Глава 37. Конклав королей – Книга Эрагон 4 Наследие

.

Увидев, что Сапфира опустилась на землю, Эрагон ринулся мимо нее туда, где она аккуратно уложила на траву Арью.

Эльфийка лежала лицом вниз, без движения, словно мертвая. Но когда Эрагон перевернул ее, она открыла гла­за и прерывающимся шепотом спросила:

— Торн… Что известно о Торне?..

«Ему удалось уйти», — мысленно сообщила ей Сапфира.

— А… Насуада? Вы ее спасли?

Эрагон опустил глаза и покачал головой.

Печаль окутала лицо Арьи. Она закашлялась, помор­щилась и попыталась сесть. Из уголка рта у нее стекала струйка крови.

— Подожди, — сказал ей Эрагон. — Не двигайся пока. Я поищу Блёдхгарма.

— В этом нет необходимости. — Арья сильно оперлась о его плечо и рывком поднялась на ноги. Но когда она вы­прямилась во весь рост, у нее явно перехватило дыхание от боли в истерзанных мышцах. Эрагон видел, как старатель­но она пытается скрыть эту невыносимую боль. Она даже попыталась его успокоить: — Ничего страшного. Я только побилась сильно, но у меня ничего не сломано. От самых страшных ударов Торна меня спасла магическая защита.

Эрагон немного сомневался в этом, но принял ее слова на веру.

«Что теперь?» — спросила Сапфира, придвигаясь к ним ближе. Острый мускусный запах ее крови душил Эрагона.

Он огляделся — весь лагерь был в развалинах и следах пожарищ. Он снова подумал о Роране и Катрине: «Живы ли они? И действительно, что теперь?»

Обстоятельства сами дали ответ на этот вопрос. Спер­ва двое каких-то израненных солдат, выскочив из-за ды­мовой завесы, набросились на них с Арьей. А затем, когда Эрагон уже расправился с ними, из дыма появились восемь эльфов, наконец-то их отыскавшие.

Эрагон постарался убедить эльфов, что ему самому по­мощь совершенно не требуется, и попросил их основное внимание уделить Сапфире. Эльфы тут же принялись за дело, исцеляя нанесенные ей Торном укусы и рваные раны. Эрагон следил за этим с некоторой ревностью: он, безус­ловно, предпочел бы все это сделать сам, но в данный мо­мент у него просто не осталось сил.

Зная, что для полного исцеления Сапфиры потребует­ся несколько минут, Эрагон поспешил к шатру Насуады, где Блёдхгарм и двое его заклинателей по-прежнему вели мысленный бой с четырьмя магами Гальбаторикса.

Точнее, из четверых в живых остался только один. Он стоял на коленях, низко наклонившись и почти прижи­маясь лбом к своим ногам; руки его были закинуты назад и сцеплены на шее под затылком. Эрагон не стал соеди­нять свои мысленные усилия с усилиями Блёдхгарма и дру­гих эльфов, а просто подбежал к магу, хлопнул его по плечу и крикнул: «Ха!»

Маг вздрогнул от изумления, выпрямился, уставился на Эрагона и… на мгновение забыл о своем мысленном поедин­ке с эльфами. Это дорого ему стоило: эльфы тут же разруши­ли все его защитные барьеры, и маг, дергаясь в конвульсиях, рухнул на землю; глаза его закатились, изо рта пошла желто­ватая пена, и вскоре он перестал дышать и затих.

Эрагон кратко рассказал Блёдхгарму и остальным эль­фам, что произошло с Арьей и Насуадой. Вся шерсть на Блёдхгарме тут же встала дыбом, его желтые глаза вспых­нули бешеным гневом, однако он сказал довольно спокой­но, воспользовавшись почему-то древним языком: «Черные времена настали, Губитель Шейдов» — и тут же отправил эльфийку Йаелу искать упавший на землю Даутхдаэрт.

Затем Эрагон, Блёдхгарм и еще один эльф, по имени Утхинарё, вместе обошли лагерь, отыскивая и убивая тех не­многих солдат Гальбаторикса, которым удалось избежать клыков котов-оборотней и клинков людей, гномов, эльфов и ургалов. Воспользовавшись магией, Эрагон и эльфы оты­скали также наиболее опасные очаги пожара и затушили их с той же легкостью, с какой мы задуваем пламя свечи.

Однако убийственное ощущение того, что происходит нечто ужасное, непоправимое, продолжало преследовать Эрагона; эти предчувствия сдавливали ему грудь, словно он был обмотан слоями тяжелой мокрой ткани, они глушили его разум, и ему трудно было заставить себя думать о чем-то ином, кроме смерти и поражения. Ему казалось, что весь мир рушится вокруг него, что все то, чего они, вардены, с таким трудом добились, исчезает на глазах, и он ничего не может сделать, чтобы остановить этот процесс. Чувство собствен­ной беспомощности изнуряло Эрагона, подавляло его волю; ему хотелось просто забиться в уголок и ничего не делать, предаваясь горестным мыслям. Однако он упорно сопротив­лялся этому желанию, считая, что лучше уж тогда сразу уме­реть, и продолжал трудиться наравне с эльфами, несмотря на все сильнее охватывавшее его душу отчаяние.

Настроение у него не улучшилось, даже когда Глаэдр установил с ним мысленную связь.

«Если бы ты тогда послушался меня, мы, возможно, оста­новили бы Торна и спасли Насуаду», — сказал старый дракон.

«А может, и не спасли бы, — возразил Эрагон. Ему не хотелось больше обсуждать эту тему, однако он все же при­бавил: — Как ты мог позволить гневу настолько затуманить твой взор! Ведь убийство Торна — это отнюдь не решение главной проблемы. И потом, разве ты имел право убивать одного из последних, во всяком случае очень немногих, представителей вашего народа?»

«Как ты смеешь учить меня, детеныш! — взревел Гла­эдр. — Разве ты способен понять мое горе? Понять, ЧТО я утратил?»

«Я тебя понимаю, причем лучше многих других», — сказал Эрагон, но Глаэдр уже успел прервать с ним связь и вряд ли слышал его слова.

Они с эльфами как раз потушили небольшой пожар и принялись тушить следующий, когда их отыскал Роран. Схватив Эрагона за плечо, он с тревогой спросил:

— Ты не ранен?

Эрагон был страшно рад, видя двоюродного брата жи­вым и невредимым.

— Нет, со мной все в порядке, — сказал он.

— А Сапфира?

— Эльфы, наверное, уже залечили раны, которые нанес ей Торн. Как там Катрина? Ей ничто не угрожает?

Роран сказал, что Катрина в безопасности, но почему-то продолжал смотреть на Эрагона с тревогой.

— Скажи мне честно, Эрагон, что случилось? — спро­сил он. — Что происходит в лагере? Я встретил Джормун­дура — он мчался, не разбирая дороги, точно цыпленок, ко­торому голову уже отрубили, а он все еще бежит по двору. И стражники Насуады мрачны, как смерть; я так и не смог ни с кем из них толком поговорить. Нам что, грозит еще какая-то опасность? Неужели Гальбаторикс решил первым пойти в атаку?

Эрагон быстро огляделся и отвел Рорана в сторонку, где их никто не мог подслушать.

— Только ты пока никому ничего не говори, — пред­упредил он брата.

— Слово даю.

И Эрагон в нескольких коротких фразах описал Рора­ну создавшуюся ситуацию. К тому времени, как он умолк, лицо у Рорана стало совершенно белым, и помертвевшими губами он прошептал:

— Но не можем же мы распустить свою армию!

— Конечно не можем. И не должны. И этого, разуме­ется, не произойдет. Пусть король Оррин возьмет коман­дование на себя, или же… — Эрагон помолчал, выжидая, когда мимо них пройдут несколько варденов, потом ска­зал: — Останься со мной. Останешься? Мне очень нужна твоя помощь.

— Моя помощь? А что тебе толку в моей помощи?

— Тебя в армии все любят, Роран. Даже ургалы. Ты для варденов — Роран Молотобоец, герой Ароуза. Твое мнение имеет вес. И это, возможно, вскоре окажется весьма важным.

Некоторое время Роран молчал, потом кивнул и сказал:

— Хорошо, я, конечно, помогу тебе всем, чем смогу.

— Пока что просто присматривай, чтобы эти солдаты тут снова не появились, — сказал Эрагон и снова направил­ся тушить вместе с эльфами пожары.

Через полчаса, когда покой и порядок снова понемногу начали восстанавливаться в разоренном лагере варденов, Эрагона разыскал гонец и сообщил ему, что Арья просила его немедленно прийти в шатер короля гномов Орика, где уже находится и она сама.

Эрагон и Роран переглянулись и вместе двинулись в се­верную часть лагеря, где раскинулись палатки гномов.

— Выбора нет, — говорил Джормундур. — Насуада выра­зила свои пожелания достаточно ясно. Ты, Эрагон, должен теперь занять ее место и возглавить варденов.

Лица всех тех, что сидели кружком в центре палатки, были суровы и непоколебимы. Темные тени льнули к их впалым вискам, застревали в глубоких морщинах у них на лбу. Все это были весьма различавшиеся между собой «двуногие», как назвала бы их Сапфира. Единственным су­ществом, которое не хмурилось, была сама Сапфира, ко­торая тоже участвовала в этом высоком собрании, всунув в шатер голову; впрочем, и у нее настроение не было таким уж мирным: верхняя губа приподнята, видны клыки, и ка­жется, будто она вот-вот гневно зарычит.

На собрании, помимо Эрагона и Сапфиры, присут­ствовали: король Оррин в пурпурном плаще, накинутом прямо поверх ночной рубахи; Арья, выглядевшая несколь­ко потрясенной, но тем не менее решительной; король Орик, прямо на голое тело надевший металлическую кольчугу; кот-оборотень Гримрр Полулапа с перевязан­ным белым бинтом плечом, куда он получил серьезную рубленую рану; кулл Нар Гарцвог, которому приходилось сильно горбиться, чтобы не прорвать рогами потолок ша­тра; и Роран, который скромно стоял у стены, слушал, но сам голоса пока не подавал.

Больше никого в шатер не допустили. Ни охрану Насуады, ни ее советников, ни даже Блёдхгарма с его командой заклинателей. Снаружи шатер плотной толпой обступи­ли вардены — люди, гномы и ургалы; их задачей было не допустить туда никого, каким бы могущественным или опасным нежданный гость ни оказался. Шатер Орика окружили также многочисленными, хотя и наспех состав­ленными заклинаниями, не позволявшими ни подслушать, ни подсмотреть то, что происходит внутри.

— Но сам я никогда к этому не стремился, — сказал Эрагон, глядя на карту Алагейзии, расстеленную на столе в центре шатра.

— И никто из нас тоже, — неприязненным тоном заме­тил король Оррин.

Как все-таки мудро поступила Арья, думал Эрагон, что собрала всех именно в шатре Орика. Король гномов всегда был одним из надежнейших сторонников Насуады и варде­нов; он также был названым братом Эрагона и главой того клана, приемным сыном которого Эрагон теперь считал­ся. Но именно Орика в самую последнюю очередь мог бы кто-то обвинить в том, что он стремится перехватить у На­суады инициативу и вместо нее возглавить варденов. Хотя, пожалуй, люди вряд ли захотели бы подчиняться гному, если бы Орик действительно занял этот пост.

И все-таки, назначив собрание в шатре Орика, Арья тем самым усилила позицию Эрагона и пресекла направ­ленную против него критику, ни словом, ни действием сама этого не показывая. Хотя именно она, как считал Эрагон, лучше всех подходила на роль предводительницы варденов, среди которых было столько представителей са­мых различных народов. Ее предложение собраться у Ори­ка имело только одну рискованную позицию: кое-кто мог подумать, что именно Орик теперь командует Эрагоном, но сам Эрагон вполне готов был пойти на такой риск, ибо знал, что его давний друг всегда его поддержит и никогда ему не изменит.

— Я никогда к этому не стремился, — повторил он и, подняв глаза, встретился с устремленными на него вни­мательными взглядами всех собравшихся. — Но раз уж так случилось, то я клянусь могилами всех тех, кого мы по­теряли: я сделаю все, что в моих силах, чтобы жить так, как жила Насуада, и твердой рукой вести варденов к побе­де. — Эрагону очень хотелось создать в шатре атмосферу доверия, а самому выглядеть несколько более уверенным, однако его пугала громадность поставленной перед ним цели; он совершенно не был уверен, что годится для ее до­стижения. Насуада всегда была поразительно собранной, в ней всегда ощущалась готовность справиться с любыми затруднениями, и Эрагона весьма смущала мысль о том, что он окажется не способным осуществить хотя бы поло­вину задуманного ею.

— Высказывание, весьма достойное похвалы, — сказал король Оррин. — Но я должен заметить, что вардены всег­да действовали в тесном контакте со своими союзниками, жителями Сурды, и с нашим августейшим другом коро­лем Ориком и гномами с Беорских гор, а также с эльфами и еще — правда, с недавних пор — с ургалами, которыми командует славный Нар Гарцвог. Кроме того, к нам присо­единились и отважные коты-оборотни под началом коро­ля Гримрра Полулапы. — Он кивнул Гримрру, и тот также ответил ему коротким кивком. — Ничего хорошего не бу­дет, если среди всех этих фракций начнутся разногласия и прилюдные споры. Или ты, Эрагон, со мной не согласен?

— Конечно согласен.

— Ну, разумеется. И я надеюсь, что ты намерен сове­товаться с нами по всем важным вопросам, как это делала Насуада. Я прав? — Эрагон колебался, и Оррин, не давая ему ответить, продолжил: — Все мы, — и он обвел рукой присутствовавших в шатре, — многим рисковали в этой длительной борьбе в Гальбаториксом, и вряд ли кто-то из нас будет доволен, если ему начнут просто диктовать реше­ния, принятые без его участия. Вряд ли мы подчинимся по­добной форме правления. Честно говоря, ты, Эрагон Губи­тель Шейдов, хоть и совершил уже немало подвигов, все еще слишком молод и неопытен, и эта твоя неопытность впол­не может оказаться для нас смертельно опасной. Многие из нас имеют существенное преимущество перед тобою, ибо в течение долгого времени руководили значительной частью нашего общего войска. Мы могли бы помочь тебе избрать правильную тактику, а возможно, и совместными усилиями все же исправить нынешнее прискорбное поло­жение дел и сбросить Гальбаторикса с трона.

Все сказанное Оррином вполне соответствовало дей­ствительности; Эрагон и впрямь был слишком молод, не­опытен и нуждался в советах и подсказке, но он никак не мог сейчас в этом признаться, чтобы не показаться сла­бым. А потому он ответил так:

— Ты можешь быть совершенно уверен, Оррин, что я непременно посоветуюсь с тобой в случае необходимо­сти, но свои решения я, как и всегда, буду принимать сам.

— Прости меня, Губитель Шейдов, но мне с трудом в это верится. Твоя излишне тесная дружба с эльфами, — и Ор­рин бросил взгляд на Арью, — всем известна. Мало того. Ты — приемный сын клана Ингеитум, а стало быть, обязан подчиняться вождю этого клана Орику, который, так уж получилось, является заодно и королем гномов. Возможно, я ошибаюсь, но мне представляется сомнительным, что свои решения ты будешь принимать самостоятельно.

— Сперва ты советуешь мне прислушиваться к союз­никам варденов. Теперь говоришь обратное, но не пото­му ли, что предпочел бы, чтобы я прислушивался только к тебе? — Эрагон начинал сердиться.

— Я предпочел бы, чтобы твой выбор соответствовал интересам нашего народа, а не представителям иных рас!

— Он всегда этому соответствовал и будет соответ­ствовать! — Эрагон уже не сдерживался. — Но я обязан быть верным не только варденам и клану Ингеитум, но и Сапфире, Насуаде, а также моей семье. Многие в этой войне ставили на меня, но многие делали ставку и на твое королевское величество. Но все это ерунда. Главная моя забота — это победить Гальбаторикса. Так было всегда, и если кто-то начинает спекулировать на тему, кому я в первую очередь должен быть верен, то мои исходные на­мерения все должны расставить по местам. Оспаривайте мои суждения сколько угодно, но не ставьте под вопрос мои намерения. А тебе, Оррин, я был бы очень благо­дарен, если бы ты воздержался от заявлений о том, что я предаю свой народ!

Оррин нахмурился, побагровел и явно хотел резко воз­разить Эрагону, но тут Орик с силой ударил своим моло­том по щиту и гневно воскликнул:

— Довольно нести чушь! Какой смысл тревожиться на­счет трещины в полу, если на нас вот-вот обрушится вся гора!

Оррин еще сильнее нахмурился, но промолчал. Сно­ва взяв в руки свой золотой кубок с вином, он поудобней устроился в своем кресле, бросая на Эрагона испепеляю­щие взгляды.

«По-моему, он тебя ненавидит», — сказала Эрагону Сапфира.

«Точнее, он ненавидит то, что я собой представляю. Как ни крути, а я — препятствие на его пути. Теперь он глаз с меня не спустит!»

— Перед нами сейчас стоит достаточно простой и яс­ный вопрос, — сказал Орик уже гораздо спокойнее. — Мы должны решить, как нам быть теперь, когда мы лишились Насуады. — Он положил Волунд плоской стороной на стол, провел по волосам своей узловатой рукой и снова загово­рил: — Мое мнение таково: в общем, с утра наше положение не особенно изменилось, если, конечно, мы не признаем своего поражения и не станем молить противника о пере­мирии. Короче, выбора у нас нет, и мы должны как можно скорее двигаться к столице. Сама Насуада никогда не соби­ралась выходить на поединок с Гальбаториксом. Сражать­ся с ним и его слугами в любом случае пришлось бы в ос­новном вам, — он указал на Эрагона и Сапфиру, — и эльфам. Вместе с Насуадой мы проделали огромный путь, и хотя нам будет страшно ее не хватать, чтобы этот путь продол­жить, она лично нам не так уж и нужна, ибо намеченный ею путь не предполагает никаких особых отклонений. Даже если бы сейчас она здесь присутствовала, то, скорее всего, сказала бы то же самое: надо идти на Урубаен! И точ­ка. И конец разговорам!

Самым незаинтересованным из всех казался кот-оборотень Гримрр. В течение всего этого спора он помал­кивал, забавляясь своим маленьким кинжалом с черным лезвием. А вот Арья сразу же поддержала Орика.

— Я с тобой полностью согласна, — сказала она. — Ино­го выбора у нас действительно нет.

Над Ориком возникла массивная голова Нара Гарцвога; кулл согласно кивал, отбрасывая на стены уродливые тени.

— Этот гном хорошо говорит, — проворчал Гарцвог. — Ургалы останутся с варденами до тех пор, пока возглав­лять их будет Огненный Меч. Если в атаку нас поведет он и его дракон Огненный Язык, мы наконец вернем тот кро­вавый долг, который не желает нам возвращать этот без­рогий Гальбаторикс!

После этих слов кулла Эрагон почувствовал себя со­всем не в своей тарелке, а тут снова заговорил Оррин:

— Все это очень хорошо и правильно, но я все же хотел бы для начала услышать, как вы предполагаете победить Муртага? Или же их с Гальбаториксом вместе, если нам удастся добраться до Урубаена?

— У нас есть Даутхдаэрт, — вмешался Эрагон, зная, что эльфийка Йаела уже отыскала волшебное копье, — и с его помощью мы можем…

Король Оррин только отмахнулся.

— Да, да, Даутхдаэрт. Однако же он не помог тебе оста­новить Торна, и я просто представить себе не могу, что Гальбаторикс позволит тебе хотя бы приблизиться с этим копьем к нему и Шрюкну. Впрочем, дело даже не в этом. Ты, Эрагон, пока что совершенно не годишься в соперни­ки этому предателю с черным сердцем. Черт побери, да ты не годишься в соперники даже своему родному брату, а ведь он стал Всадником гораздо позже тебя!

«Муртаг — мой сводный брат», — хотелось сказать Эрагону, но он сдержался, не находя аргументов, чтобы воз­разить Оррину, все заявления которого казались ему впол­не осмысленными и весомыми. Мало того, они заставляли его испытывать стыд.

А Оррин между тем продолжал:

— Мы вступили в эту войну, понимая, что вы, варде­ны, найдете способ противостоять неестественной мощи Гальбаторикса. Так нам обещала Насуада, так она заверя­ла нас. И что мы имеем в итоге? Нам предстоит вот-вот столкнуться лицом к лицу с самым могущественным магом в истории Алагейзии, однако мы так и не нашли заветного способа, чтобы его уничтожить!

— А мы вступили в эту войну, — очень тихим и спо­койным голосом сказал Эрагон, — потому что впервые со времен падения Всадников у нас возник шанс на победу, хоть и небольшой. И мы решительно настроены этим шан­сом воспользоваться и сбросить власть Гальбаторикса. Впрочем, тебе все это хорошо известно.

— Какой еще шанс? — усмехнулся король. — О чем ты говоришь? Мы же просто марионетки в руках Гальбато­рикса. Единственная причина того, что мы сумели так да­леко продвинуться, — это его высочайшее соизволение. Да-да, это он, Гальбаторикс, позволил нам дойти почти до само­го Урубаена. Он хочет, чтобы дошли до столицы и привели к нему тебя. Если бы он захотел остановить нас, он давно бы уже вылетел нам навстречу и всей своей мощью обрушился бы на нас еще на Пылающих Равнинах! И как только он сумеет до тебя дотянуться и обрести над тобой власть, он раз и навсегда разделается с нами.

Атмосфера в шатре стала такой напряженной, что это чувствовалось даже физически.

«Осторожней, — услышал Эрагон голос Сапфиры. — Он покинет армию варденов, если тебе не удастся его переубедить».

Арья, похоже, была обеспокоена тем же.

Эрагон, широко расставив руки, оперся ладонями о столешницу и некоторое время молчал, собираясь с мыс­лями. Лгать ему не хотелось, но в то же время необходимо было внушить Оррину твердую надежду, а как это сделать, Эрагон не знал: у него самого надежда таяла с каждым часом.

«Неужели то же самое бывало и с Насуадой, неужели и она страдала от неуверенности, в то же время постоян­но призывая нас быть верными цели и, не поддаваясь со­мнениям, идти вперед, даже если мы и недостаточно ясно видим тот путь, что лежит перед нами?»

— Наше положение не столь… безнадежно, как это хо­чешь изобразить ты, — сказал наконец Эрагон, глядя на Оррина. Тот лишь презрительно фыркнул и снова отхлеб­нул из своего бокала. — Даутхдаэрт представляет собой реальную угрозу для Гальбаторикса, — продолжал Эрагон, — и это наше безусловное преимущество. Он действительно боится этого копья и будет его бояться. А значит, мы тоже можем подчинить его себе — пусть хотя бы отчасти. Даже если мы с помощью этого копья не сможем убить само­го Гальбаторикса, то, вполне возможно, сумеем убить его дракона Шрюкна. Между ними не существует столь тесной связи, какая должна существовать между Всадником и его драконом, и все же, как мне кажется, гибель Шрюкна, воз­можно, ранит Гальбаторикса до глубины души.

— Он этого никогда не позволит нам сделать! — тут же возразил Оррин. — Теперь ему известно, что у нас есть Даутхдаэрт, и он предпримет соответствующие меры предосторожности.

— А может, и не предпримет. Я, например, совершенно не уверен, что Муртаг и Торн поняли, что это за копье.

— Они-то, может, и не поняли, зато Гальбаторикс сразу его узнает, стоит ему заглянуть в их память.

«А еще он узнает об Элдунари Глаэдра, если они ему сами уже об этом не сообщили», — сказала Эрагону Сапфира.

Настроение у Эрагона еще больше упало. Он об этом и не подумал, однако Сапфира была права, и он уныло при­знался ей:

«Значит, надежды застать его врасплох у нас совсем не осталось. Он уже знает все наши тайны».

«Жизнь полна тайн, — отвечала Сапфира. — И даже Гальбаторикс не в состоянии точно предсказать, что имен­но мы вздумаем предпринять, воюя против него. В этом, по крайней мере, мы могли бы постараться его убедить».

— А скажи мне, Губитель Шейдов, которое из смерто­носных копий ты нашел? — спросил Гримрр Полулапа на­рочито скучным тоном.

— Дю Нирнен… Копье Орхидеи.

Кот-оборотень моргнул, и Эрагону показалось, что он удивлен, хотя выражение его лица — в данном случае оно было почти человеческим — осталось по-прежнему равно­душно-непроницаемым. — Копье Орхидеи? Это правда? Как странно, что вам удалось найти именно его, тем более в нынешние времена такое оружие…

— А что в нем такого особенного? — спросил Джормундур.

Гримрр облизнулся, демонстрируя совсем не человече­ские клыки.

— Нирнен — с-с-славное копье-с-с-с… — И в его голосе по­слышалось явственное кошачье шипение.

Но выжать из Гримрра еще хоть какие-то сведения об этом «с-с-славном копье» Эрагон не успел: в их разговор вмешался Гарцвог. Голос кулла гремел и скрежетал, как груда булыжников:

— Что это еще за смертоносное копье? О чем вы говори­те, Огненный Меч? Не это ли копье ранило Сапфиру близ Белатоны? Мы слышали о нем разные сказки, только все это полная чепуха.

Эрагон с некоторым опозданием вспомнил, что Насуа­да никому — ни ургалам, ни котам-оборотням — не говори­ла, что на самом деле представляет из себя Нирнен.

«Ну, что ж, — подумал он, — теперь уже поздно молчать».

Он объяснил Гарцвогу, что такое Даутхдаэрт, а затем настоял на том, чтобы все присутствующие в шатре на древнем языке поклялись ни с кем и никогда не обсуж­дать это копье без особого на то разрешения. Кое-кто, ра­зумеется, стал ворчать, но в итоге все подчинились, даже Гримрр. Прятать копье от Гальбаторикса, возможно, было и бессмысленно, и все же Эрагон полагал, что совершенно ни к чему решительно всем знать о магических свойствах Даутхдаэрта.

Когда последний из присутствующих принес требуе­мую клятву, Эрагон снова взял слово.

— Итак, первое: у нас есть Даутхдаэрт, и это гораздо больше, чем мы имели прежде. Второе: я вовсе не собира­юсь и никогда не собирался одновременно сражаться и с Муртагом, и с Гальбаториксом. Когда мы прибудем в Урубаен, мы постараемся выманить Муртага из города, а затем, окружив его силами всей нашей армии, включая и эльфов, если будет необходимо, либо убьем, либо возьмем в плен. — Эрагон оглядел лица собравшихся, пытаясь понять, произвела ли на них впечатление сила его собственной убежденности. — Третье — и в это вы должны верить всем сердцем — Гальбаторикс не является неуязвимым, сколь бы он ни был могуществен. Он может использовать тысячи самых разных магических средств защиты, но, несмотря на все его знания и хитрость, все-таки, несомненно, суще­ствуют и такие заклинания, которых он не знает, которые способны его погубить. Если, конечно, у нас самих хватит ума вспомнить или придумать эти заклинания. Возможно, именно мне суждено отыскать те магические слова или средства, которые послужат его уничтожению, а может быть, его губителем окажется кто-то из эльфов или же член Дю Вранг Гата. Гальбаторикс только кажется непри­косновенным и неуязвимым — я это твердо знаю. У каж­дого даже самого могущественного мага всегда найдется какая-то слабость, какая-то трещинка в доспехах, в кото­рую можно просунуть острие клинка и заколоть его.

— Если уж Всадники не сумели обнаружить слабую сто­рону Гальбаторикса, то вряд ли нам это удастся, — сказал король Оррин.

Эрагон только руками развел:

— Может, и не удастся. В жизни, разумеется, нет ниче­го определенного, а уж в войне — тем более. Но если объ­единенные усилия заклинателей пяти наших рас не при­ведут к тому, что мы Гальбаторикса все-таки прикончим, тогда нам лучше сразу смириться с его властью и позво­лить ему править нами столько, сколько ему самому будет угодно. Неужели вы готовы смириться с тем, что ничто и никогда не поможет нам изменить существующее поло­жение вещей?

Некоторое время в шатре царила глубокая тишина. На­рушил ее Роран. Шагнув вперед, он сказал:

— Я бы хотел, чтобы вы кое-что поняли.

Он умолк и обвел взглядом сидящих за столом. Эрагон заметил, как они переглядываются. Затем Орик, к явному неудовольствию короля Оррина, ободрил Рорана:

— Говори, говори, Молотобоец! Что ж ты молчишь?

— Так вот, я бы хотел, чтобы вы поняли: слишком мно­го крови, слишком много слез было пролито, чтобы нам сейчас назад поворачивать. Это было бы неуважением — и не только к мертвым, но и к тем, кто их помнит и почи­тает. Эта последняя битва, возможно, и станет настоящей битвой богов… — Эрагону показалось, что Роран сказал это совершенно серьезно. — Но я, например, буду сражаться до тех пор, пока эти боги не сразят меня, или же пока я сам не сражу кого-то из них. Дракон, как известно, может по оче­реди убить хоть десять тысяч волков, но десять тысяч вол­ков, собравшись вместе, вполне могут убить даже дракона.

«Ну, это вряд ли!» — фыркнула Сапфира, но услышал ее только Эрагон.

А Роран вдруг улыбнулся, хотя и не слишком весело, и закончил так:

— Ау нас, между прочим, свой собственный дракон име­ется! В общем, решайте, как хотите, но я, например, решил идти на Урубаен и встретиться с Гальбаториксом лицом к лицу, даже если мне и придется сделать это в одиночку!

— Нет, не в одиночку, — сказала Арья. — Я говорю это от имени королевы эльфов Имиладрис. И я утверждаю: наш народ встанет плечом к плечу с тобой, Роран Молотобоец!

— Как и наш, — прогрохотал Гарцвог.

— Как и наш, — прогудел Орик.

— Как и наш, разумеется! — воскликнул Эрагон, очень надеясь, что это погасит все былые разногласия.

Возникла небольшая пауза, и все четверо дружно по­вернулись к Гримрру. Кот-оборотень с деланным равноду­шием, стараясь ни на кого не глядеть, сказал:

— Что ж, полагаю, мой народ тоже там будет. — Он вни­мательно осмотрел свои острые когти и прибавил: — Кто-то же должен неслышно прокрадываться в расположение противника, верно? И уж конечно, не гномы — уж больно громко они своими железными башмаками топают.

Брови Орика поползли вверх, но если он и был задет, то ничем этого не показал.

Еще два раза наполнил Оррин свой бокал, а затем, уте­рев губы тыльной стороной ладони, все же сказал:

— Прекрасно! Раз вам так этого хочется, мы пойдем на Урубаен. — И поскольку кубок его снова был пуст, он потя­нулся за бутылкой, стоявшей перед ним на столе.