Глава 19. Друг мой — враг мой — Книга Эрагон 4

Этой ночью, сон Рорана был неглубоким и беспокойным. Зная важность предстоящей битвы, и возможность быть раненым в боевых действиях, не давало полностью расслабиться как это обычно бывало до этого. Эти две мысли вызвали форму линей вибрирующего давления между головой и основания позвоночника, линии которые вытащили его из темных и странных предчувствий.
В результате, он быстро проснулся, когда слабый глухой стук раздался снаружи.
Он открыл глаза и пристально посмотрел на часть палатки над головой. Из-за слабой полоски света оранжевого факела, которая просачивалась через зазор между завесами на входе, было едва видно убранство палатки. Воздух был холодным и кожа подмерзла, как будто он был похоронен в пещере глубоко под землей. В любом случае это было рано, очень рано. Уже даже ночные животные вернулись бы в свои логова и спали. Никто не должен быть в курсе, кроме часовых, а часовые были размещены не подалёку в своей палатке.
Пока Роран слушал разные шумы, он успокоил свое дыхание, сделав его медленным и тихим, как мог. Самым громким был стук собственного сердца, сильное и быстрое, так как линия напряжения бренчала в нем как лютня, с сорванным струнами.
Прошла минута.
Потом другая.
Когда он уже начал думать, что не было причин для тревоги и стук сердца стал успокаиваться, тень легла перед палаткой, заслоняя свет от факелов.
Пульс Рорана забился ускорился, сердце билось так, словно оно хотело выскочить из груди. Кто бы это ни был, он явно пришел не для того, чтобы поднять для нападения на Эроуз, или не рассказать разведочные данные; они бы назвали его имя и вошли открыто.
Черной перчаткой, чуть темнее, чем окружающий полумрак, скользнула между завесами входа, и нащупала завязки, которые держали их закрытыми.
Роран открыл рот, чтобы поднять тревогу, но передумал. Было бы глупо терять преимущество внезапности. Кроме того, если злоумышленник узнал, что он замечен, он мог бы запаниковать, а паника может сделать его еще более опасным.
Правой рукой, Роран аккуратно вытащил кинжал из-под свернутого плаща, который использовался как подушка, и спрятал оружие на коленях, в складках одеяла. Другой рукой он схватил край одеяла.
Контур (дословно Обод) золотого света, очертил злоумышленника, когда тот проскользнул в палатку. Роран увидел, что это мужчина, одетый в куртку из мягкой кожи, но без доспехов или кольчуги. Затем завеса закрылась, и полумрак окутал их снова.
Безликая фигура стала подкрадываться в сторону, где лежал Роран.
Роран чувствовал, что вот-вот упадет в обморок от недостатка воздуха, так как по-прежнему сдерживал дыхание, что бы казаться спящим.
Когда неизвестный был на полпути к кровати, Роран скинул одеяло и бросил его на человека, и, с диким криком, прыгнул к нему, направляя кинжал для удара в живот.
— Подожди! — Воскликнул мужчина. Удивленный Роран отпустил руку, и они оба упали на землю вместе.
— Друг! Я друг!
Спустя полсекунды, Роран ахнул, когда почувствовал два сильных удар в левую почку. Боль почти выбила его, но он заставил себя откинуть нападавшего, и попытался сохранить небольшое расстояние между ним.
Роран поднялся на ноги, и еще раз ударил нападавшего, который все еще изо всех сил пытался освободиться от одеяла.
«Подождите, я Ваш друг!» Воскликнул человек, но Роран не собирался верить во второй раз. Он не очень сильно полосонул злоумышленника кинжалом и правой рукой начал раскручивать запутавшегося неизвестного, тогда по куртке Рорана полосонули ножом. У Рорана появилось слабое подергивание поперек груди, но оно было настолько незначительным, что он и не обратил внимание.
Роран вскрикнул и всей силой, что была, потянул за одеяло, сбив своего противника с ног, он бросил его на стенку палатки, которая сложилась, и придавила их тяжестью материи. Роран стряхнул с руки скрученное одеяло, и в темноте пополз к противнику, ориентируясь по запаху.
Левой рукой Роран ударился о жесткую подошву, да так что кончики пальцев онемели.
Сделав выпад вперед, Роран схватил неизвестного за лодыжки, и попытался перевернуть его на спину. Но неизвестный, ударив ногами как кролик, вырвался из захвата Рорана, но Роран схватив и сдавил неизвестного снова за лодыжку, через тонкую кожу впился пальцами в его сухожилие задней части пятки, пока неизвестный не взревел от боли.
Прежде чем тот успел оправится, Роран, хватаясь за тело неизвестного, подтянулся и прижал его руку с ножом к земле. Роран попытался заехать своим кинжалом в сторону неизвестного, но не успел, его противник нащупал его запястье и схватился железной хваткой.
— Кто ты? – прорычал Роран.
— Я Ваш друг, — сказал неизвестный, и его теплое дыхание почувствовал Роран на лице. Это был запах вина и подогретого сидора. И после чего неизвестный ударил Рорана коленкой в ребра три раза очень быстро.
Роран сильным ударом лбом в нос убийцы, разбил его с громким треском. Неизвестный начал вырываться и биться, но Роран не дал ему возможности вырваться.
— Ты… мне не друг, — сказал Роран, и с хрипом навалился своей правой рукой, медленно оттолкнув кинжал неизвестного. Поскольку они боролись друг с другом, Рорар смутно разбирал крики людей снаружи упавшей палатки.
Наконец-то рука неизвестного ослабла, и кинжал сквозь кожаную куртку вошел мягкую плоть. Неизвестного перекосило. Быстро как мог, Роран ударил его несколько раз, и похоронил кинжал в его груди.
Через рукоятку кинжала Роран чувствовал как сердце мужчины билось как птичка, разорванная на куски острием кинжала. Дважды человек дернулся и дрогнул, а потом прекратил сопротивляться и просто лежал, задыхаясь.
Роран продолжал держать его, поскольку жизнь вытекала из его тела, и смерть уже раскрыла свои объятия. Хотя человек пытался убить его, и Роран ничего о нем не знал, за исключением такого факта, что он чувствовал ужасную близость к нему. Вот здесь еще один человек — другая жизнь, разумное существо — чья жизнь закончится, из-за его поступка.
— Кто ты? — прошептал Роран. — Кто послал тебя?
— Я…мне почти удалось тебя убить, — сказал мужчина с явным удовлетворением. Потом он длинно и полно вздохнул, и его тело ослабло, и больше не двигалось.
Роран позволил опуститься голове мужчины и хватал воздух, дрожа всем телом от пережитого шока.
Люди начали растягивать ткань, накрывающую Рорана.
— Отойдите от меня! — закричал Роран, и ударил левой рукой, не способный больше выносить вес шерсти, темноту, тесное пространство и душный воздух.
Отверстие появилось над ним,поскольку кто-то прорыубал шерсть.Теплый,мерцающий свет факела пробивался сквозь отверстие.
В бешенстве,чтобы избежать его заключения, Роран схватил края щели и вылез из палатки.Он ввалился в свет в одних штанах и оглянулся в растерянности.
Балдор стоял там же, как и Карн, Делвин, Мандель и еще десять воинов, каждый из которых был с мечами и топорами наперевес. Все были полностью одеты, за исключением двух, которых Роран назначил часовыми на ночь.
— Боги, — кто-то воскликнул, и Роран обернулся, чтобы увидеть одно из воинов шербущащего за спиной в стороне разрушенной палатки, выдавая свое местонахождение убийцам.
Покойник был маленького размера, с длинными, лохматыми волосами, собраными в хвост, и с кожанной накладкой на левом глазу. Его нос был кривым и раздавленным после удара Рорана и маска крови покрывала нижнюю часть выбритого лицо. Много запекшайся крови было на груди, боку и на земле под ним. Казалось, даже слишком много, для одного человека.
— Роран, — сказал Балдор.
Роран продолжал смотреть на убийцу, не в силах оторваться внего.
— Роран, — Балдор сказал снова, но громче. — Роран, послушай меня. Тебе больно? Что случилось? … Роран!
Беспокойство в голосе Балдора наконец привлекло внимание Рорана;
-Что? Спросил он.
— Роран, ты ранен?!
Почему он об этом подумал? Озадаченный, Рорaн осмотрел себя. Волосы на его туловище были спутаны с запекшейся кровью, а руки покрыты кровью.
— Все хорошо, — сказал он, — хотя ему сложно было говорить.
— Кто-нибудь еще пострадал?
В ответ на это Делвин и Хаманд разошлись демонстрируя упавшее тело. Это был юноша, который принёс сообщение для него ранее.
— Ах, — охнул Рорар, и проникся печалью, — Почему он бродил тут?
Один из воинов шагнул вперед.
— Я делил с ним палатку, капитан. Он часто выходил по нужде ночью, потому что он пил много чая перед сном. Его мать просила ему пить чай, чтобы не заболеть. … Он был славный малый, капитан. Он не заслуживал того, чтобы умереть из-за какого-то подлого труса.
-Нет… — пробормотал Роран. Если бы он не оказался здесь, то сейчас мёртв был бы я. Он подошёл к убийце. -В лагере ещё есть убийцы?
Мужчины встревоженно переглянулись; Затем Балдор сказал:
-Я так не думаю.
— Вы проверяли?
-Нет
— Ну так проверьте! Но попытайтесь не разбудить остальных; им нужно выспаться. И проследите, чтобы впредь охранники были размещены в палатках всех командующих.
… Давно надо было об этом подумать .
Роран остался на месте, чувствуя себя подавленным и глупо, когда Балдор издавал серию быстрых приказов, и все, кроме Карна, Делвина и Хамунда, разошлись. Четверо из воинов поднял мятые останки мальчика и унесли его хоронить, а остальные ушли искать лагерь.
Подойдя к убийце Хаманд толкнул человека с кинжалом носком сапога:
— Нам следовало больше опасаться этих солдат, чем мы думали утром.
— Возможно.
Роран вздрогнул. Он замерз за все это время, особенно руки и ноги, которые были как лед. Карн заметил и взял его одеяло.
— Здесь, — сказал Карн, и обернула ее одеяло вокруг плеч Рорана. — Давай посидим в качестве охраников. Мне придется нагреть немного воды, так что вы сможете умыться сами. Все хорошо?
Роран кивал, он не мог довериться языку.
Карн начал уводить его, но прежде, чем они прошли несколько шагов, маг резко остановился, также заставляя, остановится и Рорана.
— Дельвин, Хамунд, сказал Карн, принесите мне пожалуйста раскладушку, что-то, чтобы сидеть, кувшин меда, и несколько бандажей, как можно быстрее.
Удивленные, они приступили к поискам.
— Почему? спросил смущенно Роран. Что случилось?
Карн мрачно, указал на грудь Рорана. — Если ты не ранен, тогда что это?
Роран посмотрел туда, куда указывал Карн и увидел длинную глубокую рану на груди, скрытую среди волос и запекшейся крови, которая начиналась в середине правой грудины, проходя через всю грудную клетку, и заканчивалась только ниже левого соска. В самом широком месте рана была около четверти дюйма, разрез напоминал своим видом огромный,страшный оскал. Самой тревожной особенностью раны, однако, было полное отсутствие крови. Роран мог ясно видеть тонкий слой желтого жира под своей кожей и, ниже него, темно-красные мускулы груди, которые были цвета куска сырой оленины.
Приученный, к ужасным ранам, которые мечи, копья и другое оружие, могли оставить на плоти и костях, Роран все же, нашел её вид страшным. Он получил многочисленные ранения в ходе борьбы с Империей — наиболее серьезное, когда во время похищения Катрины один из раззаков укусил его правое плечо, но никогда прежде, он не получал такую серьезную рану.
«Тебе больно?» спросил Карн.
Роран покачал головой «Нет». Его горло напряглось, и сердце которое все еще колотилось от борьбы с удвоенной скоростью, стуча настолько быстро, что один удар нельзя было отличить от следующего. Был ли отравлен нож? он задавался вопросом.
— Роран, Вы должны расслабиться,- сказал Карн. — Я думаю, что могу вылечить Вас, но будет сложно сделать, если Вы упадаете в обморок.
Подхватив его за плечо, он вел Рорана назад к раскладушке, которую Хамунд только что вынес из палатки, и Роран покорно сел.
— Как я могу расслабиться? — спросил Роран одновременно с коротким, неуверенным вдохом.
-Сделай глубокий вдох и представляй,что ты погружаешься в землю каждый раз как выдыхаешь.Поверь мне,это сработает.
Роран сделал так, как ему было сказано, но момент, когда он выпустил свой третий дыхание, его узлом мышцы начали разжимать и крови распыляется из вырезать, Карн брызги на лице. Маг отшатнулся и произнес клятву. Свежая кровь, пролитую вниз живота Роран, в горячей против его голой кожи.
— Теперь больно, — сказал он, стиснув зубы.
«Ой!» Кричал Карн, и помахал Delwin, который бежал к ним, руки полны бинты и другие предметы. Как сельский житель хранение насыпь объектов на одном конце кровати, Карн схватил комок пуха и прижал ее к ране Роран, останавливаясь кровотечения на данный момент. «Ложись», приказал он.
Роран подчинился. Хамунд принес табурет для Карна, на который он сел, все время прижимая ткань. Вытянув свободную руку, Карн щелкнул пальцами и сказал:
— Откройте банку с медом и дайте ее мне.
Пока Дельвин передавал ему кувшин, Карн посмотрел прямо на Рорана и сказал:
— Я должен почистить разрез, прежде чем я смогу вылечить его с помощью магии. Хорошо?
Роран кивнул.
— Дайте мне что-нибудь, чтобы я мог закусить.
Роран услышал звук расстегивающихся пряжек и ремней, затем Дельвин или Хамунд поместил плотную портупею между его зубами, и он сжал их со всей силы.
— Давай! — сказал он так внятно, насколько это было возможно с предметом во рту.
Прежде чем Роран успел среагировать, Карн сорвал ткань с груди,и , в то же самое время вылил мед на его рану, запекшуюся кровь и другую грязь,оставшуюся в разрезе. Как только мед коснулся раны, Роран сдавленно застонал и выгнул спину, царапая кровать по бокам.
— Так, здесь все готово, — сказал Карн и отложил в сторону кувшин.
Роран смотрел на звезды, пытаясь игнорировать боль, когда каждый мускул в его теле дрожал. Карн положил руки на его рану и начал шептать на древнем языке.
Через несколько секунд, хотя они казались минутами для Рорана, он почувствовал почти невыносимый зуд глубоко внутри своей груди, когда Карн лечил повреждения, нанесенные ножом убийцы. Зуд пополз вверх, к коже, и боль исчезала там, где он проходил. Тем не менее, ощущение было настолько непереносимым, что он захотел царапать место зуда до тех пор, пока не сорвет плоть.
Как только все закончилось, Карн вздохнул и опустил голову, держа ее в своих в руках.
Принуждая сопротивляющиеся конечности поступать так, как ему нужно, Роран опустил ноги за край кровати и сел прямо. Он провел рукой по груди. Не считая волос, она была совершенно гладкой, полностью безупречной. Такой же, какой была до того, как одноглазый человек прокрался в его палатку.
Магия..
Хамунд и Дельвин стояли и смотрели неподалеку. Они выглядели немного удивленными, хотя он и сомневался в том, что кто-то другой заметил бы это.
— Идите в постель — сказал Роран и махнул рукой, — Мы выдвигаемся через несколько часов, и я хочу, чтобы вы были настороже.
— Ты уверен, что с тобой все будет в порядке? — спросил Дельвин.
— Да,конечно — соврал Роран, — Спасибо за помощь,но вам надо идти. Как я должен отдыхать с вами, следящими за мной, как наседка за цыплятами?
Как только они ушли, Роран провел ладонями по лицу, а затем сидел и смотрел на свои дрожащие, окровавленные руки. Он чувствовал себя выжатым. Пустым. Как будто он сделал недельную работу за несколько минут.
-Ты по-прежнему будешь способен сражаться? — спросил он Карна.
Маг пожал плечами.
— Не настолько хорошо, как раньше… Это цена, которую пришлось заплатить. В любом случае, мы не можем идти в бой без тебя во главе.
Роран не стал спорить.
— Ты должен отдохнуть, скоро рассвет.
— А что ты будешь делать?
— Я пойду умоюсь, найду одежду, а затем посмотрю, нашел ли Балдор еще убийц Гальбаторикса.
— Ты не собираешься ложиться?
— Нет, — он почесал грудь,однако остановился, когда понял, что делает, — Я не мог спать до этого,а уж теперь…
— Я понимаю -, Карн медленно встал — Я буду в своей палатке, если понадоблюсь.
Роран смотрел на него, не в силах встать на ватные ноги. Когда его уже не было видно, Роран закрыл глаза и подумал о Катрине,пытаясь успокоиться. Призвав все силы,что остались, он добрался до своей развороченной палатки и отыскал свою одежду,оружие, броню и дождевик. Во время этого он старательно избегал смотреть на тело убийцы, хотя иногда мельком замечал, как двигается край запутанной ткани.
Наконец, Роран опустился на колени и, отведя взгляд, выдернул кинжал из тела. Лезвие свободно вышло с звуком металла, скользнувшего по кости. Он сильно встряхнул кинжал, чтобы очистить его от крови, и услышал как несколько капель коснулись земли.
В холодной тишине ночи, Роран медленно готовился к бою.Затем он разыскал Балдора — который уверял его, что больше никто из часовых не пострадал — и пошел по периметру лагеря, прокручивая в голове все моменты предстоящего нападения на Эроуз. После этого он нашел оставшуюся с обеда половину холодной курицы и сел, глодая курицу и смотря на звезды.
Тем не менее, что бы он ни делал, его мысли снова и снова возвращались к сцене, в которой мертвый молодой человек лежал рядом с его палаткой.
Кто, кто же решает, кому жить, а кому умереть? Моя жизнь стоила не больше, чем его жизнь, но он мертв,в то время как я могу наслаждаться по крайней мере еще несколькими часами жизни. Это случайность,жестокая и необъяснимая , или в этом есть какая-то цель,упорядоченность,пусть она и лежит за пределом нашего понимания?