньше, но не настолько, чтобы он не мог продолжать сражаться.

Эрагон обернулся, чтобы посмотреть, как дела у его спутников. Он был не одинок в своих попытках разрушить чары, охранявшие людей в черном. Яркие молнии, выле­тая из правой руки Вирдена, обвивали тела нападающих и стекали по ним, подобно светящейся жидкости. Но это не спасало положение, потому как из боковых коридоров выбегали новые воины.

— Сюда! — крикнула Арья, указывая на седьмой кори­дор — тот самый, к обследованию которого она перешла в тот момент, когда на них напали.

Вирден с Эрагоном сразу же последовали за ней. Анже­ла шла последней, прихрамывая и зажимая рукой рубле­ную рану на плече. Люди в черном, упорно их теснившие, вдруг, словно заколебавшись, остановились у входа в тун­нель. А затем, издав страшный рев, и вовсе прекратили преследование.

Мчась по коридору, Эрагон пытался восстановить одно из наиболее ранних своих заклинаний, которое позволяло сразу убивать людей, а не просто отшвыривать их в сторо­ну. Это ему удалось, и он держал заклинание наготове, на­мереваясь в случае опасности сразу же пустить его в ход.

«Кто они, эти люди? И сколько их там?» — думал он.

Впереди виднелся конец коридора, освещенный неяр­ким пурпурным светом. У Эрагона как раз хватило време­ни догадаться об источнике этого свечения, когда Анжела вдруг громко вскрикнула… Затем последовала ярко-оран­жевая вспышка света, зубодробительный грохот, и в воз­духе отчетливо запахло серой.

Эрагон резко повернулся и успел увидеть, как пять че­ловек уволакивают Анжелу в какой-то боковой коридор.

— Нет! — завопил Эрагон, но остановить их не успел. Потайная дверца захлопнулась прямо у него перед носом столь же бесшумно, как и отворилась, и стена вновь стала казаться идеально целостной. — Брисингр! — вскричал он, и на лезвии меча заплясало яркое пламя. Приставив острие к камню, Эрагон попытался нащупать там хоть какую-то щель и открыть дверцу. Но плиты были подогнаны слиш­ком плотно, а стена была слишком толста, чтобы расто­пить ее с помощью этого пламени. Эрагон вскоре понял, что подобная попытка отнимет гораздо больше сил, чем он был готов — и имел право — пожертвовать.

Затем рядом с ним возникла Арья. Приложив руку к тому месту, где только что была дверца, она прошептала: «Ладрин!», но дверь открываться упрямо не желала. Зато Эрагон был весьма смущен тем, что сам не догадался в пер­вую очередь применить это простое заклинание.

А преследователи уже снова были так близко, что им с Арьей оставалось лишь развернуться и принять бой. Эра­гон хотел применить заклятие, которое только что вспом­нил, но в узком коридоре места хватало только для двоих, и он не сумел бы убить всех врагов, поскольку даже не ви­дел их за первыми рядами. Так что он решил пока прибе­речь это заклятие на тот случай, когда можно будет разом прикончить большую часть воинов в черном.

Они с Арьей обезглавили двоих, напавших на них пер­выми, затем, переступив через их тела, прикончили и дво­их следующих, и еще двоих, однако нападающим, похоже, не было конца.

— Сюда! — крикнул им Вирден.

— Стенр слаута! — воскликнула Арья, и Эрагон маши­нально перевел про себя: «Камни, скрежещите!»

И тут же вдоль всего коридора — за исключением того маленького участка, где они стояли, — стены словно взор­вались, обваливаясь в проход. Град острых каменных осколков посыпался на людей в черном, заставляя их при­седать и закрываться руками. Многие были серьезно ране­ны и попадали на пол.

А Эрагон и Арья бросились следом за Вирденом, кото­рый бежал к дальнему концу коридора, где был виден новый проход. Эльф был от него уже всего шагах в пятнадцати.

В десяти…

В пяти…

И тут целый куст каменных пик аметистового цвета вырос из щелей в полу и потолке, и Вирден попал точно между ними. Эльф, казалось, взлетел в воздух и завис по­среди коридора. Острия полупрозрачных пик почти каса­лись его кожи, но магическая защита не давала им впиться в его плоть. Затем по остриям с треском пробежали искры неведомой энергии, концы их ярко вспыхнули, и они с от­вратительным хрустом, разрушив магическую защиту Вирдена, пронзили его насквозь.

Эльф пронзительно вскрикнул, дернулся и больше не пошевелился.

Эрагон смотрел и не верил собственным глазам, стоя перед этими вылезшими из трещин каменными пиками. Ни разу ему не доводилось видеть гибели эльфа. Вирден и Блёдхгарм, как и все остальные в их маленьком отря­де, были столь совершенны, что, как казалось Эрагону, смерть могла их настигнуть только в сражении с Гальбаториксом или, в крайнем случае, с Муртагом.

Арья, похоже, была потрясена не меньше. Однако же, довольно быстро взяв себя в руки, она потребовала:

— Эрагон, расчисти проход своим Брисингром!

Дело было в том, что меч Эрагона, в отличие от меча Арьи, был невосприимчив к любой, даже самой черной ма­гии, которую могли источать волшебные острия.

Он отвел руку назад и изо всех сил ударил по каменным пикам. Полдюжины треснули сразу. Ломаясь, волшебный аметист издавал звон, подобный колокольному, осколки его звенели на каменном полу, как ледышки.

Пробиваясь сквозь эту преграду, Эрагон старался дер­жаться правой стены коридора, чтобы случайно не задеть те окровавленные острия, что пронзили тело Вирдена. Снова и снова наносил он удары, вырубая сверкающий лес, и с каждым ударом осколки аметиста со свистом разлета­лись все дальше по коридору. Один из них задел Эрагону щеку, и он поморщился, удивленный тем, что магическая защита не сработала. Острые обломки сломанных «пик» заставляли его двигаться с особой осторожностью. Они легко могли насквозь проткнуть его сапоги и пропороть ступни, а те, что свисали и падали сверху, могли сильно поранить шею и голову. И все же, двигаясь по краю этих жутких каменных зарослей, он ухитрился получить лишь небольшой порез правой голени, который, правда, доволь­но сильно жгло, когда он опирался на ногу.

Воины в черном почти настигали их. Эрагон помог Арье пробраться сквозь последний ряд аметистовых «пик», и они, вырвавшись на свободу, ринулись к выходу из кори­дора, навстречу пурпурному свету. Впрочем, Эрагон более чем когда-либо жаждал не бежать, а развернуться, чтобы дать бой своим преследователям, убить их и отомстить за смерть Вирдена.

Коридор вывел их в большой и темный, с тяжелыми массивными стенами зал, который очень напоминал пе­щеры под Тронжхаймом. Крупные плиты, выложенные по кругу — мрамор, халцедон, кровавик, — занимали всю цен­тральную часть. Вокруг этого странного мозаичного диска были как бы расставлены крупные необработанные куски аметиста размером с кулак взрослого мужчины, оправлен­ные в серебро. Каждый из них слабо светился. Это и был тот источник света, который они увидели с противопо­ложного конца коридора. По ту сторону диска у дальней стены высился большой черный алтарь, накрытый алой тканью с золотой вышивкой. Вокруг алтаря стояли столбы с канделябрами, по обе стороны от него виднелись закры­тые двери.

Все это Эрагон увидел, едва влетев в зал и за мгновение до того, как понял: сейчас он по инерции вбежит прямо в кольцо этих аметистов, в самый центр диска. Он попы­тался остановиться или свернуть в сторону, но это оказа­лось уже невозможно: он бежал слишком быстро.

И тогда в отчаянии он прибегнул к единственному сред­ству, которое у него еще оставалось: прыгнул вперед по на­правлению к алтарю, надеясь, что сможет одним прыжком перескочить через этот проклятый диск.

Когда он пролетал над светившимися внизу аметиста­ми, последнее, что он успел почувствовать, это сожаление, а его последней мыслью была мысль о Сапфире.