Глава 68. Дар знаний – Книга Эрагон 4 Наследие

.

Пристально глядя друг другу в глаза, Эрагон и Муртаг медленно кружили по залу, и каждый пытался зара­нее предвидеть любое движение противника. Муртаг был таким же ловким и собранным, как всегда, но под глазами у него были черные круги, лицо осунулось, и Эрагон чувствовал, в каком душевном напряжении он пребывает. На нем были примерно такие же доспехи, что и на Эрагоне: металлическая кольчуга, наручи, по­ножи, но щит был более продолговатым и тонким, чем у Эрагона. Что же касается мечей, то Брисингр с его ру­коятью в полторы ладони несколько выигрывал в длине, тогда как Заррок, имевший более широкое лезвие, выи­грывал в весе.

Они начали сходиться, и, когда между ними осталась пара шагов, Муртаг, стоявший спиной к Гальбаториксу, сказал сердитым шепотом:

— Ну, что ты делаешь?!

— Время тяну, — буркнул Эрагон, стараясь не шевелить губами.

Муртаг нахмурился:

— Дурак ты! Он же с удовольствием будет любоваться тем, как мы друг друга на куски режем! И что от этого из­менится? Ничего!

Эрагон, не отвечая, сделал бросок и так крутанул ме­чом, что Муртагу пришлось должным образом отвечать.

— Да черт тебя побери! — прорычал Муртаг. — Если б ты еще хоть день подождал, я бы сумел освободить Насуаду.

Эрагон удивился:

— С какой стати мне верить твоим словам?

Этот вопрос еще сильней разозлил Муртага. Его губы изогнулись в злой усмешке, и он ускорил движения, застав­ляя Эрагона делать то же самое. Потом, чуть громче, Мур­таг заметил:

— Значит, тебе все-таки удалось отыскать для себя до­стойный меч? Это ведь эльфы тебе его выковали?

— Ты прекрасно знаешь, что эльфы…

Муртаг сделал резкий выпад и чуть не проткнул Эраго­на насквозь. Тот едва успел, увернувшись, парировать удар, а потом и сам ответил хитрым крученым ударом, описав мечом петлю над головой. Эрагон позволял руке как бы скользить по рукояти Брисингра, чтобы волшебный меч имел больше свободы для действий. Муртаг, точно танцуя, грациозно отскочил в сторону.

И снова оба помедлили, выжидая, кто первым ринется в атаку. Но поскольку ни тот ни другой этого не сделали, кружение возобновилось, и Эрагон на этот раз вел себя го­раздо осторожней, чем прежде.

Судя по первому схождению, Муртаг по-прежнему был столь же быстр и силен, как Эрагон. А может, даже, и как эльф. Запрет Гальбаторикса на использование магии явно не распространялся на те заклинания, что так укрепили руки и ноги Муртага. Эрагону этот эдикт очень не нравил­ся, хотя он понимал, что в нем есть разумное зерно, ина­че вряд ли их схватку можно было бы назвать честной. Но Эрагон не хотел честной схватки. Он хотел держать в сво­их руках ход поединка, сам определять, когда и как его следует завершить. К сожалению, подобная возможность не могла быть ему предоставлена, Муртаг ведь мастерски владел мечом. Да и если бы это произошло, Эрагон не был уверен, как именно следовало поступить с Муртагом — ведь, по сути дела, он воевал не с ним, а с Гальбаторик­сом. Но времени на размышления не было, хотя он очень надеялся, что Сапфира, Арья и драконы попытаются при­думать какой-нибудь выход.

Муртаг попытался нанести ему удар в левое плечо, и Эрагон присел, прикрываясь щитом. Но мгновением поз­же понял, что это была всего лишь уловка, ибо Муртаг тут же обошел его справа, надеясь застать врасплох.

Эрагон резко изогнулся, увидев красное острие Заррока, нацеленное ему в шею, и отбил удар, хотя и довольно неуклюже, гардой Брисингра, а затем попытался ответить, полоснув лезвием меча по руке Муртага. И испытал мрач­новатое удовлетворение, увидев, что ему это удалось. Прав­да, Брисингр не смог прорезать перчатку Муртага и рукав его кольчуги. Но удар оказался достаточно силен. Он явно причинил Муртагу боль и заставил его отбросить руку в сторону, открыв грудь. Эрагон тут же нанес ему в грудь колющий удар, но Муртаг успел прикрыться щитом.

Еще три раза подряд Эрагон наносил такие удары, но каждый раз Муртаг реагировал вовремя. А когда он в чет­вертый раз занес руку, Муртаг сумел извернуться и попы­тался нанести ему предательский удар под колено, который изувечил бы его, если бы попал в цель. Но Эрагон успел оста­новить свой замах, крутанулся и остановил Заррок в каком-то дюйме от своей ноги. И тут же ответил ударом на удар.

Так они обменивались ударами еще несколько минут, пытаясь сбить друг другу ритм, но безуспешно. Слишком хорошо они знали друг друга. Что бы ни предпринимал Эрагон, Муртаг оказывался способен предотвратить это.

И у Муртага тоже ничего не получалось. Это было похоже на игру, в которой обоим приходилось заранее продумы­вать множество ходов, что создавало во время поединка некую атмосферу интимности, поскольку оба, сосредото­чившись на мыслях противника, старались предвидеть следующие его действия.

С самого начала Эрагон заметил, что Муртаг ведет пое­динок как-то иначе, чем во все предыдущие разы. Он атако­вал с какой-то безжалостностью, которой раньше в нем не ощущалось. Казалось, впервые в жизни он действительно хочет во что бы то ни стало победить Эрагона. Мало того, после первой вспышки гнева он вдруг стал на удивление спокойным, и в нем теперь чувствовалась лишь холодная неколебимая решимость.

Эрагон понимал, что сражается на пределе своих воз­можностей, так что вскоре — хотя он пока что мог удержи­вать Муртага на расстоянии и отражать его атаки — пере­шел в основном к обороне.

Через некоторое время Муртаг опустил свой меч и по­вернулся к трону, на котором восседал Гальбаторикс.

Эрагон продолжал стоять в оборонительной позиции, не зная, достойно ли в такой ситуации нападать.

И Муртаг, явно воспользовавшись его растерянно­стью, вдруг прыгнул на него. Эрагон не отступил и тоже нанес удар. Муртаг отразил его щитом и, вместо того что­бы в свою очередь нанести удар, изо всех сил толкнул этим щитом Эрагона.

Эрагон зарычал и тоже толкнул его. Он вполне мог бы достать Муртага из-за щита и нанести ему режущий удар по спине или по ноге, но противник напирал слишком силь­но. Муртаг был дюйма на два выше Эрагона, так что рост позволял ему налегать на щит как бы сверху и под таким углом, что Эрагону не удавалось удержаться на месте, и он понемногу скользил назад по полированным каменным плитам пола.

Наконец, взревев, Муртаг мощным броском отшвыр­нул Эрагона назад, тот потерял равновесие, и Муртаг успел ударить его в шею, пока он судорожно пытался удержаться на ногах.

— Летта! — произнес Гальбаторикс.

Острие Заррока остановилось в нескольких миллиме­трах от кожи Эрагона. Тот замер, задыхаясь и не понимая, как это с ним случилось.

— Сдерживай себя, Муртаг, или мне придется сдержи­вать тебя, — заметил Гальбаторикс. — Я не люблю без конца повторять одно и то же. Ты не должен убивать Эрагона, как и он тебя. А теперь продолжайте.

Эрагон был потрясен тем, что Муртаг только что дей­ствительно пытался его убить. И убил бы, если бы не вме­шательство Гальбаторикса. Он пытался по лицу Муртага понять, чем объясняется его стремление, но Муртаг явно запер все свои чувства на замок. У него был такой вид, словно Эрагон ровным счетом ничего для него не значил.

Муртаг явно вел игру совсем не так, как был бы должен. Что-то в нем переменилось, но что, Эрагон понять не мог. Его уверенность в себе была поколеблена ощущением того, что он проиграл эту схватку и по всем правилам должен сейчас быть мертв. Он, разумеется, не раз сталкивался со смертью лицом к лицу, но никогда в столь решительной и бескомпромиссной манере, так как совершенно не со­мневался, что спасло его лишь милосердие Гальбаторик­са — если это, конечно, действительно было милосердие.

«Эрагон, не думай об этом, — мысленно услышал он го­лос Арьи. — У тебя нет причин думать, что Муртаг попыта­ется тебя убить. Ведь ты же его убить не пытаешься. Если бы это было иначе, то и весь ваш поединок носил бы иной характер, и тогда Муртаг не получил бы возможности ата­ковать тебя так, как он это сделал».

Полный сомнений, Эрагон глянул в ту сторону, где стояла Арья, — рядом с Эльвой и Сапфирой, на краю ярко­го светового пятна. Затем заговорила Сапфира:

«Если уж Муртагу так хочется распороть тебе глотку, так подрежь ему коленные сухожилия, чтобы он перестал так скакать».

Эрагон улыбнулся, признавая правоту обеих.

Затем они с Муртагом спокойно разошлись в разные стороны и встали в позицию напротив друг друга. Гальба­торикс смотрел на них вполне одобрительно. На этот раз атаковать первым предстояло Эрагону.

Похоже, они сражались уже несколько часов, и Муртаг больше не пытался нанести Эрагону смертельный удар, а вот Эрагону — к его глубочайшему удовлетворению — удалось-таки уколоть Муртага в ключицу, хотя он остановил свою руку еще до того, как Гальбаторикс счел необходи­мым ее остановить. Муртаг был, похоже, взволнован этим уколом, и Эрагон позволил себе даже чуть-чуть улыбнуть­ся, видя его реакцию.

Были и другие выпады, которые оба заблокировать не успели. При всей быстроте их реакции, при всем их мастерстве они не могли не допускать ошибок. И Эрагон думал, что если этот поединок не прекратить, они неиз­бежно начнут совершать все больше и больше ошибок, ко­торые в итоге могут привести к увечьям.

Первым ранением был порез, нанесенный Муртагом — он задел правое бедро Эрагона, попав лезвием точно в ту щель, что была между подолом его кольчуги и краем по­ножей. Порез был неглубокий, но довольно болезненный. Каждый раз, как Эрагон опирался на эту ногу, из раны со­чилась кровь. Вторую рану также получил Эрагон: цара­пину над бровью, когда Муртаг обрушил удар ему на шлем и край шлема врезался в лоб. Второе ранение было более неприятным, потому что с брови все время капала кровь, мешая видеть.

Затем Эрагон сумел снова нанести режущий удар по запястью Муртага. На этот раз он прорезал и перчатку, и кожу до кости, не повредив, правда, ни мышцы, ни связ­ки. Однако рана оказалась довольно болезненной, а кровь, стекавшая в перчатку, два раза, по крайней мере, помеша­ла Муртагу как следует удержать в руке меч.

Эрагон слегка присел на правую ногу, а потом — пока Муртаг приходил в себя после очередной неудачной ата­ки — обогнул противника слева, где он был прикрыт щи­том, и изо всех сил ударил Брисингром в центр левого на­голенника Муртага, пробив сталь насквозь.

Муртаг взвыл и отпрыгнул назад на одной ноге. Эрагон немедленно последовал за ним и взмахнул мечом, намере­ваясь повалить его на пол, но Муртаг, несмотря на ране­ние, оказался вполне способен защитить себя и уже через несколько секунд теснил Эрагона так, что уже тот едва дер­жался на ногах.

Какое-то время их щиты сопротивлялись яростным и безжалостным ударам мечей. Гальбаторикс, как догадал­ся Эрагон, не тронул защитные чары, наложенные на их оружие и доспехи. Но затем магия, защищавшая щит Эра­гона и щит Муртага, вдруг исчезла. Это стало ясно, когда от щитов при каждом ударе полетели осколки. Вскоре Эрагон мощным ударом заставил щит Муртага треснуть. Но одер­жанная им маленькая победа была недолговечной. Муртаг, схватив Заррок обеими руками, два раза подряд с силой ударил по щиту Эрагона и тоже расколол его, так что те­перь они оба снова оказались в одинаковом положении.

За время поединка пол у них под ногами стал скольз­ким от крови, и становилось все труднее удерживать рав­новесие. Огромный зал звенел от гулкого эха — казалось, это отзвуки какой-то давнишней битвы. А еще казалось, будто они находятся в центре всего сущего, и только над ними царит свет, а все остальное погружено во тьму.

И где-то за пределами этого светового круга Гальбато­рикс и Шрюкн неустанно наблюдали за ними.

Без щитов, как обнаружил Эрагон, сражаться оказа­лось даже легче, только теперь они с Муртагом наносили друг другу удары в основном по рукам и ногам. Доспехи защищали их от режущих ударов, но от синяков и ссадин не спасали, и на теле у обоих буквально места живого не осталось.

Эрагон подозревал, что, хотя ему и удалось нанести Муртагу достаточно серьезные ранения, все же лучшим фехтовальщиком является Муртаг. Вряд ли он был намно­го лучше самого Эрагона, но по-настоящему взять над ним верх Эрагону так ни разу и не удалось. Ему казалось, что, если этот поединок будет продолжаться, Муртаг в конце концов сумеет истощить его силы, и он, Эрагон, не сможет продолжать сражение, ослабев от многочисленных ране­ний. Похоже, подобный финал приближался. С каждым шагом Эрагон чувствовал, как горячая кровь ручейком устремляется из раны на бедре вниз, к колену. С каждой минутой ему становилось все труднее защищать себя.

Он понимал, что надо прямо сейчас завершить этот по­единок, иначе он не сможет сражаться с Гальбаториксом. Эрагон и сейчас уже сомневался, сумеет ли оказать Галь­баториксу достойное сопротивление, но попытаться был обязан. Да, хотя бы попытаться!

Однако ему так и остались непонятны причины, побу­дившие Муртага с ним сражаться, и он знал, что так и будет пытаться разгадать эту загадку, а Муртаг будет благодаря этому ловить его на рассеянности. И Эрагон вспомнил сло­ва Глаэдра, которые старый дракон сказал ему когда-то на подступах к Драс-Леоне: «Ты должен научиться видеть то, что у тебя перед глазами». И еще одно высказывание Гла­эдра запомнилось ему: «Путь воина — это путь познания».

И он посмотрел на Муртага столь же внимательно и пристально, как смотрел на Арью во время их трени­ровочных боев, как смотрел и на себя самого, пытаясь понять собственную сущность в ту долгую ночь на острове Врёнгард. Сейчас он надеялся, что сумеет уловить какие-то признаки, которые помогут ему расшифровать тайный язык тела Муртага.

И действительно кое-что понял. Ему, например, стало ясно, что Муртаг измучен и почти без сил, что он сутулит­ся под бременем глубоко укоренившегося гнева или, может быть, страха. И потом, эта его безжалостность… Вряд ли ее можно было назвать новой чертой его характера, но такой безжалостности по отношению к нему, Эрагону, раньше не было. Он заметил и кое-какие более мелкие детали, а когда попытался соединить все это с теми знаниями о Муртаге, которые сохранились с былых времен — с его дружбой, вер­ностью, отвращением к тому, что Гальбаторикс силой под­чинил его себе, — он, казалось, добрался и до истины.

Это заняло всего несколько секунд — секунд, полных напряжения, тяжелого дыхания и стоивших ему несколь­ких неловких ударов и очередной ссадины на локте. Но причина такого поведения Муртага стала для него вполне очевидной.

Что-то очень важное произошло в жизни Муртага. На решение этого важного вопроса их поединок мог оказать решающее влияние. Мало того, это оказалось настолько важным для него, что он был намерен победить любым спо­собом и, если будет нужно, даже убить своего сводного бра­та. То есть какова бы ни была реальная причина этого — а у Эрагона на сей счет имелись свои соображения, весьма, кстати, тревожившие его, — он понимал одно: Муртаг ни­когда не сдастся. Он будет, подобно загнанному в угол зве­рю, биться до последнего вздоха, а это значит, что и ему, Эрагону, никогда не добиться победы — во всяком случае, обычным способом. Если для него этот поединок — всего лишь отвлекающий маневр, то для Муртага он явно имеет жизненно важное значение. Такую решимость, какая сей­час владеет Муртагом, преодолеть очень трудно или даже вообще невозможно. Во всяком случае, с помощью силы. Надо было как-то остановить человека, который настроен продолжать бой во что бы то ни стало и непременно одер­жать победу.

Пока что Эрагон этого не знал, но понимал, что един­ственный способ остановить Муртага — это дать ему то, что он хочет: победу. А значит, он, Эрагон, должен согла­ситься с поражением. Но полностью принять поражение он не мог. Не мог же он позволить Муртагу безнаказанно выполнить любое требование Гальбаторикса, касающееся его жизни! Он готов был подарить Муртагу эту победу, но потом одержать и свою собственную.

Слушая его мысли, Сапфира горевала и тревожилась все сильнее, а потом сказала:

«Нет, Эрагон. Должен быть какой-то другой путь».

«Так скажи мне какой, — возразил он, — потому что я его не вижу».

Она зарычала, и Торн откликнулся ей тоже рычанием с того края светового круга.

«Выбирай мудро», — сказала Арья, и Эрагон понял, что она имела в виду.

Муртаг снова кинулся на него, клинки их скрестились с оглушительным звоном, затем они разошлись и неко­торое время собирались с силой. А во время следующего схождения Эрагон нарочно чуть отклонился вправо, по­зволив своей правой руке с мечом тоже отклониться слов­но из-за сильной усталости или по небрежности и открыть доступ к телу. Это было почти незаметное движение, но он знал: Муртаг непременно его заметит и непременно вос­пользуется подобной оплошностью противника.

В эти мгновения Эрагон ничего не чувствовал. Нет, он чувствовал, конечно, ту боль, которую вызывали его мно­гочисленные раны, но как бы отдаленно, словно эта боль вовсе и не была его болью. Его разум был точно озеро с глу­бокой водой в безветренный день, ровное и спокойное, но все же полное отражений того, что находится с ним рядом. То, что он видел, он замечал совершенно бессознательно, не задумываясь. Необходимость в тщательном обдумыва­нии каждого движения миновала. Главное — он понимал все, что происходит с ним и «у него перед глазами», и даль­нейшие размышления могли ему только помешать.

Как и ожидал Эрагон, Муртаг бросился на него и попы­тался ударить его мечом в живот.

Но в самый последний момент Эрагон ушел от удара. Двигался он не слишком быстро и не слишком медлен­но, но именно с той скоростью, какой требовала данная ситуация. Он чувствовал, что это было предопределено и являлось тем единственным, что он теперь только и мог предпринять.

А потому Муртаг и не попал ему в живот, как намере­вался, и меч его лишь скользнул ему по ребрам правого бока. Удар был достаточно силен, и сталь противно взвизг­нула, когда Заррок прошел сквозь перерубленные звенья кольчуги и вонзился Эрагону в тело. Однако это прикосно­вение ледяного металла оказалось, пожалуй, даже страш­нее боли. На мгновение у Эрагона перехватило дыхание. А Заррок застрял в кольцах кольчуги, сумев лишь острием задеть ему бок.

Муртаг смотрел на него во все глаза, он был явно по­трясен случившимся.

И Эрагон, не давая Муртагу опомниться, с размаху вон­зил ему Брисингр в живот ближе к пупку. И это оказалось куда более серьезной раной, чем та, которую только что получил сам Эрагон.

Лицо Муртага как-то странно расслабилось, рот приот­крылся, словно он хотел что-то сказать. И он упал на колени, глядя на Эрагона и по-прежнему сжимая в руке Заррок.

Где-то в темноте, сбоку, гневно взревел Торн. Эрагон выдернул Брисингр из тела Муртага, резко отклонился на­зад и оскалился в безмолвном вопле, заставив этим движе­нием Заррок выскользнуть у него из бока.

Затем раздался грохот — это Муртаг выронил меч и скорчился на полу, обхватив себя руками и прижавшись лбом к холодным каменным плитам. Эрагон смотрел на брата, а теплая кровь по-прежнему капала с его брови пря­мо в глаз.

Гальбаторикс, не вставая с трона, сказал: «Найна!», и десятки светильников вновь вспыхнули на стенах зала, осветив колонны и резные украшения на стенах, а также ту каменную плиту, к которой была прикована Насуада.

Эрагон пошатнулся и опустился на колени возле Муртага.

— Победа за Эрагоном! — объявил Гальбаторикс, и его звучный голос заполнил, казалось, весь притихший зал.

Муртаг искоса глянул на Эрагона. Его лицо, покрытое крупными каплями пота, исказилось от боли.

— Неужели ты не мог просто дать мне победить, а? — сердито прошипел он. — Ты же все равно не сможешь одо­леть Гальбаторикса! Зачем же тебе понадобилось дока­зывать, что ты лучше меня? Ах!.. — Он содрогнулся и еще крепче обхватил себя руками. Чувствовалось, что он вот-вот начнет кататься по полу от нестерпимой боли.

Эрагон положил руку ему на плечо.

— Но зачем?.. — спросил он, зная, что Муртаг поймет смысл этого вопроса.

Ответ прозвучал, как едва различимый шепот:

— Затем, что я надеялся заслужить его расположение и получить возможность спасти ее. — Слезы выступили у Муртага на глазах, и он отвернулся.

И Эрагон понял: Муртаг и раньше говорил ему правду. Ему стало не по себе, и он не сразу вспомнил, что Гальбато­рикс по-прежнему с острым интересом наблюдает за ними.

Перетерпев очередной приступ боли, Муртаг сказал:

— Как это тебе удалось меня провести!

— Пришлось. Это был единственный способ.

— В том-то всегда и была разница между тобой и мной, — проворчал Муртаг и искоса глянул на Эрагона. — Тебе всег­да хотелось принести себя в жертву. А мне нет… Тогда — нет, не хотелось.

— А теперь?

— А теперь я уже не тот, каким был когда-то. Теперь у меня есть Торн, и… — Муртаг явно колебался. Плечи его приподнялись и опустились, словно он слегка пожал ими. — Я больше уже не только за себя одного сражаюсь… А это ко многому обязывает. — Он слегка вздохнул и засто­нал. — Я всегда думал, что ты просто дурак, раз продолжа­ешь так рисковать собственной жизнью… Теперь я лучше это понимаю. Я понимаю… зачем. Я понимаю… — Глаза его расширились, лицо, искаженное болью, разгладилось, и какой-то внутренний свет осветил его. — Я понимаю… мы понимаем, — и Торн, словно отвечая ему, издал какой-то странный звук — то ли заскулил, то ли зарычал.

Гальбаторикс беспокойно шевельнулся на своем троне и резким голосом сказал:

— Довольно болтать! Ваш поединок окончен. Эрагон победил. А теперь пришло время всем вам, преклонив ко­лени, принести мне клятву верности. Подойдите ближе, вы оба, и я исцелю ваши раны, а затем мы продолжим.

Эрагон начал было вставать, но Муртаг дернул его за руку.

— Ну же! — прогремел Гальбаторикс, сдвигая свои тя­желые брови. — Или я так и оставлю вас страдать от ран, пока мы со всем не покончим.

Приготовься, — одними губами прошептал Муртаг Эрагону.

Эрагон колебался, не зная, чего ему ожидать; затем кивнул и мысленно предупредил Арью, Сапфиру, Глаэдра и остальных Элдунари.

Оттолкнув Эрагона в сторону, Муртаг поднялся на ко­лени, по прежнему зажимая руками рану, посмотрел на Гальбаторикса и вдруг выкрикнул то Слово.

Гальбаторикс дернулся и поднял руку, словно защи­щая себя. А Муртаг стал выкрикивать и еще какие-то слова древнего языка, но слишком быстро, и Эрагон не успевал понять их смысл.

Вокруг Гальбаторикса вспыхнули языки красного и черного пламени. Казалось, все его тело охвачено этим колдовским огнем. Затем по залу пролетел шелест — так ше­лестит ветер в еловом лесу в летнее время, — послышались какие-то странные повизгивания, и вокруг головы Гальба­торикса стали кружить двенадцать светящихся шариков, а потом по одному начали уплывать в сторону и, проходя сквозь стены зала, исчезать совсем. Они чем-то напомина­ли духов, но были видны так недолго, что сказать с уверен­ностью Эрагон не мог.

Вдруг Торн, крутанувшись вокруг собственной оси точ­но кошка, которой наступили на хвост, подпрыгнул и вце­пился в мощную шею Шрюкна. Черный дракон взревел и попятился, тряся башкой и пытаясь сбросить с себя Торна. Его рычание было поистине оглушительным. Пол в зале дрожал от веса дерущихся драконов.

Дети, сидевшие на ступенях тронного возвышения, пронзительно закричали и закрыли уши ладошками.

Эрагон заметил, что Арья, Эльва и Сапфира рвану­лись вперед. Их более не сдерживала магия Гальбаторик­са. С Даутхдаэртом в руке Арья бросилась к трону, а Сап­фира — на помощь Торну, по-прежнему терзавшему шею Шрюкна. Между тем Эльва поднесла руку ко рту и что-то шептала как бы самой себе. Что именно она говорила, Эрагон, разумеется, расслышать не мог, такой страшный шум подняли драконы.

Огромные, с кулак величиной, капли драконьей крови разлетались вокруг и, дымясь, падали на каменный пол. Эрагон вскочил и следом за Арьей бросился к трону.

И тут Гальбаторикс что-то сказал на древнем языке; Эрагон сумел разобрать только слово «летта», что значит «остановись». Мгновенно невидимые путы вновь сковали его руки и ноги, и в зале воцарилась полная тишина. Ма­гия Гальбаторикса сковала всех, даже Шрюкна.

Бешеный гнев и отчаяние кипели в душе Эрагона. Они были так близки к цели, но все же оказались бессиль­ны перед чарами Гальбаторикса. «Взять его!» — выкрик­нул он и мысленно, и вслух. Они ведь все равно уже нару­шили требование Гальбаторикса и попытались атаковать его и Шрюкна, и теперь он так или иначе убьет этих де­тей. А потому им остался только один путь — и единствен­ная надежда на победу: сражаться, пытаясь прорваться сквозь мысленные барьеры Гальбаторикса и завладеть его разумом.

Вместе с Сапфирой, Арьей и теми Элдунари, которых они взяли с собой, Эрагон всей силой своего сознания пы­тался разрушить эти мысленные барьеры, изливая всю свою ненависть, весь свой гнев и всю свою боль в едином обжигающем стремлении проникнуть в самую сердцевину черной души Гальбаторикса.

На мгновение он ощутил прикосновение его сознания, его ужасных, черных мыслей. То была целая вереница воспоминаний, и от них веяло то мертвящим холодом, то испепеляющим жаром. Казалось, мысли и воспоминания Гальбаторикса отделены в его душе друг от друга чем-то вроде металлических балок или перегородок, твердых и несгибаемых, не позволяющих отдельным областям его сознания пересекаться между собой.

Затем сознание Эрагона атаковали Элдунари тех дра­конов, что находились во власти Гальбаторикса. Их без­умные, воющие, истерзанные горем души заставили его покинуть сознание Гальбаторикса и спрятаться внутри собственного «я». Эрагону казалось, что иначе его разум просто будет разорван на куски.

Вдруг он услышал, как Эльва начала что-то говорить у него за спиной, но успела произнести всего несколько слов, когда Гальбаторикс велел ей: «Тхейна! Молчи!», и она умолкла, захлебнувшись собственными словами.

— Я же лишил его магической защиты! — воскликнул Муртаг. — Он же…

Что бы ни произнес в этот момент Гальбаторикс, он сделал это так тихо и так быстро, что Эрагон ничего не успел ни расслышать, ни понять. Муртаг тут же умолк, и мгновением позже Эрагон услышал, как он рухнул на пол, звеня кольчугой и громко ударившись головой в шле­ме о каменный пол.

— У меня очень много магических стражей, — сказал Гальбаторикс, и его горбоносое лицо, чем-то напоминав­шее коршуна, потемнело от ярости. — Ты не сможешь при­чинить мне вреда. — Он поднялся и крупными шагами спу­стился с тронного возвышения к Эрагону. За спиной у него крыльями вился плащ, а в руке сверкал белый смертонос­ный меч Врангр.

Эрагон попытался установить мысленную связь хотя бы с одним из своих Элдунари, но преодолеть сопротивле­ние магии Гальбаторикса не смог. Он сумел лишь отчасти отогнать от себя мысли враждебных драконов, чтобы они не смогли подчинить себе его сознание.

Гальбаторикс, остановившийся примерно в шаге от него, был явно разгневан. На лбу у него надулась толстая разветвленная вена, на щеках ходили желваки.

— Неужели ты, мальчишка, думал, что сможешь бросить вызов мне? — прорычал он, брызгая в бешенстве слюной. — Или ты возомнил себя равным мне? Решил, что способен одержать надо мной победу и отнять у меня трон? — Жилы на шее у Гальбаторикса вздулись, точно переплетенные канаты. Он дернул себя за край плаща. — Я вырезал этот плащ из крыльев самого Белгабада. Как и эти перчатки. — Он поднял меч Врангр и поднес его почти прозрачное лез­вие к глазам Эрагона. — А этот меч я вынул из рук Враиля. Корону, которая украшает ныне мою голову, я снял с той жалкой мяукающей твари, которая имела наглость назы­вать себя королем. И ты еще наделся одолеть меня? Меня! Ты явился в мой замок, ты убил моих слуг, ты ведешь себя так, словно ты лучше меня. Словно ты благородней или добро­детельней меня. Да как ты смеешь, червяк!

У Эрагона загудело в голове, и целый рой противных крутящихся алых мошек возник перед глазами, когда Галь­баторикс ударил его по лицу рукоятью Врангра, ободрав на скуле кожу.

— Пора преподать тебе урок, мальчишка, — проши­пел Гальбаторикс, придвигаясь к Эрагону совсем близко, и его сверкающие глаза оказались в паре дюймов от глаз Эрагона.

Он ударил его по второй щеке, и на мгновение все во­круг Эрагона поглотила чернота, в которой мерцали яркие вспышки огней.

— Мне доставит удовольствие, когда ты станешь испол­нять любой мой приказ, — сказал Гальбаторикс. И чуть тише прибавил: — Ганга! — Воздействие Элдунари на со­знание Эрагона тут же прекратилось, и он вновь обрел воз­можность думать свободно. Однако порабощенные Гальбаториксом Элдунари продолжали терроризировать всех остальных — Эрагон видел это по напряженным лицам своих друзей.

Затем некая острая, заточенная до предела, мысль пронзила его сознание, внедряясь в самую суть его «я». Вращаясь, точно раковина сердцевидки, она рвала мате­рию его сознания, стремясь разрушить его волю, извра­тить его восприятие жизни…

Такой атаки Эрагон еще никогда не испытывал. Он весь внутренне съежился, сосредоточившись на одной-единственной мысли — мысли о мщении, — полагая, что только так сможет защитить себя. Благодаря возникшей между ними мысленной связи он чувствовал, какие эмо­ции владеют в этот миг Гальбаториксом. Это были гнев и дикая радость, вызванная тем, что он сумел причинить Эрагону столь сильную душевную боль и теперь может лю­боваться его муками.

Эрагон наконец понял, почему Гальбаторикс так легко справлялся со своими врагами, разрушая их разум: просто это доставляло ему извращенное наслаждение.

Острие враждебной мысли проникало все глубже в со­знание Эрагона, и он взвыл, не в силах сам справиться с этим. А Гальбаторикс, заметив это, улыбнулся, обнажив края зубов, которые казались странно полупрозрачными.

Эрагону было ясно, что простой обороной он ничего не добьется, а потому, несмотря на разрывающую мозг боль, он заставил себя пойти в наступление. Эрагон проник в со­знание Гальбаторикса, ухватился за края его острых как бритва мыслей, пытаясь удержать их, не позволяя им дви­гаться или меняться.

Однако Гальбаторикс не сделал даже попытки как-то оградить себя от его проникновения. Жестокая улыбка ти­рана стала еще шире, и он еще сильней крутанул то острие, что сидело у Эрагона в мозгу, и еще глубже ввинтился в его сознание!

Эрагону казалось, что в мозгу у него вращается целый пучок колючих веток шиповника, раздирая его изнутри. Из глотки у него невольно вырвался вопль боли, ему все трудней становилось сопротивляться страшному закля­тию Гальбаторикса.

— Подчинись, — услышал он его голос. Гальбаторикс приподнял его лицо, ухватив за подбородок своими сталь­ными пальцами, и повторил: — Подчинись. — И острие в мозгу Эрагона снова резко повернулось, и он закричал так пронзительно, что голос у него сорвался.

Затем целый сонм острых мыслей Гальбаторикса, пронзив сознание Эрагона, ринулся в его душу. И разум его почти померк. В распоряжении Эрагона осталась лишь самая малая часть разума, крошечное светлое пят­нышко, над которым темной тенью нависала мощь чуж­дого сознания.

— Подчинись, — почти нежно прошептал Гальбато­рикс. —Тебе же некуда идти, негде спрятаться… Твоя преж­няя жизнь кончается, Эрагон Губитель Шейдов. Тебя ждет новая жизнь. Подчинись, и все твои прегрешения будут тебе прощены.

Слезы застилали взор Эрагона, когда прямо перед ним возникли лишенные выражения черные бездонные глаза Гальбаторикса.

Они проиграли… Нет, это он проиграл!

Понимание этого было страшнее любой из получен­ных ран. Столетняя борьба — и все попусту. Сапфира, Эльва, Арья, Элдунари — никто не смог одолеть Гальбато­рикса. Он слишком силен, слишком хорошо осведомлен, обладает слишком большими познаниями. Гэрроу, Бром, Оромис — все они погибли зря, как и многие другие воины, принадлежавшие к самым различным расам и народам. Все, все они зря сложили головы, сражаясь с Империей Гальбаторикса…

Из глаз Эрагона покатились слезы.

— Подчинись, — прошептал Гальбаторикс, и его хватка стала еще мучительней.

Ненавистней всего Эрагону была несправедливость подобного конца. Ему казалось неправильным то, что столь­ко людей, эльфов, гномов, драконов и других существ страдали и погибали во имя безнадежной, недостижимой цели. Неужели действительно безнадежной? Неужели не­достижимой? Нет, не может быть, чтобы один лишь Галь­баторикс оказался причиной столь ужасного краха. Недо­пустимо, неправильно, если он избежит наказания за свои злодеяния…

«Но почему— спрашивал себя Эрагон.

И тут он припомнил видение, которое им с Сапфирой так упорно показывал некогда старейший из Элдунари, Валдр — доказывая, что мечты и заботы скворцов ничуть не менее важны, чем заботы королей.

— Подчинись! — крикнул Гальбаторикс, и сознание пронзило мозг Эрагона, словно тысячи острых ледяных осколков, словно горячие языки пламени, сжигающие из­нутри. Эрагон громко вскрикнул и в отчаянии мысленно обратился к Сапфире и Элдунари, но их разумы пребыва­ли в осаде, атакованные Элдунари диких драконов. И тогда он сам, нарушая все правила, отнял у них немного мыслен­ной энергии и с помощью этой энергии составил и произ­нес заклятие.

Собственно, это было заклятие без слов, ибо магия Гальбаторикса не позволила бы ему вымолвить ни слова, да и никакими словами невозможно было описать то, чего хотел Эрагон, и то, что он в данный момент чувствовал. Для этого не хватило бы целой библиотеки мудрых книг. Его заклятие было продиктовано скорее инстинктом и эмоциями, языка для этой цели было бы недостаточно.

То, чего он хотел, было одновременно и просто, и слож­но. Он очень хотел, чтобы Гальбаторикс понял… Да, чтобы он понял неправильность своих действий. Это заклинание не было атакой на него. Это была попытка поговоритьс ним. Если ему, Эрагону, предстояло всю оставшуюся жизнь про­вести у него в рабстве, то он хотел бы, чтобы прежде Галь­баторикс осознал, какое преступление он совершил, осоз­нал полностью и до конца.

Когда магия начала действовать, Эрагон почувство­вал, что Умаротх и остальные Элдунари почти полностью переключили свое внимание на него, одновременно пыта­ясь сдержать мысленный натиск принадлежащих Гальба­ториксу драконьих душ и разумов. Сотни лет безутешного горя и гнева сделали свое дело, и бывшие драконы, как бы сплавив свои мысли с мыслями Эрагона, стали постепен­но изменять суть созданного им заклинания, углубляя его, расширяя, добавляя ему новый смысл, и оно стало значи­тельно мощней и обширней, чем он того хотел.

Это заклинание теперь должно было не только доказать Гальбаториксу, что вся его жизнь, все его действия были неправильны», но и заставить его пережить те чувства, как плохие, так и хорошие, какие он вызывал у других с момен­та своего появления на свет. Заклинание получилось куда боле сложным, чем все те, которые Эрагон смог бы создать сам, так как заключало в себе куда больше, чем был спосо­бен воспринять один человек или один дракон. Каждое Эл­дунари внесло свою лепту в эти чары. Сумма этих вложений привела к созданию таких чар, которые охватили своим воздействием не только всю Алагейзию, но и простирались далеко в глубь времен, завершаясь в той точке, когда ново­рожденный Гальбаторикс издал свой первый крик.

Это было, как представлялось Эрагону, самое великое произведение магического искусства, какое когда-либо создавали драконы. А он лишь послужил для них послуш­ным инструментом. И оружием.

Сила Элдунари хлынула в него, как воды океана, и Эрагон почувствовал себя жалким, хрупким суденыш­ком. В какой-то момент ему показалось, что у него просто кожа лопнет, не выдержав этого невероятного напора, этого потока мысленной энергии, проводником которой он сейчас являлся. Если бы не Сапфира, он бы тут же мгновенно и умер, полностью исчерпав свои силы и не в силах справиться с ненасытными требованиями разбу­женной драконами магии.

Вокруг, казалось, померк даже свет беспламенных светильников. В ушах у Эрагона звучало эхо тысяч голо­сов — невыносимая какофония боли и радости, отголоски которой доносились до него как из настоящего, так и из да­лекого прошлого.

Морщины на лице Гальбаторикса вдруг резко обозна­чились, а глаза странным образом выпучились так, что буквально вылезали из орбит.

— Что ты натворил? — спросил он каким-то пустым на­пряженным голосом и отшатнулся, прижимая к вискам стиснутые кулаки. — Что ты такое сделал?

И Эрагон с огромным усилием ответил:

— Заставил тебя понять.

Гальбаторикс уставился на него с выражением пол­нейшего ужаса. Мускулы у него на лице дергались сами по себе, искажая его черты. Его тело сперва начало дрожать, а потом забилось в судорогах. Страшно оскалившись, он прорычал:

— Тебе не одержать надо мною верх, мальчишка! Тебе… не… одержать… — Он застонал и пошатнулся. Внезапно Эрагон почувствовал, как чары, державшие в тисках его сознание и тело, куда-то исчезли. Лишившись последних сил, он упал на пол, но успел заметить, что Эльва, Арья, Сапфира, Торн, Шрюкн и двое детей, по-прежнему сидев­шие на ступенях тронного возвышения, тоже обрели спо­собность двигаться.

Оглушительный рев Шрюкна наполнил зал. Гигант­ский черный дракон стряхнул Торна со своей шеи, и тот отлетел на середину зала, приземлившись так неловко, что кости в его левом крыле с громким хрустом надломились.

— Я…не…сдамся…тебе, — с напряжением вымолвил Гальбаторикс. У него за спиной Эрагон увидел Арью — она оказалась гораздо ближе к трону, чем Эрагон, но явно коле­балась, оглядываясь на них. Затем, решившись, она молни­ей пронеслась мимо тронного возвышения и вместе с Сап­фирой устремилась к Шрюкну. Торн, с трудом поднявшись с пола, последовал за ними.

С исказившимся, как у безумца, лицом Гальбаторикс подбежал к Эрагону и замахнулся на него Врангром. Эра­гон мгновенно перекатился на бок и услышал, как лезвие меча лязгнуло по камню рядом с его головой. Он по инер­ции прокатился по полу еще несколько футов, потом рез­ким прыжком вскочил на ноги и занял боевую позицию. Впрочем, только исходящая от Элдунари энергия позволя­ла ему сейчас держаться на ногах.

С громким криком Гальбаторикс бросился на него, и Эрагон относительно легко отразил его неуклюжий удар. Их мечи звенели, как колокола, и этот звон казался удивительно резким и чистым среди рева драконов и ше­пота мертвых.

Сапфира подпрыгнула высоко в воздух, ударила прямо в гигантскую морду Шрюкна, разодрав ее когтями до кро­ви, и снова спрыгнула на пол. Черный дракон замахнулся на нее, тоже выпустив когти, но она легко отскочила назад и даже немного приоткрыла крылья.

Эрагон присел, уходя от свирепого косого удара, и на­нес Гальбаториксу колющий удар в левую подмышку. Он очень удивился, когда острие Брисингра окрасилось кровью. Судорога, скрутившая руку Гальбаторикса, поме­шала ему нанести следующий удар, но потом они снова со­шлись, скрестив мечи у самых рукоятей и пытаясь силой лишить противника физического и душевного равновесия.

Лицо Гальбаторикса исказилось почти до неузнавае­мости, по щекам у него текли слезы. Над головами у них вспыхнуло мощное пламя, и воздух стал раскаленным. Где-то пронзительно кричали дети.

Под Эрагоном подломилась раненая нога, и он неловко упал на четвереньки, обдирая костяшки пальцев, в кото­рых сжимал Брисингр.

Он ожидал, что в ту же секунду Гальбаторикс оседла­ет его, но тот почему-то остался на месте, как-то странно покачиваясь.

— Нет! — кричал он. — Я не… — Он посмотрел на Эра­гона и вдруг то ли приказал, то ли попросил: — Пусть это прекратится!

Эрагон молча покачал головой и встал на ноги. Боль обожгла ему левое плечо, когда он оглянулся и увидел, что у Сапфиры на левой передней лапе зияет кровавая рана. На другом конце зала Торн вцепился зубами в хвост Шрюкна, заставив черного дракона броситься на него.

Пока Торн отвлекал внимание Шрюкна, Сапфира под­скочила в воздух, ринулась вперед, прыгнула черному дра­кону на шею, ближе к основанию костистого черепа, и глу­боко вонзила когти, запустив их под его мощную чешую, а потом впилась зубами ему в шею между двумя шипами на позвоночнике. Шрюкн издал громоподобный рык, потом завыл и стал метаться, пытаясь ее стряхнуть.

А Гальбаторикс снова бросился на Эрагона и попытал­ся нанести ему рубящий удар, но Эрагон его блокировал. И следующий тоже, но потом все же получил мечом по ре­брам и чуть не потерял сознание от боли.

— Пусть это немедленно прекратится! — снова потре­бовал Гальбаторикс, но теперь его тон был почти умоляю­щим. — Эта боль…

Снова раздался жуткий вой Шрюкна, на этот раз еще более отчаянный, и Эрагон увидел, что Торн и Сапфира дружно вцепились клыками в шею черного дракона, при­гибая его голову к полу. Но все же Шрюкн был слишком велик и могуч для двух молодых драконов и не сдавался. Да и шея у него была такой толщины, что вряд ли даже Сапфире и Торну удалось бы как-то особенно сильно ее повредить.

Затем лесной тенью мимо Эрагона мелькнула Арья. Вы­скочив из-за колонны, она бросилась к драконам. В левой руке у нее неярким зеленым светом мерцало смертоносное копье Даутхдаэрт.

Шрюкн увидел ее и задергался всем телом, пытаясь сбросить с себя Сапфиру и Торна. Но поскольку молодые драконы не отпускали его, он разинул пасть и выпустил це­лый огненный поток.

Арья стремительно летела к нему, и Эрагон на мгно­вение потерял ее из виду, поскольку она скрылась за сте­ной огня. Потом она снова показалась — уже возле головы Шрюкна, которую Торн и Сапфира прижимали к полу. Концы ее длинных волос были охвачены огнем, но Арья, похоже, этого не замечала.

В три прыжка она взлетела на гигантскую левую перед­нюю лапу Шрюкна и оттуда перелетела на боковую часть его головы. Языки пламени летели за ней, точно хвост ко­меты. Испустив громкий крик, который был слышен в каж­дом углу огромного зала, Арья метнула Даутхдаэрт прямо в центр голубого, сверкавшего, как лед, глаза Шрюкна и, с силой нажав на древко, погрузила копье в глубь его черепа.

Шрюкн взревел, содрогнулся и медленно завалился на бок; из его пасти тек жидкий огонь. Сапфира и Торн спрыг­нули с его туши как раз в тот момент, когда черный дракон ударил хвострм по полу.

От его ударов трескались колонны. С потолка падали и разлетались вдребезги каменные плиты. Светильники лопались, разбрызгивая какое-то расплавленное вещество.

Весь зал содрогнулся, и Эрагон едва удержался на но­гах. Он не видел, что произошло с Арьей, но очень боял­ся, что в предсмертных судорогах Шрюкн вполне мог ее раздавить.

— Эрагон! — крикнула Эльва. — Пригнись!

Он пригнулся и услышал, как что-то просвистело у него над головой. Это был белый меч Гальбаторикса.

Выпрямившись, Эрагон ринулся вперед… и нанес Галь­баториксу мощный колющий удар в центр живота, точно такой же, каким пытался убить Муртага.

Гальбаторикс что-то проворчал и отступил назад, как бы снимая себя с меча Эрагона. Затем приложил к ране руку и долго смотрел на окровавленные пальцы. Изумлен­но глянув на Эрагона, он медленно промолвил:

— Те голоса… голоса… ужасны! Я не могу… мне этого не вынести… — Он закрыл глаза, и слезы потекли у него по ще­кам. — Боль… как много боли. Как много горя… Пусть это прекратится! Сделай так, чтобы это прекратилось!

— Нет, — сказал Эрагон, чувствуя поддержку Эльвы, стоявшей с ним рядом, и Сапфиры с Торном, находивших­ся в противоположном конце зала. Он понял, что Арья жива. Она обгорела и была вся в драконьей крови, но все жe осталась цела и невредима.

Но вот Гальбаторикс открыл глаза — круглые, с неесте­ственно огромными белками, они смотрели куда-то вдаль, словно не видя ни Эрагона, ни всех остальных. Гальбато­рикса била крупная дрожь, челюсти его непроизвольно двигались, но из глотки не доносилось ни звука.

Вдруг Эльва с пронзительным криком упала без чувств, а Гальбаторикс вскричал: «Вайзе нейят!» Что означало: «Не будь». У Эрагона не было времени на слова. Снова за­брав силы у Элдунари, он быстро произнес заклинание, с помощью которого втащил себя, Сапфиру, Арью, Эльву, Торна, Муртага и тех двоих детей на тронное возвышение. Все они сгрудились у подножия стоявшей вертикально ка­менной плиты, к которой по-прежнему была прикована Насуада. Эрагон быстро произнес еще одно заклинание, которое должно было оградить их от зла.

И в это самое мгновение Гальбаторикс исчез во вспыш­ке света, которая была ярче солнца. А затем все окутали тьма и тишина — это подействовало заклинание, предусмо­трительно произнесенное Эрагоном.