Глава 09. Грубый свет… — Книга Эрагон 4

Раздался крик: высокий, пронзительный, почти нечеловеческий по высоте и силе.
Эрагон напрягся,как-будто кто-то ударил его ножом.Он провёл большую часть дня, наблюдая как сражаются и умирают люди, убивал десятки сам-всё же он не мог не переживать, когда слышал крики и плачь Элейн.Звуки, которые она производила, были такими ужасными, и он начал задаваться вопросом, выживет ли она.
Позади него, около бочки, которая была его местом, на корточках сидели Олбрич и Балдор, ковырявшиеся потрепанными листьями травы в своей обуви. Их толстые пальцы измельчали каждый клочок листа и стебля с методичной тщательностью прежде, чем нащупать следующий. Пот блестел на их лбах, их глаза были несчастными от отчаяния и раздражения. Иногда они переглядывались или смотрели через переулок на палатку, где была их мать, но в основном они пристально смотрели в землю и игнорировали всё окружающее.
В нескольких футах сидел Роран на лежащей на боку бочке, раскачивавшейся от его малейшего движения. Вдоль края грязного переулка толпились несколько дюжин человек из Карвахолла, в основном это были мужчины, друзья Хорста и его сыновей или те, чьи жены помогали целительнице Гертруд ухаживать за Элейн. За ними возвышалась Сапфира. Её шея была выгнута как натянутый лук, кончик ее хвоста дергался, как будто она охотилась, и она упорно трясла(видимо как змея) алым языком, высунув его изо рта, изучая все ароматы в воздухе, которые могли бы дать информацию о Элейн или ее будущем ребенке.
Эрагон потёр больные мышцы левого предплечья. Они ждали несколько часов, приближались сумерки. Длинные черные тени от каждого объекта тянулись к востоку, словно стремясь прикоснуться к горизонту. Воздух стал прохладным, комары и стрекозы, с кружевными крыльями, из ближайшей реки Джиет летали туда-сюда вокруг них.
Еще один крик разорвал тишину.
Мужчины пошевелились с беспокойством, а затем сделали жест, предотвращающий несчастье, и бормотали друг другу тихо, голосами, предназначенными только для тех, кто был ближе всего к ним, но Эрагон слышал их с прекрасной ясностью. Они шептали о трудностях беременности Элейн; некоторые торжественно заявляли, что если бы она не родила в ближайшее время, это было бы уже слишком поздно и для нее, и для ребенка. Другие говорили так «Жестоко для человека потерять жену даже в лучшие времена, но “особенно сейчас, особенно здесь”», или «Это – позор, это так…неприятно» Некоторые возлагали ответственность за Элейн на Разаков или события, которые произошли во время путешествия сельских жителей к Варденам. И один пробормотал недоверчиво, высказав замечание относительно Арьи, которой разрешили помогать с родами. «Она эльф, а не человек», сказал плотник Фиск. «Она должна придерживаться себе подобных, она не должна вмешиваться, куда захочет. Кто знает то, что это, она действительно хочет, а?»
Эрагон все слышал, но отвернулся и старался показаться невозмутимым, поскольку знал, насколько станет неудобным для его деревенских друзей знание о том, как сильно обострился его слух.
Бочка под Рораном заскрипела, когда он наклонился вперед.
-Как вы думаете, должны ли мы …
— Нет. — сказал Олбрих.
Эрагон плотнее закутался в плащ. Холод начал пробирать его до костей. Он не уйдет,пока мучения Элейн не кончаться.
«Смотрите», сказал Роран с внезапным волнением.
Олбрих и Балтор одновременно повернули головы
По ту сторону переулка Катрина вышла из палатки, неся грязные тряпки. Перед тем как занавеска закрылась, Эрагон увидел Хорста и одну из женщин Карвахолла, стоящую у подножия кровати, где лежала Элейн, он не узнал эту женщину.
Бросив косой взгляд на наблюдающих, Катрина почти бегом подошла к огню, где жена Фикса, Изольда, и Нола кипятили тряпки для повторного использования.
Бочка скрипнула дважды, поскольку Роран двинулся. Эрагон был почти уверен что он пойдет за Катриной, но он остался на месте, как и Олбрих и Балдор. Они как и остальные пристально следили за движениями Катрины.
Эрагон скривился, поскольку последний крик Илейн проник в воздух, крик, не менее мучительный чем предыдущие.
Затем занавеска открылась снова и из палатки выбежала Арья, босая и растрепанная.Ее волосы развевались о ее лицо, когда она бежала к трём эльфийским охранникам Эрагона, которые стояли вместе в тени возле палатки. В следующее мгновение она срочно говорила с одной из них(с женщиной эльфом с тонким лицом по имени Инвидия), затем поспешила назад также как и пришла.
Эрагон догнал ее, прежде чем она покрыла несколько ярдов. «Как дела?» Спросил он.
«Плохо».
«Почему так долго? Разве вы не можете помочь ей родить быстрее? »
Напряженное выражение лица Арьи стало еще более мрачным.
-Я могла бы. Я могла бы выпеть ребенка из ее чрева в первые полчаса, но Гертруда и другие женщины, позволили мне использовать только самые простые заклинания.
«Это абсурд! Почему?
-Потому что магия пугает их — и я их пугаю.
— Тогда скажи, что ты не причинишь им никакого вреда. Скажи на древнем языке, и у них не будет другого выбора, кроме как поверить тебе.
Она покачала головой.
— Это только ухудшит ситуацию. Они будут думать, что я пыталась околдовать их, и они выгонят меня.
-Уверен, Катрина —
благодаря ей,я сделала хотя бы эти заклинания
Элейн снова закричала
может они хотя бы дасдут облегчить ей боль?
не больше,чем я уже сделала
Эрагон повернул к палатке Хорста. -Это так- проворчал он сквозь зубы.
Ладонь обвилась вокруг его левой руки, и удержала его на месте.Озадаченый он повернулся к Арье для объяснений.Она покачала головой
— Не надо,-сказала она.-Эта знахарька старше чем само время.Если ты вмешаешься,то Гертруда рассердится и настроит всех женщин вашей деревни против тебя.
— Меня это не волнует!
— Я знаю, но поверьте мне:самое мудрое, что ты можешь сейчас сделать — это подождать с другими. — как бы подчеркивая свою точку зрения, она выпустила его руку.
— Я не могу просто стоять в стороне и позволить ей страдать!
Послушай меня.Будет лучше если ты останешься.Я помогу Элейн как смогу,не иди туда.Ты будешь единственной причиной раздоров и злобы,а это совершенно не нужно здесь…Пожалуйста»
Эрагон колебался,развёл руками и прорычал»хорошо»,и наклонился к Арье»Но что бы ни случилось,не дай ей и ребёнку умереть.Меня не волнует то,что тебе нужно сделать для этого,но не дай им умереть
Арья изучила его серьёзным взглядом.»Я никогда не позволю ребёнку причинить вред»,сказала она и ушла
Когда она исчезла в палатке Хорста,Эрагон врнулся туда,где сидели Роран,Албрих и Балдор
— Ну? — спросил Ронан.
Эрагон пожал плечами. — Они делают все от них зависящее. Мы просто должны быть терпеливыми. … Вот и все.
-А казалось, будто она сказала намного болеше, чем ты,- сказал Балдор.
-Смысл был тот же.
Цвет солнца изменялся, становясь оранжевым и темно-красным, приближаясь к линии горизонта. Несколько изодранных облаков, которые находились в западном небе, остатки шторма,дувшего ранее, приобрели такие же оттенки. Стаи ласточек нападали сверху, поедая на ужин моль, мух и других порхающих насекомых.
Через некоторое время крики Элейн постепенно стихли с первоначальных криков во всё горло до прерывистых стонов от которых у Эрагона по телу пробегали мурашки. Больше всего на свете он хотел избавить ее от мучений, но не мог пойти туда, проигнорировав тем самым совет Арьи, поэтому ему пришлось остаться и продолжить волноваться, грызя свои ногти. И вскоре он отвлекся на разговоры с Сапфирой.
Когда солнце коснулось земли, оно распространилось вдоль горизонта, как гигантский желток, медленно сочащийся и свободный от скорлупы. Летучие мыши начали появляться среди ласточек, колебания их кожистых крыльев, слабых и неистовых, их высокочастотные писки, почти пронизывающие Эрагона.
Илейн закричала, и ее крик заглушил все звуки по близости, Эрагон надеялся, что он больше никогда не услышит такого вопля.
Затем наступила короткая, но абсолютная тишина.
Она закончилось громким, икающим воплем новорожденного ребенка, исходившим из палатки — старая фанфара, которая объявила о прибытии нового человека в мир. При этом звуке Олбрих и Балдор вспыхнули, усмехаясь, также, как Эрагон и Роран, и несколько других ждущих мужчин приветствовали.
Их ликование было недолгим. Как раз когда последние из ликований стихли, женщины в палатке закричали пронзительным, душераздирающим воплем от которого у Эрагона кровь в жилах заледенела. Он понял что означали их крики, именно то что они всегда и означают: случилось самое худшее.
НЕТ!,сказал он,не веря.Она не может умереть.Она не может…Арья обещала
Как будто в ответ на его мысли,Арья выбежала из палатки невероятно большими шагами
Что случилось?Балдор спросил,когда она остановилась
Арья проигнорировала его вопрос и сказала»Эрагон пойдём»
ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?Балдор сердито воскликнул,и потянулся к плечу Арьи.В одно мгновение,резким движением она схватила его руку и завернула за спину,заставляя стоять согнувшись.Его лицо исказилось от боли
Если хотите чтобы ребёнок выжил,отойдите и не мешайте!Она выпустила его,оттолкнув в объятия Албриха,затем повернулась и пошла обратно к палатке Хорста.
Что ещё случилось?спросил Эрагон,когда присоединился к ней.
Арья повернулась к нему :»Ребёнок здоров,но она родилась с заячей губой»
Эрагон понял почему женщины так кричали.Дети с заячей губой прокляты и они не выживают потому что им тяжело питаться,а если выживали,то над ними смеялись и никто не хотел вступать в брак.В большинстве случаев было бы лучше,если ребёнок рождался мёртвым.
Ты должен исцелить ребёнка,Эрагон»,сказала Арья
Я?Но я никогда…Почему не ты?Ты знаешь больше об исцелении чем я
Если я буду исцелять ребёнка,люди начнут говорить что я украла ее и заменила.Ну,я знаю что люди говорят о нашей расе.Я конечно могу это сделать,но ребёнок будет страдать потом.Ты единственный,кто может спасти её от такой судьбы.
Паника охватила его.Он не хотел нести ответственность за жизнь другого человека,он и так уже много за что нёс ответственность.
Ты должен исцелить её»сказала Арья более требовательно.Эрагон вспомнил как эльфы трепетно относятся к детям как своей,так и чужой расы
Будешь ли ты помогать мне,если понадобится?
Конечно
— Как и я,-сказала Сапфира.- Должен ли ты вообще спрашивать?
Точно»,сказал Эрагон.Я сделаю это
С Арьей он пошел к палатке, приподнял край и протиснулся через тяжелые деревянные крепления. Дым от свечей защипал глаза. Пять женщин стояли прижавшись к стене. Они качались, как в трансе, рвали на себе одежду и волосы и громко вопили. Хорст стоял у кровати, споря с Гертрудой, его лицо покраснело от крика. У Гертруды на щеках блестел пот, из-за чего ее волосы прилипали к коже. У изголовья кровати Катрина сидела на круглой подушке и протирала лоб Элейн влажной тряпкой.
Эрагон с трудом узнал Элейн,её лицо было худое с тёмными кругами под глазами,и блуждающим взглядом,который не мог сфокусироваться.Ручейки слёз катились из края глаз и исчезали в волосах.Её рот открывался и закрывался и она стонала.
Ни Хорст,ни Гертруда не замечали Эрагона,пока он не приблизился к ним.Когда они оба увидели его,искра надежды промелькнула на их лицах
Эрагон!Он положил тяжелую руку на плечо Эрагона и прижался к нему так,как если бы он не мог стоять.»Ты слышал?»Это был не вопрос,но Эрагон кивнул.Хорст взглянул на Гертруду быстро,его как лопата большая борода переехала их стороны в сторону.»Можешь ли ты…ты можешь что-нибудь сделать для неё?»
Возможно-сказал Эрагон — Я постараюсь.
Он протянул руки.После минутного колебания,Гертруда отошла,она очень нервничала.
В складках ткани была маленькое,морщинестое личико девочки.Её кожа была тёмно-красного цвета,глазки закрыты,и она морщилась,как-будто сердилась на недавнее обращение.Её поразительная особенность была в том,что от левой ноздри до середины верхней губы был разрыв.Через него её маленький язычок было видно.
«Пожалуйста!»,сказал Хорст.»Если ты что-то можешь….»
Эрагон вздрогнул,одна из женщин пронзительно закричала.»Я не могу так работать»сказал он
Когда он повернулся,чтобы уйти,Гертруда сказала:»Я пойду с тобой.С ребёнком должен быть кто-то ,кто знает как за ним ухаживать»
Эрагон не хотел чтобы Гертруда присутствовала,пока он пытается что-нибудь сделать с лицом девочки и собирался сказать,когда вспомнил слова Арьи о подмене.Кто-то из Карвахола должен присутствовать,чтобы другие жители верили о преобразовании девочки и в дальнейшем можно было убедить людей,что это всё тот же ребёнок,а не другой.
«Как хочешь»,сказал он,подавляя свои возражения.
Ребёнок закорчился на руках и издал жалобный крик,когда он вышел из палатки.Албрих и Балдор пошли к нему.Эрагон покачал головой и они остановились и смотрели за ним с беспомощным выражением лица.
Арья и Гертруда пошли около Эрагона,когда он шёл в свою палатку и земля задрожала когда Сапфира присоединилась к ним.Воины быстро отошли в сторону,чтобы пропустить их.
Эрагон старался шагать как можно мягко,чтобы не трясти ребёнка.
Они почти достигли своего назначения,когда Эрагон увидел Эльву,которая стояла между двух палаток с торжественным лицом.Она была одета в ыиолетовое платье с длинной вуалью,которая была сложена над головой,выставляя на показ серебристый знак,похожий на его гёдвей игнасия,на лбу
Ни слова она не сказал и не сделал попытку остановить его.Тем не менее,Эрагон понял её предупреждающий взгляд и упрёк ему.Он не мог позволить себе делать такие ошибки вновь,не только из-за ущерба,но и из-за того,что Эльва могла стать его злейшим врагом.Несмотря на всю его влась,Эрагон боялся Эльву.Её способность заглядывать в души людей сделал её одной из самых опасных существ во всей Алагейзии
«Что бы ни случилось»,подумал Эрагон,когда вошёл в палатку,»я не хочу обидеть этого ребёнка.»И он почувствовал новую решимость,чтобы дать шанс прожить жизнь нормально.