Глава 44. На крыльях дракона – Книга Эрагон 4 Наследие

.

Эрагон поднял голову и глубоко вздохнул, чувствуя, что его бесконечные тревоги отчасти улеглись.

Лететь верхом на драконе отнюдь не так легко и про­сто, но Эрагон был рад, что находится так близко от Сап­фиры; вместе они всегда чувствовали себя гораздо уве­реннее и спокойнее. Простое наслаждение физическим контактом было для них дороже едва ли не всего на свете. Кроме того, постоянный звук и движение воздуха, сопро­вождавшие ее полет, помогали ему отвлечься от черных мыслей, которые его одолевали.

Несмотря на всю срочность и необходимость их путе­шествия, несмотря на всю его рискованность, Эрагон по­кинул армию варденов не без удовольствия. Вспоминая недавнее кровопролитное сражение, он все чаще думал о том, как сильно он изменился. «Может, теперь это вовсе и не он, а совсем другой человек?»

С тех пор как Эрагон еще в Финстере присоединился к варденам, он большую часть времени проводил в сражени­ях или в ожидании сражений, и это постоянное напряжение начинало его изматывать. Особенно ужасной была та резня в Драс-Леоне. Там, сражаясь на стороне варденов, он убил сотни солдат, и мало у кого из его противников был хотя бы самый маленький шанс нанести ущерб ему самому. Он пони­мал, что его действия были вполне оправданными, но вос­поминания об этом сильно тревожили его душу. Он вовсе не хотел, чтобы каждое сражение было столь же яростным, как не хотел и того, чтобы все его противники в бою оказыва­лись равными ему по силе. Но в то же время то, как легко он совершал все эти многочисленные убийства, заставляло его чувствовать себя скорее мясником, чем воином. Бойня, смерть — все это вещи крайне опасные, они разъедают душу, и чем чаще Эрагон соприкасался с такими вещами, тем силь­нее он чувствовал, как разрушается его прежнее «я»; ему ка­залось, что смерть убитых им людей и от его души каждый раз отгрызает своими страшными зубами огромные куски.

Однако же пребывание наедине с Сапфирой — и Глаэдром, хотя золотистый дракон своего присутствия пока что никак не проявлял, — помогло Эрагону восстановить душевное равновесие, и теперь он чувствовал себя куда лучше. Он вообще всегда предпочитал жить вдали от боль­шого скопления людей — и уж точно не в городах и даже не в таких крупных военных лагерях, как лагерь варденов. В отличие от большинства людей, Эрагон отнюдь не питал ни ненависти, ни страха к так называемым диким краям: хотя пустынные края эти и были достаточно суровы, они все же обладали — в его глазах — несомненным очарова­нием, а с красотой их не могли сравниться никакие искус­ственные сооружения; и потом, эти «дикие края» всегда оказывали на его душу поистине целительное воздействие.

В общем, он позволил себе полностью отдаться ощуще­нию полета — пусть даже на крыльях Сапфиры — и боль­шую часть дня ничего не делал, лишь любовался теми про­сторами, над которыми они пролетали.

Покинув лагерь варденов на берегу озера Леона, Сап­фира сразу взяла курс на северо-запад и довольно долго ле­тела над озерной гладью озера, поднимаясь порой так вы­соко, что Эрагону приходилось применять магию, чтобы защитить себя от холода.

Огромное озеро сверху казалось пятнистым, и особен­но эти яркие пятна сверкали там, где угол волн отражал солнечные лучи. Но и когда водная гладь выглядела сверху монотонно серой, Эрагон не уставал ею любоваться. Для него не было на свете ничего более прекрасного, чем этот постоянно меняющийся рисунок световых пятен на воде.

Под ними часто пролетали другие птицы — ястребы-рыболовы, цапли, гуси, утки, скворцы, разные певчие пташки. В основном они не обращали на Сапфиру никакого внимания, хотя некоторые ястребы сперва спиралью взмывали вверх, а потом некоторое время упорно сопрово­ждали ее и при этом казались скорее любопытными, чем испуганными. Два ястреба даже настолько осмелели, что пролетели буквально в каком-то футе от острых, длинных клыков драконихи.

Во многих отношениях эти свирепые хищные птицы с острыми когтями и ярко-желтыми клювами напоминали Эрагону Сапфиру, и ей это сравнение даже нравилось: она любила ястребов за их смелость и охотничью смекалку.

Берег озера внизу постепенно превратился в туманную фиолетовую линию на горизонте, а затем и вовсе растаял вдали. В течение, наверное, получаса они летели над этим озером и видели только птиц да облака в небе, а внизу — безбрежное полотно сморщенной ветром воды.

Вскоре впереди и чуть слева показалась серая изломан­ная линия — вершины Спайна, радостный знак для Эраго­на. Хотя это были еще не те горы, которые он знал с дет­ства, они все же принадлежали к тому же горному массиву, и, стоило ему их увидеть, он сразу почувствовал, что где-то здесь, неподалеку, его дом.

А горы все росли и росли, и наконец перед ними встала настоящая стена украшенных снеговыми шапками горных пиков, похожих на огромную разрушенную крепость. Вниз по покрытым зеленью склонам бежали десятки белых от пены горных ручьев, которые, извиваясь меж валунами, искали путь к огромному озеру, своим боком будто при­льнувшему к подножию гор. С полдюжины деревень стоя­ло на берегу озера или чуть поодаль, но благодаря приме­ненной Эрагоном магии люди внизу не замечали дракона, пролетавшего у них над головой.

Глядя на эти деревушки, Эрагон думал о том, до чего же они малы и заброшены, до чего же — если оглянуться назад — был крошечным и его родной Карвахолл в сравне­нии с теми огромными городами, в которых он впослед­ствии побывал. Эти деревушки сверху казались скоплени­ем жалких хижин, едва пригодных для жизни. Впрочем, жили в них по большей части действительно бедняки, ко­торые за всю свою жизнь порой не бывали дальше чем на несколько миль от родной деревни и вечно обречены были существовать в том крошечном мирке, который был огра­ничен пределами их зрительного восприятия.

«Какая убогая жизнь!» — думал Эрагон.

И все же ему казалось, что, может быть, это и к луч­шему — жить всегда на одном месте и постоянно узнавать о нем что-то новое, а не бродить вечно по белу свету? Да и ценнее ли знания обширные, но поверхностные узких, но более глубоких?

Он вдруг вспомнил, как Оромис однажды сказал, что весь мир можно вывести из одной-единственной песчин­ки, если достаточно внимательно смотреть на нее.

Спайн был во много раз ниже Беорских гор, и все же его каменистые вершины вздымались на тысячу футов и даже выше того уровня, на котором летела Сапфира, и ей при­ходилось то и дело огибать их, следуя вдоль узких, полных тьмы ущелий и горловин. Время от времени она поднима­лась очень высоко, преодолевая голые заснеженные пере­валы, и с такой высоты Эрагону казалось, что эти горы по­хожи на клыки, торчащие из коричневых десен земли.

Когда Сапфира скользила над одной особенно глубо­кой расщелиной, он увидел на дне этой пропасти тонкую ленточку ручья, извивавшегося по травянистой лужайке. По краям этой небольшой горной долины виднелись то ли дома, то ли палатки, скрытые низко свисающими тяжелы­ми ветвями могучих елей — такими елями заросли здесь все склоны. Сквозь темные ветви золотой искоркой мель­кнул огонек костра, и Эрагону показалось, что он заметил одинокую фигуру какого-то человека, бредущего от берега ручья к жилищам. Фигура его показалась Эрагону странно громоздкой, а голова — слишком крупной для такого тела.

«Наверное, это ургал».

«Где?» — спросила Сапфира с явным любопытством.

«На поляне под нами. Жаль, что нет времени вернуться и выяснить. Мне бы хотелось посмотреть, как они живут».

Сапфира фыркнула. Горячий дым вырвался из ее ноз­дрей, и она, извернув шею, сказала Эрагону:

«Мне кажется, они не слишком дружелюбно отнеслись бы к дракону и Всаднику, которые без предупреждения вздумали приземлиться возле их селения».

От ее дыма Эрагон закашлялся, из глаз у него потекли слезы.

«Может, ты все-таки перестанешь дымить?» — сказал он ворчливо.

Сапфира не ответила, но дым из ноздрей выпускать перестала.

Вскоре горы Спайна стали приобретать знакомые Эрагону очертания, а когда он увидел внизу широкую расселину, то сразу догадался, что они летят над тем перевалом, где проходит дорога, ведущая в Тирм; этот перевал они с Бромом когда-то дважды пересекали на лошадях. И все вокруг него было почти таким же, ка­ким Эрагон это помнил: западный приток реки Тоарк по-прежнему нес свои бурные воды к невидимому морю, сверкая белыми «барашками» на поверхности воды там, где путь ей преграждали могучие валуны; а вдоль берега тянулась та убогая дорога, по которой они с Бромом тог­да ехали — даже не дорога, а просто пыльная тропа вряд ли шире оленьей. Ему показалось даже, что он узнает ту купу деревьев, под которой они останавливались, чтобы перекусить.

Сапфира свернула на запад и летела над рекой до тех пор, пока горы не сменились полями, насквозь промокши­ми под дождем. Там она сменила направление, все больше отклоняясь к северу. Эрагон не задавал ей на этот счет ни­каких вопросов; она, похоже, никогда не теряла чувства направления — даже беззвездной ночью, даже глубоко под землей в Фартхен Дуре.

Солнце уже клонилось к горизонту, когда они вылете­ли за пределы Спайна. Когда над землей сгустились сумер­ки, Эрагон принялся развлекать себя мыслями о том, как бы поймать, убить или обмануть Гальбаторикса. Через не­которое время Глаэдр вышел из своего добровольного за­творничества и присоединился к нему в этой игре. Они, должно быть, целый час обсуждали всевозможные планы, затем поупражнялись в мысленных атаках и защитах, и в этом Сапфира тоже пыталась участвовать, хотя ее возмож­ности и были ограничены, ибо ей приходилось быть по­стоянно сосредоточенной на полете.

Затем Эрагон долго молчал, глядя на холодные белые звезды, и наконец спросил у Глаэдра:

«А не может ли Свод Душ содержать Элдунари, которые Всадники сумели скрыть от Гальбаторикса?»

«Нет, — без колебания ответил Глаэдр. — Это невозмож­но. Оромис и я знали бы, если бы Враиль одобрил нечто подобное. И потом, если бы сколько-то Элдунари и оста­вили на Врёнгарде, мы бы их нашли, когда вернулись туда и тщательно обыскали весь остров. Совсем не так просто, как тебе может показаться, скрыть живое существо».

«Почему?»

«Когда еж сворачивается в клубок, это ведь не озна­чает, что он стал невидимым, верно? Ну и с живой душой примерно то же самое. Ты можешь заслонить свои мысли от других, но что сам ты по-прежнему существуешь, будет очевидно любому и особенно тем, кто ищет поблизости».

«Но с помощью магии, конечно же, можно было бы…»

«Если бы мы тогда почуяли магию, мы бы это сразу по­няли, поскольку и сами защищены от ее воздействия опре­деленными чарами».

«Значит, никаких Элдунари там нет?»

«К сожалению, нет».

Дальше они летели в молчании, глядя, как прибываю­щая луна встает над пиками Спайна. В ее свете земля ка­залась сделанной из свинца. Эрагон развлекался тем, что воображал, будто земля — это некая огромная скульптура, созданная гномами и помещенная ими в темную пещеру, величиной больше самой Алагейзии.

Он явственно ощущал, как наслаждается этим полетом Глаэдр. Как и самому Эрагону, старому дракону, похоже, было радостно хотя бы ненадолго оставить позади все зем­ные заботы и Свободно парить в небесах.

Молчание первой нарушила Сапфира. Неторопли­во махая тяжелыми мощными крыльями, она попросила Глаэдра:

«Расскажи нам историю, Эбритхиль».

«Какую именно? О чем ты хотела бы послушать?»

«Расскажи, как вы с Оромисом попали в плен к Прокля­тым и как вам удалось спастись».

Эрагон сразу же навострил уши. Ему всегда хотелось побольше узнать об этом, но спрашивать у Оромиса он не решался.

Глаэдр некоторое время молчал, собираясь с мыслями, потом заговорил:

«Когда Гальбаторикс и Морзан вернулись из диких кра­ев и начали войну с нашим орденом, мы сперва не поняли, сколь велика эта угроза. Мы были, конечно, встревожены, но не больше, чем обнаружив, что по нашей земле бродит шейд. Гальбаторикс был не первым Всадником, утратив­шим разум, однако он первым заполучил такого опасного ученика и последователя, как Морзан. Уже одно это долж­но было насторожить нас, вызвать ощущение опасности, но все это мы, к сожалению, осознали уже задним умом. А тогда нам и в голову не приходило, что Гальбаторикс мо­жет обрести и других последователей и повторить свою безумную попытку. Нам казалось недопустимым, чтобы кто-то из наших братьев оказался восприимчивым к ядо­витым нашептываниям Гальбаторикса. Морзан был еще учеником, и его слабость была понятна. Но те, кто уже стали полноценными Всадниками? Нет, мы никогда даже под вопрос не ставили их верность! И лишь когда столь многие уже оказались искушены, выяснилось, как сильно исказили их души зло и слабость. Некоторые хотели ото­мстить за нанесенные им некогда раны и обиды; другие надеялись, что наш орден обладает такой добродетелью, что заслуживает более высокого положения, и отны­не драконы и Всадники должны править всей Алагейзией. А кое-кто — боюсь даже говорить об этом — просто наслаж­дались возможностью любого разорвать на куски и порой мечтали уничтожить на земле все живое, целиком себя при этом оправдывая».

Старый дракон помолчал, и Эрагон ощутил, как ше­велится в душе Глаэдра древняя ненависть и глубокая пе­чаль, туманя его душу и разум.

«События в тот период происходили… поистине ошеломительные, — снова заговорил Глаэдр. — Но досто­верно мало что было известно, а те сообщения, которые мы получали, были до такой степени сдобрены слухами и сплетнями, что оказывались практически бесполезны­ми. Мы с Оромисом, правда, уже начинали подозревать, что грядет нечто ужасное, куда более опасное, чем это ка­жется многим нашим товарищам, и попытались убедить кое-кого из старших драконов и Всадников, но они нас слушать не пожелали и всячески старались развеять наши подозрения. Глупцами они, конечно же, не были, но сто­летия мирной жизни затуманили их восприятие, и они оказались не в состоянии заметить, как меняется мир во­круг нас. Оромис был в отчаянии; ему не хватало сведений, чтобы убедить остальных членов ордена, и мы с ним от­правились в Илирию, желая самостоятельно изучить об­становку и разузнать все, что нам нужно. Мы взяли с собой еще двоих молодых Всадников, эльфов. Это были умелые воины, лишь недавно вернувшиеся из разведки, которую вели в северных отрогах Спайна. Отчасти именно по их настоянию мы и решились на подобную экспедицию. Их имена вы, возможно, знаете: Киаланди и Формора».

— Ах, вон оно что! — воскликнул Эрагон, вдруг начиная понимать.

«Да. Через полтора суток мы остановились в Эдур На­роч. Это сторожевая башня, построенная в незапамятные времена, дабы охранять подступы к Серебряному Лесу. Мы тогда не знали о том, что Киаланди и Формора в качестве вражеских разведчиков уже посещали эту башню и раньше и убили там троих эльфов, после чего поставили на скалах, окружавших башню, ловушку, в которую мы и угодили, едва мои когти коснулись травы на холме. Они воспользовались весьма хитроумным заклятием, которому научил их сам Гальбаторикс. У нас не было против него защиты, ибо оно не причиняло нам вреда, а лишь удерживало на месте, не да­вая двигаться; казалось, наши тела и души залило густым, вязким медом. Пока мы находились в этих силках, минуты пролетали, как секунды. Киаланди, Формора и их драконы кружили вокруг нас, точно колибри над цветком, но каза­лись нам всего лишь темными расплывчатыми кляксами, ибо нашему зрительному восприятию были почти недо­ступны. А потом они хорошенько подготовились и освобо­дили нас. Но до этого применили к нам десятки различных заклятий — одни из них заставляли нас оставаться на месте, другие ослепляли, третьи не позволяли Оромису произне­сти ни звука, чтобы он не смог воспользоваться магией. Но опять же эти чары не наносили нам особого ущерба, а следо­вательно, мы и не имели против них никакой защиты… Как только представился удобный момент, мы, разумеется, ата­ковали Киаланди, Формору и их драконов с помощью мыс­лей, но и они не остались в долгу; и мы несколько долгих ча­сов сражались с ними силой мысли. Это был… не слишком приятный опыт. Они были слабее и не столь умелые, как Оромис и я, но их было по двое на каждого из нас, и у них с собой было Элдунари одного дракона — ее звали Агаравель. Ее Всадника эти предатели убили, и ее сила прибавилась к их силе. В результате нам пришлось нелегко, и мы в ос­новном просто оборонялись. Их главная цель, как мы по­няли, заключалась в том, чтобы заставить нас помочь Гальбаториксу и Проклятым незаметно проникнуть в Илирию, чтобы они могли застать Всадников врасплох и захватить те Элдунари, которые тогда там хранились».

«И как же вы спаслись?» — спросил Эрагон.

«Со временем стало ясно, что нам их не одолеть. Так что Оромис решил рискнуть и воспользоваться магией, чтобы освободить нас, хоть и понимал, что это спровоци­рует со стороны Киаланди и Форморы ответную магиче­скую атаку. Это была отчаянная попытка, но иного выбора у нас не было.

В какой-то момент я, не зная о планах Оромиса, на­нес ответный удар по нашим противникам, намереваясь причинить им серьезный ущерб. Оказывается, Оромис давно ждал именно такого момента. Он хорошо знал того Всадника, который обучал Киаланди и Формору искусству магии, а также был хорошо знаком с извращенным обра­зом мыслей Гальбаторикса. Благодаря всем этим знаниям он и сумел догадаться, с помощью каких слов Киаланди и Формора составили свои заклятия и в чем заключаются слабые стороны этих чар.

На все у Оромиса было в лучшем случае несколько се­кунд, ибо в тот же миг, как он начал пользоваться магией, Киаланди и Формора догадались, что он намерен сделать, запаниковали и начали сыпать своими собственными за­клинаниями. Оромис лишь с третьей попытки сумел ра­зорвать сковавшие нас путы. Как именно он это сделал, я сказать не могу. По-моему, он и сам этого по-настоящему тогда не понял. Короче говоря, он попросту передвинул нас на какой-то дюйм от того места, где мы только что стояли».

«Как это сделала Арья, когда отослала мое яйцо из Дю Вельденвардена в Спайн?» — спросила Сапфира.

«И да, и нет. Он действительно перенес нас из одного места в другое, почти не перемещая в пространстве, од­нако же ему удалось не просто слегка изменить наше ме­стонахождение, он изменил даже самое нашу плоть таким образом, что мы перестали быть тем, чем были прежде. Многие мельчайшие частички нашего тела могут быть вза­имозаменяемыми без каких бы то ни было дурных послед­ствий, и он этим воспользовался, произведя соответствую­щие действия с каждым нашим мускулом, с каждой костью или внутренним органом».

Эрагон нахмурился. Такое заклинание было достиже­нием высшего порядка, истинным чудом магического ис­кусства; достигнуть такого уровня смогли лишь очень не­многие маги, известные в истории Алагейзии. А потому Эрагон не смог удержаться и спросил:

«Как вам удалось стать точно такими же, какими вы были раньше?»

«Боюсь, что не смогу объяснить тебе этого. Скажу лишь, что разница между тем, какими мы были и какими стали после наложения чар, была минимальной; однако ее оказалось достаточно, чтобы все заклинания, которыми опутали нас Киаланди и Формора, совершенно перестали действовать».

«А как же те заклятия, которые они попытались при­менить, когда догадались, что сделал Оромис?» — спросила Сапфира.

И Эрагон вдруг отчетливо представил себе, как Глаэдр расправляет свои могучие крылья, словно устав так долго сидеть в одном положении.

«Первое заклинание — его создал Формора — должно было попросту убить нас, — сказал старый дракон, — но его действию воспрепятствовала наша защита. Второе, созданное Киаланди, было иным; ему Киаланди научил­ся у Гальбаторикса, а тот — у духов, завладевших душой Дурзы. Я об этом знаю, потому что проник в сознание Ки­аланди, когда он произносил это заклинание. Это чрез­вычайно сложное, хитроумное заклинание, и его целью было помешать Оромису управлять тем потоком энергии, который его окружал, и не позволить ему самому прибег­нуть к магии».

«А тебя Киаланди тоже окутал этими чарами?»

«Он бы сделал это, но побоялся, что это меня либо убьет, либо серьезно повредит мою связь с Элдунари и тем самым создаст две независимые сущности, которые им за­тем придется по очереди подчинять себе. Ведь драконы, еще сильнее, чем эльфы, зависят от магии; мы обязаны ей уже самим своим существованием; без нее мы вскоре вы­мерли бы».

Эрагон чувствовал, что Сапфира прямо-таки сгорает от любопытства.

«А это когда-нибудь случалось? — спросила она. — Ког­да-нибудь случалось так, чтобы связь дракона и его Элдуна­ри оказалась столь серьезным образом нарушена, когда его тело еще продолжало жить?»

«Случалось, но эту историю я расскажу в другой раз».

Сапфира покорилась, но Эрагон не сомневался: она не­пременно при первой же возможности снова спросит Гла­эдра об этом.

«Но заклятия Киаланди не помешали Оромису вос­пользоваться магией?»

«Не помешали, хотя и могли помешать. Дело в том, что Киаланди произнес свое заклинание как раз в тот момент, когда Оромису уже удалось переместить нас в простран­стве, так что воздействие новых чар оказалось существен­но ослабленным. Но оно все же сказалось, и мы не смогли полностью от него защититься. Как вам известно, послед­ствия этого Оромис ощущал всю оставшуюся жизнь, не­смотря на усилия самых мудрых целителей».

«Почему же магические стражи не защитили его?» — спросил Эрагон.

Глаэдр вздохнул:

«Это осталось тайной. Никогда прежде ничего подоб­ного не случалось. Из тех Всадников, что еще живы, толь­ко Гальбаторикс теперь владеет тайной этих чар. Они, по-моему, воздействовали непосредственно на разум Оромиса, а возможно — на окружавшее его энергетическое поле или же на его связь с другими энергетическими полями. Эльфы с незапамятных времен изучают магию, однако даже они пока что не способны толком понять, как взаимодействуют материальный и нематериальный миры. И в ближайшее время эта загадка, скорее всего, так и не будет разгадана. Однако же разумно было бы предположить, что духи знают о материальном и нематериальном гораздо больше, чем мы, учитывая то, что сами они как раз и являются воплощением нематериального, но порой занимают положение матери­альных существ, пребывая, например, в обличье шейдов.

Но в чем бы ни заключалась возможная истина, итог был таков: Оромис произнес свое заклинание и освободил нас, но это усилие оказалось для него чрезмерным; имен­но тогда у него и случился первый припадок, которых по­том было множество. И с тех пор он никогда уже больше не мог создавать столь могущественные заклятия и каждый раз, применяя магию, испытывал сильнейшую слабость, которая могла бы убить его, если бы он не столь хорошо владел этим искусством. Впрочем, отчасти та физическая слабость уже отчасти владела им, когда Киаланди и Фор­мора поймали нас в эту ловушку; но, переместив нас и пере­строив структуру наших тел, он окончательно подорвал свои силы. Иначе болезнь еще долгие годы могла бы дре­мать в его теле.

А тогда Оромис упал на землю, точно беспомощный новорожденный птенец, и Формора со своим драконом, безобразным коричневым ящером, бросились на него. Я, разумеется, тут же заслонил тело Оромиса и нанес им ответный удар. Если бы они тогда догадались, что он болен и совершенно лишен сил, они могли бы воспользоваться этим состоянием и проникнуть в его сознание, подчинить себе его мысли, и я просто обязан был отвлечь их, пока Оромис не придет в себя…

Никогда не доводилось мне биться столь яростно, как в тот день. Их было четверо против меня, даже, можно сказать, пятеро, если считать Элдунари драконихи Агаравели. Оба дракона — коричневый дракон Форморы и пур­пурный дракон Киаланди — были меньше меня, но клыки у них были острые, а мощные когтистые лапы наносили мне удар за ударом. И все же гнев придал мне сил, и я сумел нанести обоим страшные раны. Киаланди проявил боль­шую глупость — он слишком близко подошел ко мне, и я, стиснув его когтями, швырнул в морду его же собственно­му дракону. — Глаэдр удовлетворенно хмыкнул. — И ника­кая магия не смогла защитить его от моего броска! Один из шипов на спине дракона проткнул его насквозь. Я мог бы tvt же его и прикончить, но второй, коричневый, дракон заставил меня отступить.

Мы сражались уже добрых пять минут, когда я услы­шал, как Оромис кричит мне, что надо немедленно уле­тать. Я, ловко орудуя задними лапами, забросал землей физиономии своих врагов, подхватил Оромиса правой передней лапой и взлетел с Эдур Нароч. Киаланди и его дракон последовать за мной не могли, а вот Формора на своем коричневом драконе погнались за нами и настигли нас примерно в миле от сторожевой башни. Мы несколь­ко раз сходились, а потом коричневый поднырнул под меня, и я понял, что сейчас Формора ударит меня мечом по правой лапе. Она, видимо, хотела заставить меня бро­сить Оромиса, а может, просто хотела его убить. Но я из­вернулся, и ее меч ударил меня не по правой, а по левой лапе и отсек ее».

Воспоминания об этом, промелькнувшие в памяти Глаэдра, вызвали у Эрагона ощущение чего-то твердого, холодного и одновременно обжигающего, словно клинок Форморы был сделан изо льда, не из стали. Ощущение меча, входящего в плоть Глаэдра, вызвало у Эрагона лег­кую тошноту, и он, судорожно сглотнув, покрепче ухватил­ся за луку седла, благодарный судьбе за то, что Сапфира в безопасности.

«Больно было гораздо меньше, чем ты можешь себе вообразить, — сказал Глаэдр, догадываясь о его переживаниях, — но я сразу понял, что вряд ли теперь смо­гу продолжать сражаться. Я быстро развернулся и поле­тел в сторону Илирии так быстро, как только могли нести меня мои крылья. На самом деле до некоторой степени по­беда, одержанная Форморой, обернулась против нее же: не имея лишнего груза в виде собственной лапы, я смог раз­вить большую скорость и быстро оторвался от своих пре­следователей, это нас с Оромисом и спасло.

Оромис сумел все же остановить у меня кровотечение, но на большее у него сил не хватило; он не смог даже мыс­ленно связаться с Враилем или с другими старшими Всад­никами и предупредить их о намерениях Гальбаторикса. Мы с Оромисом понимали: как только Киаланди и Формо­ра явятся к Гальбаториксу со своими донесениями, он сра­зу же нападет на Илирию. Ждать он вряд ли станет, ведь тогда мы можем успеть несколько укрепить свои позиции, так что при его тогдашней силе внезапность удара была для него главным козырем.

Когда мы прибыли в Илирию, то, к большому своему разочарованию, увидели, что там осталось лишь несколько Всадников; в наше отсутствие многие члены нашего орде­на отправились на поиски Гальбаторикса или же на остров Врёнгард, чтобы лично посоветоваться с Враилем. Мы убе­дили тех, кто еще оставался в Илирии, что всем нам грозит страшная опасность, и потребовали немедленно предупре­дить об этом Враиля и других старейших. Однако они никак не хотели поверить в то, что у Гальбаторикса достаточно сил, чтобы штурмовать Илирию, и даже в то, что он вообще осмелится это сделать; но, в конце концов, мы сумели по­казать им страшную суть этого предательства. В результате и было решено перенести все Элдунари, имевшиеся в Ала­гейзии, на остров Врёнгард для пущей сохранности.

Это, похоже, была разумная мера, но все же нам бы сле­довало переправить Элдунари не на Врёнгард, а в Эллесмеру. И по крайней мере, те Элдунари, что уже находились в лесу Дю Вельденварден, надо было там и оставить, тогда хоть некоторые из них не попали бы в лапы к Гальбаторик­су. Увы, никто из нас не подумал тогда, что среди эльфов Элдунари были бы в большей безопасности.

Враиль приказал всем Всадникам и драконам, находив­шимся на расстоянии нескольких дней пути от Илирии, поспешить на помощь нашей столице, но нам с Оромисом все же казалось, что они прибудут слишком поздно, а мы оба пребывали не в том состоянии, чтобы помочь защит­никам Илирии. Так что мы решили, прихватив с собой кое-какие припасы, в ту же ночь покинуть столицу вместе с двумя нашими учениками — Бромом и твоей, Сапфира, тезкой Сапфирой. По-моему, вы видели тот фейртх, кото­рый создал Оромис на прощание».

Эрагон рассеянно кивнул, вспоминая изображение дивно прекрасного города, украшенного чудесными высо­кими башнями и словно прижавшегося к подножию мощ­ной крепости, залитой светом встающей полной луны.

«Вот как получилось, что нас не было в Илирии, ког­да — уже через несколько часов после нашего отлета — ее атаковали Гальбаторикс и Проклятые. Именно поэтому нас не было и на острове Врёнгард, когда эти клятвопре­ступники, сумев нанести поражение нашему войску, раз­грабили славный город Дору Ариба. Дело в том, что из Илирии мы полетели прямиком в Дю Вельденварден, на­деясь, что эльфийские целители сумеют излечить болезнь Оромиса и восстановят его способность пользоваться магическим искусством. А когда им это не удалось, мы ре­шили там и остаться, потому что нам показалось бессмыс­ленным лететь на далекий Врёнгард в таком ослабленном состоянии. Мы бы не только не смогли сражаться с врагом, но и осложнили бы жизнь остальным, ибо после всех нане­сенных нам ран и повреждений ничего не стоило устроить засаду и прикончить нас обоих. Бром и Сапфира, правда, остаться с нами не пожелали. И, как мы их ни уговаривали, они все же полетели на помощь к нашим братьям, и в этом сражении твоя тезка, Сапфира, как раз и погибла… Вот и все. Теперь вам известно, как Проклятым удалось взять нас в плен и как мы сумели от них бежать».

Некоторое время все молчали. Потом Сапфира сказала:

«Спасибо тебе за эту историю, Эбритхиль».

«Пожалуйста, Бьяртскулар, но никогда больше не про­си меня рассказывать об этом».

Когда луна уже почти достигла зенита, Эрагон увидел внизу в темноте некое созвездие неярких оранжевых ог­ней и не сразу понял, что это факелы и фонари на улицах Тирма. А потом значительно выше всех этих огней в небе, точно огромный желтый глаз, вспыхнуло еще какое-то яр­кое световое пятно. Этот «глаз» гневно поглядел на них, по­том исчез и появился снова, вспыхивая и исчезая согласно какому-то странному ритму; казалось, этот «глаз» моргает.

«Это же маяк Тирма!» — догадался Эрагон.

«Значит, идет буря!» — тут же откликнулся Глаэдр.

Сапфира перестала махать крыльями, и Эрагон почув­ствовал, что она начала медленно, по длинной дуге спу­скаться к земле.

Прошло, наверно, с полчаса, прежде чем она призем­лилась. К этому времени Тирм был виден лишь как некое слабое свечение на юге, а лучи маяка стали светить не ярче обычной звездочки.

Сапфира приземлилась на пустом песчаном берегу, за­валенном обломками плавника. При свете луны светлая полоса плотного влажного песка казалась почти белой, а волны, набегавшие на нее, серыми и черными, очень сер­дитыми, словно океан стремился с каждой волной, кото­рую обрушивал на берег, откусить еще кусок суши.

Эрагон расстегнул ремни на ногах и соскользнул с сед­ла. Хорошо было наконец-то размять затекшие мышцы! Вокруг чувствовался сильный запах морских водорослей: ветер был. уже так силен, что плащ Эрагона так и хлопал, путаясь в ногах, когда он рысью пробежался по пляжу до большой груды плавника и обратно.

Сапфира осталась сидеть там же, где и приземлилась, неотрывно глядя в море. Эрагон постоял возле нее, пола­гая, что она хочет что-то сказать, ибо чувствовал, как силь­но она напряжена, но она молчала, и он, развернувшись, снова пробежался по пляжу, понимая, что она заговорит, как только будет к этому готова.

Так Эрагон бегал несколько раз, пока не согрелся и не почувствовал в ногах прежнюю силу.

Однако Сапфира все продолжала неотрывно смотреть куда-то вдаль, и Эрагон, плюхнувшись с нею рядом на кучу сухих водорослей, собрался уже сам заговорить с нею, ког­да вдруг мысленно услышал слова Глаэдра:

«…было бы глупо пытаться».

Эрагон склонил голову набок, не понимая, с кем разгова­ривает старый дракон, и тут же услышал, как Сапфира воз­разила старому дракону:

«Но я уверена, что смогу это сделать».

«Ты же никогда раньше не бывала на Врёнгарде, — ска­зал Глаэдр. — А если будет шторм? Ветер может унести тебя в открытое море или даже потопить. Далеко не один дра­кон погиб из-за чрезмерной самоуверенности во время по­лета над морем. Этот ветер тебе не друг, Сапфира. Он тебе помогать не станет. А вот погубить тебя вполне может».

«Я не какой-то птенец, которого надо учить, как обра­щаться с ветром!»

«Нет, ты — не птенец, но ты все еще очень молода, и я совсем не уверен, что ты готова к подобному перелету».

«А иначе это отнимет у нас слишком много времени!»

«Возможно, но, как известно, тише едешь, дальше будешь».

«О чем это вы говорите?» — не выдержал Эрагон.

Песок под передними лапами Сапфиры заскрипел, зашур­шал, когда она, выпустив когти, глубоко вонзила их в землю.

«Нам нужно сделать выбор, — ответил ему Глаэдр. — От­сюда Сапфира может либо лететь прямо на Врёнгард, либо следовать вдоль побережья на север, пока не доберется до того выступа материка, который ближе всего к острову, и тогда уже — и только тогда! — она сможет повернуть на запад и перелететь через узкий пролив».

«А какой путь короче?» — спросил Эрагон, хотя уже до­гадался, каков будет ответ.

«Разумеется, лететь напрямик!» — сказала Сапфира.

«Но в таком случае весь полет будет проходить над мо­рем», — сказал Глаэдр.

«Это не так уж и далеко, — тут же встрепенулась Сапфи­ра, — не дальше, чем тот путь от лагеря варденов до этого берега, который мы только что благополучно проделали. Или я ошибаюсь?»

«Но теперь ты утомлена долгим перелетом, и если раз­разится буря…»

«Тогда я обойду ее стороной!» — воскликнула Сапфи­ра и выдохнула из ноздрей узкий язык голубого и желтого пламени. Эта неожиданная вспышка настолько ослепила Эрагона, что некоторое время он тщетно тер глаза, пыта­ясь восстановить способность видеть.

«Неужели это действительно так опасно, если мы по­летим прямо отсюда?» — думал он.

«Вполне возможно», — тут же прогрохотал в ответ на его мысли Глаэдр.

«А насколько дольше мы будем лететь вдоль побережья?»

«На полсуток, может, чуть больше».

Эрагон поскреб заросший щетиной подбородок, посмо­трел на грозные волны, потом на Сапфиру и тихо спросил:

«Ты уверена, что сможешь это сделать?»

Она повернулась и тоже посмотрела на него, скосив один глаз. Зрачок в ее огромном глазу так сильно расши­рился, что стал почти круглым; он был таким большим и черным, что Эрагону казалось, будто он мог бы заползти туда и совсем там исчезнуть.

«Настолько, насколько я вообще могу быть в себе уве­ренной», — сказала она.

Он кивнул и задумчиво пригладил волосы, словно при­учая себя к этой новой идее.

«Тогда нам, наверное, стоит попробовать… Глаэдр, если будет нужно, ты сможешь ее направить? Ты сможешь помочь ей?»

Некоторое время старый дракон молчал, а затем уди­вил Эрагона тем, что стал мысленно то ли напевать, то ли мурлыкать, в точности как мурлыкала Сапфира, когда бы­вала довольна или весела.

«Ладно, я согласен. Если уж мы решили испытать судь­бу, так не будем трусить. Решено: летим через море».

И как только этот вопрос был решен, Эрагон снова уселся Сапфире на спину, и она, легко подпрыгнув, взле­тела, оставив позади безопасную сушу и стрелой мчась над морским простором.