Глава 33. Смолотом во главе войска – Книга Эрагон 4 Наследие

.

«Наконец-то!» — подумал Роран, когда трубы протрубили начало атаки.

Посмотрев в сторону Драс-Леоны, он увидел Сапфи­ру, стремительно снижавшуюся в сторону темной массы строений; чешуя драконихи ослепительно сверкала лу­чах утреннего солнца. Увидев Сапфиру, Торн, валявшийся на стене, вдруг встрепенулся и ринулся за ней.

Рорана охватило необычайное волнение, он чувство­вал мощный прилив сил. Наконец-то пришло время реши­тельного сражения, и он был к этому сражению совершен­но готов, хоть ему и не давали покоя тревожные мысли об Эрагоне, Роран рысцой бросился туда, где уже широким прямоугольником строились остальные вардены.

Он быстро оглядел их ряды, проверяя готовность вой­ска. Люди прождали большую часть ночи и теперь чув­ствовали себя усталыми, но Роран знал, что страх и воз­буждение вскоре прочистят им мозги. Он тоже устал, но единственное, о чем сожалел, так это о том, что не хватило времени на чашку горячего чая, чтобы успокоить желудок. Роран съел что-то нехорошее, и с тех пор его мучили коли­ки и тошнота. Столь пустяшное недомогание, разумеется, не могло ему помешать.

Он надел шлем, покрепче надвинув его на стеганую мягкую шапочку, и вытащил из-за пояса свой молот. На ле­вую руку он надел щит.

— По твоей команде выходим, — сказал, подходя к нему, Хорст.

Роран кивнул. Он сам выбрал кузнеца себе в заместите­ли — и с его решением Насуада согласилась без колебаний.

Он понимал, что это эгоистично — у Хорста только что родилась дочка, да и варденам без кузнеца было никак не обойтись, — но представить себе кого-то другого, подходя­щего для выполнения данной задачи он не мог. Хорст, по­хоже, особого восторга по поводу своего «продвижения по службе» не испытывал, но и расстроенным не казался. Как всегда уверенно и спокойно, он занялся тем, что поручил ему Роран: организацией полка.

Снова прозвучали трубы, и Роран, подняв молот над головой, громко крикнул: «Вперед!» — и побежал впереди, а с обеих сторон от его полка снялись с места и ринулись к воротам города еще несколько тысяч людей — четыре варденских полка.

Вскоре из города стали доноситься тревожные крики, чуть позже зазвучали колокола и призывные звуки труб и рогов, и вся Драс-Леона наполнилась сердитым звоном и грохотом защитников, собиравшихся у ее стен. Общий шум и суматоху усугубляли жуткие звуки, доносившиеся из центральной части города. Там в небесах, сверкая на солн­це чешуей, со страшным ревом сражались два дракона. Время от времени Рорану удавалось увидеть их над крыша­ми зданий.

Лабиринт жалких лачуг на окраинах города быстро приближался, и Рорану казалось, что эти узкие, мрачные улочки таят какую-то угрозу. На этих улицах противнику ничего не стоило устроить засаду. Да и просто сражаться в такой тесноте всегда тяжело, уличные бои — дело куда более страшное, сложное и кровавое, чем обычное сраже­ние. Роран понимал: если сражение начнется на этих из­вилистых улочках, то мало кто из его воинов уйдет отсюда живым и невредимым.

Пробираясь по темной стороне очередного переулка, он чувствовал, как в душе его ворочается тугой колючий ком тревоги. У него снова заболел живот. Он облизнул губы, чувствуя подступающую к горлу тошноту.

«Только бы Эрагон сумел открыть эти ворота! Иначе мы тут напрочь застрянем, и нас попросту перережут, точ­но ягнят на бойне».