Глава 02. Падение молота — Книга Эрагон 4

Нет! — закричал Эрагон как только стены крепости повалились с громовым раскатом, похоронив Рорана и пятерых других мужчин под насыпью каменей высотой в двадцать футов, и наполнив двор темным облаком пыли.
Крик Эрагона был настолько громок, что голос сорвался, пелена, вкуса меди, покрыла его горло. Он вдохнул и, закашлявшись, согнулся.
— Ваэтна, — он задыхался, и махал рукой. Со звуком, похожим на шелест шелка, толстая серая пыль разошлась, покидая центр яснеющего внутреннего двора. Обеспокоенный судьбой Рорана, Эрагон только сейчас заметил силу, которую заклинание забрало у него.
— Нет, нет, нет, нет, — пробормотал Эрагон. — Он не может быть мертв. Он не может, он не может, он не может … — Как будто повторяя это, оно может стать правдой. Эрагон продолжал прокручивать в голове фразу. Но с каждым повторением, она все меньше походила на утверждение или надежду, и все больше на молитву.
Перед ним, Арья и вардены, едва сдерживая кашель, потирали свои глаза ладонями рук. Некоторые из них сгорбились, словно ожидая удара; другие уставились на поверженную сторожевую башню. Щебень, некогда бывший стеной, громоздился в середине внутреннего двора, скрывая мозаику. Две с половиной комнаты на втором этаже башни, и одна на третьем — та, где повергнутый маг взорвался с такой силой — стояли обнажив перекрытия. Комнаты и их обстановка казались неряшливыми и весьма потертыми в ярком свете солнца. Внутри, около полудюжины солдат, вооруженные арбалетами, опомнившись, были уже начеку. Подпихивая и толкая друг друга, они поспешно вышли через двери в дальних концах комнат и исчезли в глубине сторожевой башни.
Эрагон пытался угадать вес блока в груду камней, он, должно быть, много сотен фунтов. Если он, Сапфира, и эльфы все работали вместе, он был уверен, что они могли бы сдвинуть камни магией, но усилия оставлят их слабыми и уязвимыми. Более того, это заняло бы много времени. На мгновение, Эрагон заняли мысли о Глаэдре-золотой дракон был более чем достаточно сильным, чтобы поднять кучу сразу, но поспешность в сущности, и Эльдунари Глаэдра это заняло бы слишком много времени, чтобы получить. В любом случае, Эрагон знал, что он может даже не быть в состоянии убедить Глаэдраr поговорить с ним, а тем более, чтобы помочь спасти Рорана и других мужчин.
Эрагон, стоя под безопасным карнизом, увидел Рорана как раз перед тем, как груда камней и мусора скрыла его из поля зрения, и в конце концов, он понял, что надо делать.
— Сапфира, помоги им! — крикнул Эрагон, одновременно откинув щит и прыгнув вперед.
Он услышал, как за ним Арья сказала что-то на древнем языке — короткую фразу, которая, должно быть, означала «Прячься!» Потом она догнала его, бежа со своим мечом в руках, готовая сражаться.
Когда он достиг основы щебня, Эрагон прыгнул столь же высоко, как он мог. Он спустился единственной ногой на наклонное лицо блока и затем подскочил снова, ограничивая от пункта до пункта как снежная коза, измеряющая сторону ущелья. Он очень не хотел рискнуть нарушать блоки, но подняться на груду было самым быстрым способом достигнуть его предназначения.
С одним последним выпадом Эрагон очистил край второй истории, затем мчался через комнату. Он пихал дверь перед ним с такой силой, вне которой он сломал замок и стержни и запустил дверью в стену коридора, раскалывая тяжелые доски дуба.
Эрагон побежал по коридору. Его шаги и его дыхание были странно приглушены для него, как будто его уши были наполнены водой
Он замедлился, когда он приблизился к открытому дверному проему. Через него он видел исследование с пятью вооруженными мужчинами, указывающими на карту и утверждение. Ни один из них не заметил Эрагона.
Он продолжал бежать.
Ускорившись, он столкнулся на углу с солдатом, идущим в противоположном направлении. В глазах у Эрагона заплясали красные и желтые огни, когда он на всей скорости ударился головой о щит. Эрагон ухватился за солдата, оба настолько были оглушены, что шатались, словно пара пьяных танцоров.
Солдат сыпал ругательствами, изо всех сил пытаясь восстановить равновесие. “Что с тобой, черт тебя возьми (треклятый) —” сказал он, но увидев лицо Эрагона, глаза его расширились. “Ты!”
Сжав правую руку в кулак Эрагон ударил человека в живот, под ребра, ударом сбив того с ног и подкинув до потолка. «Меня (?)», согласился Эрагон, когда безжизненное тело солдата рухнуло на пол.
Эрагон продолжал бежать вниз по коридору. Его и без того быстрый пульс, казалось, удвоился, когда он буквально влетел в сторожевую башню; чувство у него было, будто сердце собиралось разорваться в груди.
«Где он?» безумно размышлял он, заглядывая в очередной дверной проем пустой комнаты.
Наконец, в конце темного бокового прохода, он заметил винтовую лестницу. Перепрыгивая по пять ступенек, он проявил крайнюю беспечность в отношении своей безопасности, когда спускаясь к первому этажу (пролету?), остановился, чтобы отпихнуть со своего пути крайне удивленного лучника.
Лестница закончилась, и он появился в высоко перепрыгивавшую палату, напоминающую о соборе в Драс-Леоне. Он вращался вокруг, собирая быстрые впечатления: щиты и оружие и красные вымпелы висели на стенах; узкие окна закрываются при потолке; факелы повысились в скобках из кованого железа; пустые камины; длинные, темные складные столы сложены вдоль обеих сторон зала; и возвышение во главе комнаты, где надетый и бородатый человек стоял перед стулом с высокой спинкой. Эрагон был в главном зале замка. С правой стороны от него, между ним и дверями, которые привели к входу сторожевой башни, был контингент пятидесяти или больше солдат. Золотая нить в их туниках блестела, когда они пошевелились с удивлением.
-Убить его!-приказал разодетый человек. Его голос звучал скорее напугано, чем величественно.
-Тот, кто убьет его получит треть моих богатств! Это мое обещание!
Ужасная досада поднялась в душе Эрагона. Он выхватил свой меч из ножен, поднял его над головой и прокричал:
-Брисингр!
С порывом воздуха кокон, подобного привидению, синего пламени возник вокруг лезвия, пробегая к острию меча. Жар, порожденный огнем, согрел руку, плечо и правую сторону его лица.
Затем Эрагон пристально посмотрел на солдат. — Двигайтесь, — прорычал он.
Солдаты колебались еще секунду, затем развернулись и побежали
Подстегнутый изнутри Эрагон двинулся вперед, не обращая внимания на испуганно пятившихся людей в пределах досягаемости его горящего меча. Один человек спотыкнулся и упал перед ним; Эрагон практически перелетел через солдата по солдату, даже не задев рукой его шлема.
Огонь на лезвие меча развевался словно лошадиная грива, когда Эрагон совершал этот акробатический прыжок.
Скрючившись плечами, Эрагон пробежал мимо двойных дверей, которые охраняли вход в главный зал. Он мчался через длинную, широкую палату, обрамленную комнатами, полными солдат — так же как механизмы, шкивы, и другие механизмы, используемые для подъема и понижения ворот сторожевой башни — и затем направился к решётке, которыя блокировала путь туда, где Роран стоял, когда стена сторожевой башни разрушилась.
Железная решётка согнулась, так как Эрагон врезался в неё, но этого было не достаточно, чтобы сломать металл.
Он попятился назад.
Он снова направил энергию, сохраненную в пределах алмазов его пояса — пояса Белота Мудрого — и в Брисингре, освобождая драгоценные камни их драгоценного запаса, когда он топил огонь меча к почти невыносимой интенсивности. Бессловесный крик избежал его, когда он отодвигал руку и нападал на решётку. Оранжевые и желтые искры распыляли его, складывая его перчатки и тунику и жаля его выставленную плоть. Капля литого железа упала, шипя на наконечник его ботинка. С подергиванием его лодыжки он избавился от этого.
Три резких удара и кусок решетки размером с человека упал внутрь. Прутья решетки, в местах разреза, нагревшись до белого каления, освещали проем своим мягким сиянием.
Эрагон позволил огню, исходящему из Брисингра, погаснуть, так как он вступил в созданное им отверстие.
Сначала налево, потом направо, и затем сново налево он бежал, поскольку проход чередовал указания, замысловатый путь, разработанный, чтобы замедлить прогресс движения войск, если им удалось получить доступ к сторожевой башне.
Когда он завернул за последний угол,Эрагон увидел его предназначение: забитый развалинами вестибюль.Даже с его подобным эльфу видением,он мог разглядеть только самые крупные фигуры в темноте, падающими камнями были потушены факелы на стенах.Он слышал нечётные пыхтения и шаркание,как будто своего рода неуклюжее животное коренилось через щебень.
-Найна,-сказал Эрагон
Яркий синий свет осветил пространство. И перед Эрагоном, покрытый грязью, кровью, потом и пеплом, со страшным рыком появился Роран, сражающийся с солдатом, на трупах двух других.
Солдат вздрогнул от внезапного света и Роран, воспользовавшись отвлечением человека, закрутил и подтолкнул его на колени, после чего он схватил кинжал солдата из-за пояса и вонзил его под углом в челюсть.
Солдат дважды ударил ногой, после чего испустил дух.
Тяжело дыша, Роран поднялся, кровь текла по его пальцам. Он взглянул на Эрагона странным хмурым взглядом.
— Ты вовремя — сказал он, и тут его глаза закатились и он упал в обморок.