Глава 13. Ни чести, ни славы… — Книга Эрагон 4

Ни чести, ни славы, лишь мозоли в неудачных местах.
Лай собак за их спинами становился все громче, свору вел запах крови.
Роран крепче сжал вожжи и нагнулся к шеи своего скакуна. Стук копыт коня отдавался дрожью по его телу
Он и еще пятеро мужчин-Карн, Мандель, Baldor, Delwin и Hamund-украли свежих лошадей из конюшни усадьбы менее чем в полумили отсюда.Конюхи не сильно обрадовались краже. Но вида мечей оказалось достаточно, чтобы преодолеть свои возражения, но конюхи обязательно должны были переполошить охранников усадьбы, как только Роран сотоварищи ускакали, за ними в погоню помчались с десяток охранников во главе со сворой охотничьих собак.
«Туда!» Крикнул он и указал на узкую полосу берез, которые простирались между двумя близлежащими холмами, вне сомнений по устью ручья.
Повинуясь его словам, мужчины увели своих лошадей с хорошо наезженной дороги и направились в сторону деревьев. Пересеченная местность заставила их замедлить свой стремительный темп, но незначительно, сохраняя риск того, что лошади могли бы угодить копытом в яму или сбросить наездника.Это было опасно, ведь опасность, что собаки смогут их загнать все еще сохранялась.
Роран уперев шоры коню в бока крикнул «Ях!» Так громко, как он мог через его от пыли засорение горло. Мерин(лошадь) прыгнул вперед и, шаг за шагом, стал забираться за Карном.
Роран знал, что его лошадь скоро достигнет состояния, при котором она больше не может ускорятся независимо от того, как сильно он понукает ее шпорами или ударяет концами поводья. Он терпеть не мог быть жестоким, и у него не было никакого желания доводить бедное животное до смерти, но это уходило на второй план, если это означало провал их миссии.
Поравнявшись с Карном, Роран спросил: «Разве ты не можешь скрыть наши следы с помощью заклинания»?
«Не знаю, как!» ответил Карн, еле слышный из-за порывов ветра и звука скачущих лошадей. «Это слишком сложно!»
Роран выругался и посмотрел через плечо.Собаки были уже поблизости от последнего поворота дороги. Казалось, они парят над землей, их длинное, худой тело и яростный взор . Даже на таком расстоянии, Роран мог разглядеть красные языки, и ему показалось, он увидел блеск белых клыков.
Когда они добрались до деревьев, Роран повернулся и начал взбираться на холмы, находясь так близко, как это возможно, к линии берез, чтобы не цепляться за низко растущие ветви или или не свалится по склону . Другие делали то же самое, кричали на лошадей, чтобы те не останавливались, таким темпом они мчались вверх по склону.
Роран бросал взгляды на Манделя, ехавшего справа от него; Мандель приник к шее свой пестрой лошади с диким выражением на лице. Молодой человек произвел впечатление на Рорана своей стойкостью и силой духа за прошедшие три дня. С тех пор, как отец Катрины, Слоан, предал жителей Карвахолла и отца Манделя, Мандель из кожи вон лез, чтобы доказать, что он в таком же положении как и все жители деревни; он с честью сражался в последних двух сражениях между Варденами и Империей.
Толстый сук приближался к голове Рорана. Он нагнулся, слыша и чувствуя как сухие прутики дотронулись до его шлема. Разорванный лист упал на правый глаз Рорана, но порыв ветра унес его.
Дыхание мерина становилось все более тяжелым, они продолжали подниматься вверх по склону холма. Роран посмотрел через плечо и увидел, что стая гончих отстовала от них менее чем на четверть мили. Еще несколько минут и они настигнут лошадей.
Черт возьми, подумал Роран. Его взгляд метался назад и вперед сквозь плотный строй деревьев слева от него и травянистый холм справа от него, в поисках чего-нибудь , что могло бы помочь им скрыться от преследователей.
Он был c такой туманной головой от усталости что, он чуть было не заметил это.
Ярдах двадцати впереди, кривой след оленя спускался вниз по склону холма, на его пути, а затем скрывался среди деревьев.
«Хэй!…Хэй!» кричал Роран , откинувшись назад на стременах и взяв в руки поводья .Мерин замедлился до рыси, протестующе фыркнув взбрыкнув своей головой, едва не засадив ему между зубов. «О, нет, вы не сможете», Роран зарычал, и еще сильнее потянул за поводья.
«Быстрее! — он обратился к остальным членам группы, повернул своего коня и вошел в чащу. Здесь было прохладно, почти холодно, что было огромным облегчением, поскольку Рорану было очень жарко. У него было всего лишь мгновение, чтобы насладиться ощущением, так как конь поскакал вниз по берегу реки, чтобы напиться. Опавшие листья шуршали под его копытами. В попытке не упасть с коня, Рорану пришло полностью прижаться к спине коня, его ноги быстро бились, а колени были плотно прижаты к бокам лошади.
Когда они достигли нижней части ущелья, скакун помчал по каменистому дну ручья, брызги воды поднимались выше колен Рорана. Он остановился на противоположном берегу, чтобы удостоверится, что другие по прежнему с ним. В этот момент все они пробирались вниз сквозь деревья.
В том месте, где они вошли в чащу слышался лай собак.
«Нам придется вернуться и сразиться» подумал он.
Он снова повернулся и отъехал чуть дальше от потока, карабкаясь по мягкому замшелому склону они продолжали оставлять за собой цепочку следов
Недалеко от потока были заросли папоротников, и весьма густые. Роран приметил упавшее дерево и подумал, что оно могло бы служить временным барьером, если оттащить его куда следует
«Остается только надеяться, что среди них нет лучников» подумал он
Он махнул своим людям: «Сюда!»
Управляя поводьями, он повел лошадь в заросли папоротника, затем выбрался из седла, по прежнему держась за лошадь. Когда его ноги коснулись земли он пошатнулся, устояв на ногах только потому, что продолжал держаться за лошадь. Он поморщился и прижался лбом к крупу лошадь, дрожь в ногах постепенно начала проходить.
Остальная часть группы столпилась вокруг него,наполняя воздух вонью пота и звоном упряжи.Лошади вздрагивали,грудь вздымалась и желтая пена капала из уголков рта.
-Помоги мне. — сказал он Балдору, и указал на упавшее дерево.
Они взялись своими руками за толстый конец бревна и потянули его от земли.Роран стиснул зубы,когда его спина и бедра заныли от боли.Езда во весь опор в течение трех дней в сочетании с меньше чем с тремя часами сна на каждые двенадцать, проведённых в седле — сделала его пугающе слабым.
» Я мог бы с таким же успехом вступить в бой пьяным, больным или избитым», — Роран положил бревно и выпрямился.
Шесть человек расположились перед лошадьми, стоящими около примятого папоротника. Вне лощины, охотничьи крики казались громче, чем когда-либо, их крики эхом отдавались от деревьев.
Роран напрягся и поднял свой молот повыше. Сквозь громкий лай собак он услышал ритмичную мелодию на древнем языке, исходящей от Карна, и от силы содержащейся в этих словах у Рорана по спине побежали мурашки. Заклинатель произнес несколько коротких строк,говоря так быстро, что его слова соединялись в неясный лепет. Как только он закончил, он указал на Рорана и других, и напряженно прошептал — Ложись!
Без лишних раздумий Роран опустился на корточки. В очередной раз, он проклинал судьбу за то что не мог пользоваться магией самостоятельно. Из всех навыков которые мог иметь воин, этот был самый наиболее полезен, его отсутствие остовляла Рорана на милость тех кто мог изменить мир не больше чем с помощью слова
Папоротник перед ним зашелестел и покачнулся, а затем собака сквозь листву толкнула его черным кончиком морды на которой дергался ее нос. Делвин хмыкнул и занес свой меч намереваясь отрубить собаке голову, но Карн зашипел и махал руками до тех пор пока Делвин не опустил свой клинок
Пес обнюхивая его лоб, выглядел явно озадаченным. Он принюхался еще раз затем облизал его налитые кровью щеки, пурпурным языком, и удалился
Как только собака скрылась из виду, Роран, задержавший дыхание, медленно выдохнул. Он посмотрел на Карна и приподнял бровь, в надежде получить объяснения, но Карн только покачал головой и прижал палец к губам.
Несколько секунд спустя еще две собаки прошли через их подлесок, осматривая ложбину, и после короткого времени они скрылись из виду.
Пока он сидел в укрытие, Роран заметил, что его штаны блестели от нескольких темных пятен на внутренней стороне бедра. Он провел по ним, и его пальцы окрасились в кровь. Каждое пятно отмечало место волдыря. Но они были не единственными; Роран чувствовал волдыри на своих руках — там, где поводья натерли участок между большим и указательным пальцами; и на своих ногах — пятка, натертая от каблука; и в других, еще более неудобных местах.
С выражением отвращения, он вытер пальцы о землю. Он посмотрел на своих людей, на то, как они притаились и опустился на колени, и он увидел дискомфорт на их лицах,когда они двигались.Они были не в лучшем состоянии чем он.
Роран решил, что когда в следующий раз они остановятся на ночлег, он попросит Карна вылечить свои раны. Если маг окажется слишком уставшим, Роран воздержится от исцеления своих ран, он предпочтет терпеть боль, чем позволит Карну тратить силы прежде чем они достигнут Эроуза, Роран считал что навыки Карна могут оказаться весьма полезными при штурме города.
Мысли о Эроузе и осаде, которую он должен был как-то выиграть, заставили Рорана прижать свободную руку к груди, чтобы проверить, что письмо, содержащее приказы, которые он не мог прочесть, и доверенность, которая вызывала сомнения, в том, что он сможет ее оправдать, все еще были благополучно скрыты в его тунике. Они были там.
После нескольких долгих, напряженных минут, одна из собак начала взволнованно лаять где-то среди деревьев выше по течению. Другие собаки бросились в этом направлении и возобновили свой громкий лай, что означало, что они находятся в непосредственной близости от своей добычи.
Когда лай смолк вдали, Роран медленно выпрямился во весь рост и оглядел деревья и кустарники. — Чисто — сказал он, все еще приглушенным голосом
Пока остальные стояли, Хамунд — высокий, лохматый, с глубокими морщинками вокруг рта, хотя он был всего лишь на год старше Рорана — повернулся к Карну и, нахмурившись, сказал: — Почему ты не сделал этого раньше, вместо того, чтобы заставлять нас ездить по округе и чуть не сломать шею, спускаясь по холму? — Он замолчал и собрался возвращаться к ручью.
Карн ответил таким же сердитым голосом:
— Потому что я не подумал об этом тогда, вот почему. Учитывая то,что я избавил вас от неудобств с множеством отверстий в вашей спине, думаю, вы могли бы хоть немного поблагодарить меня».
«Так ли это?Ну,я думаю вы должны тратить больше времени на заклинания когда мы уже на полпути,кто знает где и….»
Опасаясь что их доводы могут обернуться опасностью,Роран встал между ними и сказал КАРНУ:»Ты можешь скрыть нас от охранников?»
Карн покачал головой. «Мужчин сложнее обмануть, чем собак.» Он перестал пренебрежительно смотреть на Хамунда. «Большинство из них, по крайней мере. Я могу скрыть нас, но я не могу скрывать наши следы. «И он указал в сторону тропинки из затоптанных папоротников, а также следов копыт, впечатавшихся во влажную почву. «Они знают, что мы здесь. Мы скроемся, прежде чем они увидят нас, но собаки почуют нас и они…»
«По коням!» — приказал Роран
Бормоча вперемешку ругательства и проклятия, мужчины взобрались обратно на коней. Роран оглянулся на заросли в последний раз, чтобы убедиться, что они ничего не забыли, и осадив коня,направил скакуна вперед — во главу группы всадников.
И вместе они выскочили из-под тени деревьев далеко от ложбины,продолжая тем самым свое, казалось бы, бесконечное путешествие в Эроуз. Что он будет делать, как только они доберутся до города, Роран не имел ни малейшего представления.