Глава 16. Эроуз — Книга Эрагон 4

Было утро, когда Роран и его люди достигли шатров у дороги. Лагерь казался серым и расплывчатым, что уменьшало видимость. В миле отсюда на юге находился город Эроуз, но Роран смог различить только общие очертания: стены, белые как снег, лестничные площадки с пролетами и много плотно построенных каменных башен.
Роран держался за седло, когда они скакали в лагерь, их лошади выглядели уставшими. Патрульный — мальчик — подбежал к Рорану и схватил уздечку в руки, натягивая ее, пока лошадь не остановилась.
Роран уставился на мальчика, не уверенный, что только что произошло, и после долгой паузы прохрипел: «Приведите мне Бригмана».
Не говоря ни слова, мальчик стал между палатками, поднимая босыми пятками пыль.
Рорану казалось, что он ждал около часа. Тяжелое дыхание лошади соответствовало движению крови в его ушах. Когда Роран смотрел на землю, голова начинала кружиться. Где-то послышался звон шпор. Приблизительно дюжина воинов столпилась вокруг, облокотившись на копья и щиты, их лица выражали любопытство.
Через весь лагерь к Рорану шел широкоплечий мужчина, оприраясь на свое копье. У него была большая, густая борода, и на ней блестели капелки пота — то ли от боли, то ли от температуры.
— Это ты, Молот? — спросил он.
Роран проворчал соглашаясь. Он отпустил седло, опустил руку в карман рубахи и протянул Бригману помятый прямоугольник пергамента с приказами Насуады.
Бригман сломал восковую печать ногтем. Он прочитал послание, потом опустил его и посмотрел на Рорана безразличным взглядом.
«Мы ждали тебя» — сказал он.
«Один из заклинателей Насуады связался со мной четыре дня назад и сказал, что ты ушел, но я не думал, что ты прибудешь так скоро»
«Это было непросто», сказал Роран.
Верхняя губа Бригмана дергалась. — Да, я уверен, что так и было…сэр. Он вернул пергамент. — Молот, мужчины под твоим командованием. Мы собирались начать атаку у западных ворот. Возможно, вы собирались привести это к исполнению? — Вопрос был наполнен ядом.
Мир словно покачнулся, и Роран схватился за седло. Он так устал, чтобы препираться с кем-либо.
— Прикажите им отступить на день, — сказал он.
— Вы растеряли свое остроумие? Как еще мы можем захватить город? Подготовка заняла у нас целое утро, и я не собираюсь сидеть, и крутить своими пальцами, пока вы будете отдыхать. Насуада ожидает, что мы закончим осаду в течение нескольких дней, и клянусь Энгвардам, я ее закончу!
Очень тихим голосом, чтобы только Бригман смог услышать, Роран прорычал: — Ты прикажешь воинам прекратить или я растяну тебя за лодыжки и отхлестаю за неисполнение приказов. Я не начну ни какой атаки, пока не отдохну и не проанализирую ситуацию.
-Вы глупец, вы. Это было бы — —
-Если Вы не можете держать язык за зубами и исполнять Вашу обязанность, я буду побеждать Вас непосредственно прямо здесь и сейчас.-
Ноздри Бригмена раздулись. -В Вашем государстве? У вас не было бы шанса.-
— Вы ошибаетесь, — сказал Роран. И он был прав. Роран не был уверен в том, как он мог бы победить Бригмана прямо сейчас, но в глубине души чувствовал, что смог бы.
Казалось, Бригман боролся с собой. — Прекрасно, — выплюнул он. — Не было бы правилным, если бы солдаты увидели, как мы валяемся в грязи. Мы останемся на месте, если ты хочешь, но не я буду ответственным за потраченное зря время. Это будет на твоей совести, не моей.
— Как всегда, — сказал Роран, и его горло отозвалось болью, когда он наклонился с коня. — Так же, как вы ответственны за беспорядок, созданный из этой осады.
Бригман нахмурил брови, и Роран понял, что неприязнь Бригмана к нему превратилась в ненависть. Он сожалел, что он не выбрал более дипломатичный ответ.
-Твоя палатка там.
Было ещё утро, когда проснулся Роран
Мягкий свет распространялся по палатке, поднимая ему настроение. На мгновение, Рорану показалось, что он спал только несколько минут. Потом он понял, что свет был более ярким, чем раньше.
Он проклинал себя, сердитый на то, что позволил себе спать так долго.
Тонкое одеяло накрывало его, не нужное при такой южной погоде, особенно с тех пор как Роран надел свои ботинки и одежду. Справившись, он сел прямо.
Стон вырвался из легких, поскольку, казалось, что его тело разорвали на мелкие кусочки. Он лег и начал схватать воздух. Вскоре начальный шок спал, но оставил после себя множество пульсирующих болей — одна хуже другой.
Ему понадобилось несколько минут, чтобы собраться с силами. С огромным усилием, он перевернулся на бок и спустил ноги с края кровати.Он остановился, чтобы перевести дыхание перед тем, казалось бы, невыполнимую задачу стоя.
Поднявшись на ноги, он кисло улыбнулся. День обещал выдаться интересным.
Остальные уже встали и ждали его, когда он вышел из палатки. Они выглядели измученными и уставшими; двигались они, так как он. После приветствий, Роран дотронулся до бинта на предплечье Дельвина, в том месте, где управляющий таверны порезал его тесаком. — Боль прошла?
Дельвин пожал плечами. — Не все так плохо. Я потерплю, если будет нужно.
Хорошо.
Что вы собираетесь делать в первую очередь? спросил Карн.
Роран по восходящему солнцу рассчитал, сколько времени осталось до полудня.
— Прогуляемся, — сказал он.
Начиная с центра лагеря, Роран расставил своих товарищей вверх и вниз в каждом ряду, осматривая их состояние и состояние оружия. Иногда Роран останавливался, чтобы поговорить с солдатом, а затем двигался дальше. В большинстве случаев воины унывали, но он заметил, что их настроение, как ему казалось, улучшалось, когда они видели его.
Прогулка Рорана закончилась на южной стороне лагеря, как он и планировал. Здесь он и остальные остановились, чтобы посмотреть на внушительное сооружение, которым был Эроуз.
Город был построен в два уровня. Первый был низкий и широко простирался, он содержал большинство зданий, в то время как второй, меньшего уровня, занимал вершину длинного и осторожного подъема, эта вершина была самой высокой точкой на многие мили вокруг. Город был окружен стеной на обоих уровнях. Пять ворот виднелись на наружной стене: двое из них открыты для дорог, которые ведут в город — одни с севера, другие — с востока, остальные трое находились непосредственно над каналами, которые текли на юг, в город. С обратной стороны Эроуза лежало неспокойное море, куда предположительно впадали каналы.
По крайней мере у них нету рва, подумал он.
Северные ворота были покрыты шрамами, несомненно нанесенными тараном, а земля перед воротами была изодрана, в чем Роран признал следы битвы. Три катапульты, четыре баллисты, подобное он уже видел во время плавания на Крыле Дракона, еще две ветхие осадные башни были выстроены напротив городской стены. Горстка людей находившихся не далеко от боевых орудий, курили трубки и играли к кости на кожаной тряпице. Орудия казались ничтожными по сравнению с монолитной массой городских стен.
Низкое окружение равнины Эроуза клонилось вниз к морю. Сотни ферм усеивали зеленую равнину, каждый имевший деревянный забор и по крайней мере одну соломенною хижину. Роскошные здания стояли тут и там: растягивая каменные поместья, защищенные их собственными высокими стенами и, Роран принимал их как за собственных охранников города. Без сомнения они принадлежали дворянам Эроуза, и возможно определенно богатым торговцам.
— Что ты об этом думаешь? — спросил он Карна.
Маг покачал головой и опустил глаза, выглядя еще более печальным, чем обычно. «С тем же успехом, мы могли бы сражаться с горой».
— Действительно,- заметил Бригман, подходя к ним.
Роран держал его собственные наблюдения при себе; он не хотел, чтобы другие знали, насколько обескураженный он был. Насуада безумна, если она полагает, что мы можем захватить Эроуз только с восемьюстами войнами. Если бы у меня было восемь тысяч, и Эрагон с Сапфирой. Но не так…
Все же он знал, что нужно найти способ, хотя бы ради Катрины, если не ради чего-то еще.
Не смотря на Бригмана, Роран попросил его:
— Расскажи мне об Эрроуз.
Бригман повертел свое копье несколько раз, прежде чем вонзить его в землю. Он ответил: «Гальбаторикс словно предвидел что-то, он следил за тем, что бы город был полностью обеспечен припасами, еще до того, как мы перекрыли пути снабжения из империи. Как вы видите, в воде у них также нет недостатка. Даже если мы перекроем каналы,у нх все равно останется несколько источников и колодцев внутри городских стен. Они вполне могут продержаться до зимы, если не больше, хотя Держу пари, они изрядно хлебнули лиха. прежде чем так приготовится. Кроме того, Гальбаторикс увеличил гарнизон Эроуза более чем в два раза, по сравнению с обычным числом солдат».
-Откуда ты знаешь?
— Информатор. Тем не менее, он не имел хорошего представление о военной стратегиеи, и представил нам слишком заниженную оценку сил Эроуза.
— А.
«Кроме того, он обещал нам, что сможет отправить небольшой отряд людей в город под покровом темноты.»
-И?
— Мы ждали, но он так и не появился, а на следующее утро мы увидели его голову на парапете. Она всё ещё там, у восточного входа.
— Вот как… А существуют ли другие входы кроме этих пяти?
— Да, еще три. В доках есть водные ворота, достаточно широкие, чтобы все три ряда могли пройти сразу, и сухопутные ворота, для людей и лошадей, рядом с ними. Также есть другие сухопутные ворота там — он показал на западную часть сторону города — такие же,как и эти.
— Могут ли какие-то ворота из них быть разрушены?
— Не так быстро. С берега у нас недостаточно места для нормального маневрирования или для выхода из-под возможного обстрела солдат. Это оставляет нам эти ворота и западные. Рельеф вокруг города практически везде одинаков,за исключением берега. Поэтому я решил сконцентрировать наше нападение на ближайших воротах.
— Из чего они сделаны?
«Железо и дуб. Они будут стоять сотни лет,если мы их не сбросим»
— Они защищены какой-либо магией?
Я не знаю, в виду того что Наусада не сочла нужным отправить с нами хотя бы одного из своих магов. Но Халстед …
— Халстед?
— Лорд Халстед, правитель Эроуз. Вы, должно быть слышали о нем.
-Нет.
Последовала короткая пауза, в которой Роран ощутил все более растущую к нему неприязнь Бригмана. Затем он продолжил:
— У Халстеда есть свой маг: значит болезненно выглядещее существо, которое мы видели на вершине стены был он, который бормоча какие-то заклинания себе в бороду, пытался сбросить нас вниз. Он кажется не сильно владеет магией, потому что ему не очень везло, за исключением двух мужчин, которых он сумел поджечь, во время тарана.
Роран обменялся взглядами с Карном, казавшимся даже более взволнованным, чем прежде но решил, что будет лучше обсудить это наедине.
-Выходит, было бы легче пройти через те ворота в доках? — спросил он.
— Вы так уверены? Посмотрите, как глубоко они встроены в стену. К тому же, над входом куча щелей и люков,чтобы у них была возможность лить кипящую смолу, кидать камни или стрелять из арбалетов в любого, достаточно глупого, чтобы рисковать подобраться к ним.
— Ворота не могут быть цельными по всей площади,иначе они перекроют воду.
— Вы правы. Ниже поверхности ворот есть решетка из дерева и металла с достаточно большими отверстиями, чтобы не препятствовать потоку воды.
— Понятно. Ворота держат опущенными в воду большую часть времени,даже когда Эроуз не в осаде?
Ночью почти наверняка, но я считаю, что они открыты в течении светлого времени суток.
— Нда, А как насчет стен?
Бригман передвинулся.
— Гладко отполированный гранит, и , так плотно прилегающий, что даже лезвие ножа не просунешь между блоками. Гномья работа,я думаю, еще до падения Всадников. Я также предполагаю,что стены заполнены щебнем, но не могу сказать точно,так как мы до сих пор не сломали наружную часть стен. Стены распространяются по крайней мере на двенадцать футов под землей и, вероятно, больше,что означает, что мы не можем прорыть туннель под ними или ослабить их подрывами.
Выходя вперед, Бригмэн указал на поместья севера и запада.
-Большинство дворян отступило в Эроуз, но они оставили мужчин, чтобы защитить их собственность. Они дали нам некоторую проблему, нападая на наших разведчиков, крадя наших лошадей, такого рода проблемы. Мы захватили два поместья вначале — он указал на пару разочарованной шелухи на расстоянии в несколько миль, — Но нападение на них было большей проблемой, чем это стоило, таким образом, мы уволили их и поместили их в факел. К сожалению, у нас нет достаточно мужчин, чтобы обеспечить отдых остальным.”
Болдор сказал:

-Почему каналы прорыты в Эроуз? Не выглядит, как будто они используются для того, чтобы полить зерновые культуры.
— Вода вам здесь нужна,парень,не больше чем фермерам с севера нужна повозка в снег во время зимы. Их больше волнует как остаться сухими.
-Тогда, для чего они используются?- спросил Роран- И где они берут начала? Вы не можете ожидать, что я буду полагать, что вода идёт из Реки Джиет, она находится очень много лиг далеко отсюда.
-Едва, — насмехался Бригман-Есть озера в болотах к северу от нас. Это — солоноватая, вредная вода, но люди здесь приучены к ней. Единственный канал несет это от болот до пункта на расстоянии в приблизительно три мили. Там канал делится на эти три этих, которые Вы видите здесь, и они переезжают серию падений, которые приводят в действие заводы, которые размалывают муку для города. Крестьяне везут свое зерно на заводы во время жатвы, и затем мешки муки загружают на баржи и переправляют в Эроуз. Это -. Также удобный способ переместить другие товары, как древесина и вино, от замков до города
Roran потер заднюю часть своей шеи, в то время как он продолжал исследовать Эроуз. То, что Бригмэн рассказал ему, заинтриговало его, но он не был уверен, как он мог помочь.
-Есть ли что-либо еще значимое в окружающей сельской местности?- спросил он.
-Только шахта сланца дальше на юг вдоль побережья.
Он проворчал, все еще думая.
— Я хочу посетить заводы,”- сказал он. — Но сначала я хочу услышать полный отчет Вашего пребывания здесь, и я хочу знать, как хорошо обеспеченны мы во всем от стрел до булочек.
— Если Вы будете проследуете за мной …Молот.
В следующий час Роран потратил на обсуждение с Бригмэном и двумя из его лейтенантов, слушая и задавая вопросы, когда они пересказывали каждое из нападений, они начали с городских стен, так же как каталогизации поставок запасов , оставленных воинам под его командой.
По крайней мере, мы не нуждаемся в оружии, Роран думал, когда он посчитал число мертвых. Все же, даже если Насуада не установила срок на его миссию, у мужчин и лошадей не было достаточного количества еды, чтобы остаться лагерем перед Эроуз в течение больше чем другой недели.
Он узнал многие факты и цифры из свитков,которые увязались с помощью Бригмана и его помощников. Роран старался скрыть тот факт, что он не способен расшифровать ряды угловых черных меток, настаивая на том, чтобы люди читали все это ему. Но его раздражало то, что он был во власти других людей. Он понял,что Насуада была права.
— Я должен научиться читать,иначе я не могу заметить, как кто-то соврет мне, рассказывая о написанном одно или другое…Может Карн сможет научить меня по возвращению к варденам..
Чем больше Роран узнавал об Эроузе,тем больше он начинал симпатизировать тяжелому положению Бригмана; захват города был непростой задачей с неочевидным решением. Несмотря на свою неприязнь к нему, Роран думал,что капитал сделал все возможное, что можно было ожидать при таких обстоятельствах. Молот верил,что Бригман потерпел неудачу не потому, что он был некомпетентным командиром,а потому, что ему не хватало двух качеств, которые были у Рорана: смелость и воображение.
После ознакомления с ситуацией, Роран и его пятеро товарищей поехали с Бригманом, что осмотреть стены и ворота Эроуза с более ближнего, но, тем не менее, безопасного расстояния. Сидеть в седле снова было невероятно болезненным для Рорана, но он не жаловался.
Как только кони миновали уложенную камнем дорогу рядом с лагерем и направились рысью к городу, Роран заметил, что их копыта издают своеобразный звук. Он вспомнил, когда слышал похожий звук, и был им обеспокоен во время последнего дня пути.
Посмотрев вниз, он увидел, что плоские камни, которые составляли поверхность дороги, казалось, были по краям вымощены серебром, жилы которого формировали путанный узор.
Роран подозвал Бригмана и спросил его об этом,после чего Бригман прокричал:
— Здесь используют грязь для слабого строительного раствора, так что вместо него они скрепляют камни свинцом!
Сначала Роран не поверил, но Бригман казался серьезным. Он подумал, что если каждый металл будет так часто встречаться, то люди будут растрачивать его на строительство дорог.
Так что они продолжили скакать рысью по каменной дороге и направились к сверкающему городу за ее пределами.
Они очень внимательно изучили защиту Эроуза. Но близкий осмотр не показал ничего нового и только укрепил мнение Рорана о том, что город был почти неприступным.
Он направил своего коня к Карну. Маг смотрел на Эроуз стеклянным взглядом, молча шевеля губами, как будто разговаривал сам с собой. Роран подождал пока маг не замолк, затем тихонько спросил: «Наложены ли на ворота какие-либо заклинания?»
«Я думаю да», ответил Карн, таким же приглушенным голосом, «Но я не уверен в их количестве и предназначениях. Мне нужно больше времени, чтобы проанализировать их.»
— Почему это так сложно?
«На самом деле это не так сложно. Большинство заклинаний легко обнаружить, если конечно кто-то не приложил усилия, чтобы скрыть их, и даже тогда, магия обычно оставляет некоторые выделяющиеся следы, если знаешь, что ищешь. Меня беспокоит то, что одно или несколько заклинаний могут оказаться ловушками, мешающими магам вмешиваться в чары ворот. Если это так, и я затрону их напрямую, а я уверен что затрону их, и тогда кто знает, что может от этого произойти? В результате этого я мог бы раствориться в лужу прямо на ваших глазах. Я предпочел бы это избежать, если есть другой путь. »
— Ты хочешь остаться здесь пока мы заканчиваем обход?
Карн покачал головой:
— Я не думаю, что было бы целесообразно оставить вас без присмотра, пока мы далеко от лагеря. Я вернусь сюда после захода солнца и посмотрю, что могу сделать. Кроме того, было бы легче, если бы я был ближе к воротам, но я не смею подойти ближе сейчас, пока я на виду у часовых «.
— Как хочешь.
Как только Роран удовлетворился тем, что они узнали из обхода вокруг города всё что могли, он приказал Брингману привести их к ближайшему скоплению мельниц.
Они оказались намного более значительными, чем их описывал Брингман. Вода по каналу текла из трех двадцатифутовых водопадов. У подножия каждого из которых было водяное колесо, увешанное ведрами. Колеса были соединены осями с тремя одинаковыми зданиями, которые располагались одно за другим вдоль упорядоченных блоков, в которых находились массивные жернова, используемые для производства муки жителей Эроуз. Хотя колеса двигались, Роран решил, что они не связаны со сложными механизмами внутри зданий, так как он не слышал гул работы жерновов.
Он спустился к самой низкой мельнице и пошел вверх по тропинке между домами, разглядывая ворота шлюз, которые были выше водопадов и которые контролировали количество воды, выпускающееся в них.
Ворота были открыты, но глубокий бассейн с водой по-прежнему лежал под каждой из трех медленно вращающегося колеса.
Он остановился на полпути к вершине холма и опустился на край мягкой, поросшей травой насыпи, и скрестив руки на груди, опустил свой подбородок, пока думал как ему захватить Эроуз. Он был уверен, что есть какая-то хитрость или стратегия, которая позволит ему взломать город, как спелую тыкву, но решение пока ускользало от него.
Он размышлял до тех пор, пока не устал от мыслей. Тогда он прислушался к звукам поворота осей мельницы и плеску падающей воды.
Эти звуки успокоили Рорана, хотя чувство тревоги все еще не ушло. Место напомнило ему мельницу Демптона в Теринсфорде, куда он ушел работать в день, когда раззаки сожгли его дом и подврегли пыткам Гэрроу, отца Рорана, смертельно ранив его.
Роран пытался игнорировать свои воспоминания, но это не получилось, оставив неприятное ощущение в желудке.
— Если бы я только подождал несколько часов, прежде чем уйти, я мог бы спасти его.. — подумал он. Затем Роран ответил сам себе,руководствуясь более практичной частью своего «Я»:
— Да, и раззаки убили бы меня прежде, чем я смог бы поднять руку. Без Эрагона, который мог защитить меня, я был бы беспомощен, как новорожденный.
Бесшумно Балдор присоединился к нему на краю канала.
— Все интересуются: есть ли у тебя план? — спросил он.
— У меня есть идеи, но не план. А у тебя?
Балдор скрестил руки на груди:
— Мы можем подождать пока Насуада отправит Эрагона с Сапфирой к нам на помощь.
Роран фыркнул.
Некоторое время они наблюдали как под ними текла вода. Затем Балдор сказал:
— Что если мы просто предложим им сдаться? Может быть они настолько сильно испугаются, когда услышат ваше имя, что распахнут ворота, упадут на колени и будут молить о пощаде?
Роран кратко усмехнулся.
— Я сомневаюсь, что слух обо мне достиг Эроуза. Тем не менее… — он провел пальцем по бороде. — Стоит попробовать, вывести их из равновесия, если ничего больше нет.
— Даже если мы получим проход в город, то мы не сможем провести по нему много людей?
— Может быть, а может быть и нет.
Возникла пауза, затем Балдор произнес:
— Как же далеко мы зашли.
— Ага
Снова был слышен только звук поворачивающихся мельничных колес и падающей воды. Наконец,Балдор сказал:
— Снега не должны таять здесь так же сильно, как дома, в Карвахолле. В противном случае, весной, колеса были бы наполовину под водой.
Роран покачал головой.
— Это не имеет значения, сколько снега или дождя будет. Шлюзы используются для ограничения количества воды, которая течет над колесами, поэтому они не вращаются слишком быстро.
— Но что будет когда вода поднимется до верхней части ворот?
— Будем надеяться, что день шлифования будет закончен к тому времени, но в любом случае, вы разъедините шестерни, поднимите ворота, и …- Роран затих, как вдруг серия изображений промелькнуло в его голове, и все его тело наполнилось теплом, как если бы он выпил целую кружку меда одним глотком.
-Могу ли я?, — Он думал нестадартно.
-Может ли это сработать или… Это не важно. Мы должны попытаться. Что мы еще можем сделать?
Роран вышел к центру дамбы, которая удерживала центральный пруд, и понял, что спицы, торчащие из высокого деревянного винта, используются для подъема и спуска шлюза ворот. Винт был тугой и трудно двигался, даже когда он подставил плечо и толкнул его со всей силы.
— Помоги мне, — сказал он Балдору, который остался на насыпи, с недоумением наблюдая за происходящим.
Балдор осторожно пробрался к Рорану. Вместе им удалось закрыть шлюз. Затем, отказавшись отвечать на какие-либо вопросы, Роран настоял на том, чтобы проделать то же самое с самыми верхними и самыми нижними воротами.
Когда все из трех ворот были плотно закрыты, Роран вернулся к Карну, Бригману и остальным, и жестом показал им слезать с лошадей и собираться вокруг него. Он стучал верхушкой своего молота, пока стоял в ожидании, внезапно почувствовав необоснованное нетерпение.
— Ну,зачем это все? — требовательно сказал Бригман, как только они собрались.
Роран взглянул каждому из них в глаза, чтобы убедиться, что они внимательно слушают, и сказал:
— Верно, это то, что мы намереваемся сделать — И он начал рассказывать, быстро и напряженно, поскольку целых полчаса подробно объяснял всем что с ним произошло там. Пока он говорил, Мандель начал улыбаться, он заметил , как Балдор, Делвин и Хамунд также заинтересовались, взволнованные дерзким характером плана, хотя они по-прежнему были более серьезными.
Их ответ удовлетворил Рорана. Он сделал многое, чтобы завоевать их доверие и был рад знать, что все еще мог рассчитывать на их поддержку. Его единственный страх состоял в том, что он боялся подвести их, лишь страх потерять Катрину страшил его больше.
Карн казалось не особо был спокоен. Этого Роран ожидал, но сомнения мага было ничто в сравнении со скептицизмом Бригмена.
Ты с ума сошел! воскликнул он как только Роран закончил. Это никак не получится.
— Возьми свои слова обратно! — сказал Мандель и, сжав кулаки, прыгнул вперед.
— Почему Роран выиграл больше сражений, чем ты, когда либо участвовавший в них, и он сделал это без всех твоих воинов, которые у тебя были!
Бригман зарычал, его верхняя губа, вьющаяся как змея. — Ты маленький щенок! Я преподам тебе урок уважения, который ты никогда не забудешь.
Роран толкнул Манделя в спину, прежде чем он напал бы на Бригмана.
— Эй! — прорычал Роран — Ведите себя прилично.
С недовольным видом, Мандель прекратил сопротивляться, однако продолжал сердито поглядывать на Бригмана, который в отмеску посмеивался над ним.
— Это диковинный план, чтобы быть уверенным в нем, — сказал Делвин, — но пока что, ваши диковинные планы сослужили нам хорошую службу в прошлом. Другие мужчин из Карвахола издали звуки одобрения.
Карн кивнул и сказал: — Может быть это и будет работать, и, возможно что нет. Я не знаю. В любом случае, это наверняка застанет наших врагов врасплох, и я должен признать, мне весьма любопытно посмотреть, что произойдет. Ничего подобного никогда не пробовали раньше.
Роран слегка улыбнулся. Обращаясь к Бригману, он сказал: — Чтобы, как и прежде, теперь, когда бы с ума. У нас есть только два с половиной дня, чтобы захватить Эроуз. Обычные методы не помогают, поэтому мы должны использовать чрезвычайно опасные.
— Может быть,- пробормотал Бригман, — но это веселое предприятие, которое может убить много хороших людей по причине желания продемонстрировать свой ум.
Его улыбка увеличилась, Роран двинулся к Бригману и теперь только несколько сантиметров разделяли их.
— Вы не должны соглашаться со мной, Бригман, вы только должны сделать то, что вы сказали. Теперь вы будете следовать моим приказам или нет?
Воздух между ними стал теплее из-за их дыхания и тепла от их тел. Бригман стиснул зубы и махнул копьем еще более энергично, чем раньше, но его взгляд дрогнул, и он отшатнулся. «Членовредительство» сказал он. «Я буду подчинятся тебе Молот, если так нужно, но там узнают об этом достаточно скоро, теперь ты главный, но скоро тебе предстоит отвечать за свои решения».
«Пока мы не захватим Эроуз», — подумал Роран, — «Я не успокоюсь».
— Поднимайтесь! — крикнул он. — У нас много работы и очень мало времени! Активней, активней, активней!