Глава 03. Тени на горизонте — Книга Эрагон 4

Для того, чтобы поймать Рорана, прежде чем он ударится об пол, Эрагону пришлось отпустить Брисингр, чего он не хотел делать. Тем не менее, он разжал ладонь, и меч стукнулся о камни,как раз когда Роран упал в его объятия.
— Он тяжело ранен? — спросила Арья.
Эрагон вздрогнул, не ожидая увидеть её и Блёдхгарма, стоящих рядом с ним.
— Я так не думаю.
Он потёр щеки Рорана несколько раз, размазывая пыль на его коже. В плоском, ледово-синем ярком свете заклинания Эрагона, Роран казался изможденным: вокруг глаз залегли темные тени, а его губы отливали багряным цветом, как будто были вымазаны соком ягод.
— Давай, просыпайся.
Эрагон вздрогнул, удивленный видеть ее и Бледхгарма, стоящих рядом с ним. “Я не думаю так.” Он погладил щеки Рорэна несколько раз, размазывая пыль на его коже. В плоском, ярком свете холодного синего цвета заклинание Эрагона, Роран казался изможденным, его глаза, окруженные оскорбленными тенями, и его губы багрянистого цвета, как будто запятнанный с соком от ягод. “Давай проснись.”
После нескольких секунд задергались веки Рорана; он открыл их и посмотрел на Эрагона в замешательстве. Облегчение нахлынуло на Эрагона, такое сильное, какое он только мог испытать.
— Ты потерял сознание на мгновение, — объяснил он.
— Ах.
«Он жив»! — сказал Эрагон Сапфире, рискуя кратким моментом контакта.
Ее радость была очевидна. — «Хорошо, я останусь здесь помогать эльфам разгребать завал. Если я тебе понадоблюсь, кричи и я найду способ до тебя добраться.»
Броня Рорана зазвенела, когда Эрагон помог ему встать на ноги.
— Что с остальными? — спросил Эрагон, указывая на гору щебня.
Роран покачал головой.
— Ты уверен?
— Никто не смог бы выжить там. Я избежал смерти, только потому что … потому что я был частично защищен карнизом.
— А ты? Ты в порядке? — спросил Эрагон.
— Что? — Роран нахмурился, отвлекаясь, как будто эта мысль даже не приходила ему в голову. — Я в порядке… Возможно сломано запястье. Это не страшно.
Эрагон многозначительно посмотрел на Блёдхгарма. На лице эльфа появилось слабое выражение неудовольствия, но он подошел к Рорану и сказал спокойным тоном:
— Если ты позволишь… — Он поднес ладонь к его поврежденной руке.
Эрагон бросил значащий взгляд на Бледхгарма. Лицо эльфа напряглось со слабым показом неудовольствия, но он подошел к рорану и гладким голосом, сказал, “Если я могу. …” Он протянул руку к травмированной руке Рорана.
Пока Блёдхгарм трудился над Рораном, Эрагон поднял Брисингр и встал рядом с Арьей на страже у входа на случай, если солдаты были столь безрассудны, чтобы начать атаку.
— Вот, все готово — сказал Блёдхгарм.
Он отошел от Рорана, который сделал вращательное движение кистью, проверяя сустав.
Удовлетворенный, Роран поблагодарил Блёдхгарма, затем опустил руку и осматривал усыпанный щебнем пол, пока не нашел свой молот. Он поправил положение своей брони и посмотрел на вход.
— Я думаю, пора заняться этим лордом Бредберном, — сказал он обманчиво спокойным тоном. — Он занимал свое место слишком долго и должен быть освобожден от своих обязанностей. Ты согласна, Арья?
— Согласна, — ответила она.
— Хорошо, тогда давайте найдем старого толстопузого дурака. Я дал бы ему несколько нежных ударов своего молота в память обо всех, кого мы потеряли сегодня.
— Он был в главном зале несколько минут назад, — сказал Эрагон, — Но я сомневаюсь, что он остался там ждать нашего возвращения.
Роран кивнул:
— Тогда мы должны будем выследить его. — И с этим, он шагнул вперед.
Эрагон погасил освещающее заклинание и пошел за двоюродным братом, держа Брисингр на готове. Арья и Блёдхгарм находились за ним так близко, как мог позволить проход.
Комната, в которую привел проход, была пуста, как и главный зал замка, где единственным доказательством того, что десятки солдат и чиновников были здесь, был лежащий на полу шлем, крутящийся взад и вперед.
Эрагон и Роран пробежали мимо каменного помоста, Эрагон бежал медленно, чтобы Роран не отставал от него. Они толкнули дверь с левой стороны платформы и взбежали вверх по ступеням.
На каждом этаже они останавливались для того, что бы Блёдхгарм мог мысленно проверить присутствие лорда Бредберна и его свиты. Но никого не было.Как только они достигли третьего этажа, Эрагон услышал стук ног и увидел, как изогнутою арку перед Рораном заполнила туча копий. Копья поранили щеку и правое бедро Рорана, кровь потекла по коленям. Он взревел как раненый медведь и врезался в копья своим щитом, пытая пробить себе последние шаги до лестничной клетке. Мужчины неистово кричали.
Стоя за Рораном, Эрагон перекинул Брисингр в левую руку, а потом обошел брата, схватил одно из копий за рукоятку и выдернул из рук. Он перевернул копье и бросил в центр мужчин, стоящих в проходе. Кто-то вскрикнул, и в центре появилась дыра. Эрагон повторил это действие, и вскоре его успехов было достаточно, чтобы Роран шаг за шагом заставил солдат отступить.
Как только Роран пробился к лестнице, двенадцать оставшихся солдат рассыпались вдоль широкой лестничной площадки окаймленной балюстрадой, каждый искал место, чтобы размахивать своим оружием беспрепятственно. Роран снова взревел и прыгнул на ближайшего солдата. Он парировал удары меча, потом приблизился к защитнику и ударил его по шлему, который зазвенел как железный чайник.
Эрагон побежал через площадку и сбил пару солдат, стоявших близко друг к другу. Он опрокинул их на землю, а затем справился с каждым из них одним ударом Брисингра. Топор со свистом летел в его сторону. Он нырнул и толкнул человека над балюстрадой, прежде чем двое других попытались выпотрошить его.
Тогда Арья и Блёдхгарм двинулись вперед, сквозь воинов, тихо и смертельно, с присущим эльфам изяществом, эта расправа больше походила на изящную инсценированную игру, чем на ту кровавую резню, которую представляло собой большинство поединков.
В порыве лязга металла, поломанных костей и оторванных конечностей , четверо из них убили остальных солдат. Как всегда, Эрагон подбадривал товарищей в бою. Ему казалось, что его как будто облили ведром холодной воды, что придало ему ясность суждений несравнимую ни с чем другим.
Роран наклонился, упершись руками в колени, и, хватая ртом воздух так, как будто он только что закончил гонку.
— Должен ли я? — Эрагон спросил, показывая на порезы на лице и бедрах Рорана.
Роран проверил раненую ногу, несколько раз перенеся на нее свой вес.
— Это подождет. Давай сначала найдем Бредберна.
Роран проверил раненую ногу несколько раз перенеся на нее свой вес.
— Я могу подождать. Давайте найдем сначала найдем Бредберна.
Эрагон взял руководство на себя, как только они вернулись на лестничную площадку и возобновили подъем. Наконец, после еще пяти минут поиска, они обнаружили лорда Бредберна, забаррикадировавшегося в верхней комнате западной башни крепости. Используя ряд заклинаний Эрагон, Арья и Блёдхгарм разрушили дверь и башню из сваленной мебели за ней. Стоило им и Рорану войти в помещение, как высокопоставленные слуги и охрана замка, собравшиеся перед лордом Бредберном побледнели, а многие из них стали дрожать. К облегчению Эрагона, ему пришлось убить всего лишь трех охранников, прежде чем оставшаяся часть группы бросила свое оружие и щиты на пол и сдалась.
Эрагон пошел первым и они вернулись назад на лестничную клетку и возобновили свой подъем. Наконец, после пяти минут поиска, они нашли лорда Брэдберна забаррикадированным в верхней комнате западной башни. За несколько приемов Эрагон, Aрья и Бледхгарм разобрали баррикаду из мебели, сложенной позади них. Когда они вместе с Рораном вошли в палаты, высокопоставленные слуги и охранники замка, которые собрались перед лордом Брэдберном, побледнели, и многие задрожали. К облегчению Эрагона он успел убить только трех охранников прежде, чем остальная часть группы бросила свое оружие и щиты на полу сдаваясь.
Арья подошла к лорду Бредберну и сказала:
— Вы прикажете вашим войскам отступить? Остались немногие, но вы все еще можете спасти их жизни.
— Я не сдался бы, даже если мог, — сказал Бредберн с такой ненавистью и насмешкой, что Эрагон чуть не ударил его. — Я не уступлю тебе, эльф. Я не откажусь от своих людей ради грязных и неестественных существ, таких как ты. Я скорее умру. Не думай, что можешь обмануть меня своими сладкими речами. Я знаю о вашем союзе с ургалами. Я скорее поверю змее, чем человеку объединившемуся с этими чудовищами.
Арья кивнула и поместила свою руку на лицо Бредберна. Она закрыла глаза, и некоторое время и она и Бредберн были неподвижны. Эрагон протянул к ним свой разум и почувствовал поединок воли, который бушевал между ними, поскольку Арья пробивала себе путь через защиту Бредберна в его сознание. Потребовалась еще минута и наконец, она получила контроль над его разумом, и не теряя времени она приступила к поиску и исследованию его воспоминаний, пока она не обнаружила его сущность.
Тогда она заговорила на древнем языке и бросила сложное комплексное заклинание, предназначенное обойти защиту и погрузить Бредберна в объятия сна. Когда она закончила, глаза Бредберна закрылись и он, погрузившись в обморок, со вздохом упал на ее руки.
— Она убила его!— закричал один из охранников, крики страха и возмущения распространились среди мужчин.
Эрагон попытался убедить их что это не так, но услышал звук одной из труб варденов, принесенный с далекого расстояния. Скоро зазвучала другая труба, на этот раз намного ближе, чем первая, и затем, он готов был поклясться, что услышал обрывки слабых, рассеянных приветствий, доносящихся с внутреннего двора.
В тот момент, когда Эрагон пытался их переубедить, он услышал, как одна из труб варденов пропела в дали, приглушенная расстоянием. Вскоре зазвучала другая, уже намного ближе, и следующая, а затем, он мог бы в этом поклясться, услышал обрывки слабых, разбросанных по двору, криков “ура”..
Озадаченный, он обменялся взглядами с Арьей. Затем они пробежали по кругу, просматривая все ряды окон в стенах комнаты.
Белатона простиралась с запада на юг. Это был большой, преуспевающий город, один из самых больших в Империи. Здания, стоявшие близко к замку, были сложены из камня с черепичными крышами, в то время как стоявшие дальше от него, были построены из леса и глины. Несколько из деревянно-кирпичных зданий загорелись во время борьбы. Дым распространился в воздухе слоем коричневого тумана, от которого слезились глаза и першило горло.
На юго-западе, в миле от стен города, был разбит лагерь варденов: длинные ряды серых шерстяных палаток, окруженные ровными траншеями, несколько ярких шатров, развивающиеся флаги и вымпелы, и разложенные на голой земле, сотни раненных мужчин. Палатки целителей уже были переполнены.
На севере, за доками и складами, раскинулось озеро Леона, обширное пространство воды, усеянное случайными барашками волн.
Высоко над городом вырисовывалась стена черных облаков, которая продвигалась с запада, угрожая окутать его в пределах видимости. Дождь лил как из ведра, молнии мерцали тут и там в глубине туч, а гром грохотал будто разъяренное чудовище.
Но Эрагон нигде не видел объяснения тому волнению, что привлекло его внимание. Он и Арья подошли к окну, которое находилось над двором. Сапфира, человек и эльф закончили очищать дворовую территорию перед главной башней от камней. Эрагон засвистел, и помахал рукой когда Сапфира обратила свой взгляд к нему. Ее челюсти расплылись в зубастой улыбки, и она пустила струю дыма прямо перед ним.
Он и Арья подошли к окну, которое находилось над двором. Сапфира, человек и эльф закончили очищать дворовую территорию перед главной башней от камней. Эрагон засвистел, и помахал рукой когда Сапфира обратила свой взгляд к нему. Ее челюсти расплылись в зубастой улыбки, и она пустила струю дыма прямо перед ним.
— Эй! Какие новости? — крикнул Эрагон.
Один из варденов, стоящий на стене замка, поднял руку и указал на восток.
— Губитель Шейдов! Смотри! Коты-оборотни идут! Коты-оборотни идут!
Холодные мурашки поползли по спине Эрагона. Он посмотрел в направлении руки человека на восток и, на этот раз, увидел множество маленьких, призрачных фигур выходящих из-за холма в нескольких милях от них, на другой стороне реки Джиет. Некоторые фигуры шли на четырех ногах, а некоторые на двух, но они были слишком далеко, чтобы быть уверенным, что это коты-оборотни..
— Может ли такое быть? — поражённо спросила Арья.
— Я не знаю…Кем бы они ни были, мы узнаем это достаточно скоро.