Глава 20. Из огня да в полымя — Книга Эрагон 4

-Ну и каково тебе жить с сестрой? — спросил Роран Балдора, когда они проезжали рядом с самым близким заводом в полумраке, который предшествует рассвету.
— Не очень нравится, правда? В смысле, она еще маленькая, как котенок. — Балдор вел лошадь под уздцы, поскольку она постоянно поворачивала полоске сочной травы около дороги. — Странно иметь еще одного родственника — брата или сестру — спустя столько лет.
Роран кивнул. Крутясь в седле, он оглядывался, чтобы удостовериться, что колонна шестиста пятидесяти людей, следовавшая за ним, не отставала. Около мельниц, Роран спешился и привязал лошадь к столбу около самым низким из трех зданий. Один воин стоял позади, чтобы провести лошадей обратно в лагерь.
Роран пошел к каналу и спустился по деревянной лестнице, построенной на грязном берегу, которая вела к самому краю воды. Потом он взошел на одну из четырех барж, выстроенных в одну линию.
Баржи, скорее были похожи на сырые плоты, чем на плоскодонные лодки, на которых жители Карвахолла спустили от Нарды к Тирму; Роран был благодарен, что у барж не было носов. Это позволяло, соединить четыре баржи досками, гвоздями и веревками, сделав, таким образом, сплошную палубу пятиста фунтов длиной.
Куски сланца, которые мужчины, под руководством Рорана, привезли в вагонах из шахты, лежали впереди и по бокам первой и второй барж. Наверх ложили мешки с мукой — которую они нашли на мельницах, пока не образовалась защитная стена. Где закончился сланец, стена продолжалась, сложенная из мешков муки: два мешка в ширину и пять в высоту.
Огромный вес сланца и плотно упакованной муки, объединенный непосредственно с самими баржами, смог бы послужить чем-то вроде массивного, водного тарана, который, как надеялся Роран, сможет сломать уже полуснившие ворота в конце канала. Даже, если ворота были защищены магически — хотя Карн не верил в это — Роран не думал, что любой маг, защищающий Гальбаторикс, окажеться достаточно сильным, чтобы остановить набирающую скорость баржу.
Кроме того насыпь из камней и муки обеспечивала определенную степень защиты от копий, стрел и других снарядов.
Роран аккуратно пробирался к верхней части баржи. Он втиснул свое копье и щит между двумя штабелями сланца, повернулся посмотреть на воинов между рядами.
Все люди, находящиеся около баржи, толкали нагруженную сланцем баржу глубже и глубже в воду, пока она не продвинулась на несколько дюймов вниз по течению.
Карн, Балдбор, Хамунд, Дельвин, и Мандель присоединились к Рорану, где он стоял. Они выбрали для себя самую опасную позицию на плавающем судне. Если вардены должны были пробиться в Эроуз, он потребовал бы высокой степени удачи и умения, и ни один из них не был готов доверить эту попытку кому-либо еще.
Находившейся на задней части баржи, Роран бросал взгляды на Бригмана, стоявшего среди воинов, которыми он недавно командовал. Ослушившейся вчера приказа, Бригмал был отстранен Рораном от командования и не имел права покидать свою полатку.Тем не менее, Бригман просил Рорана позволить ему учавствовать в последней битве за Эроуз, и Роран неохотно согласился; меч Бригмана может оказаться полезным, и, вообще, любой меч будет иметь значение в наступающей битве.
Роран все еще задавался вопросом, принял ли он правильное решение. Он был довольно уверен, что воины были теперь лояльны к нему, не к Бригману, но Бригман был их капитаном в течение многих месяцев, и о таких отношениях трудно забыть. Даже если Бригман не пытался доставить неприятности в рядах, он оказался способным проигнорировать приказы, по крайней мере когда их отдавал Роран.
Если он даст мне любую причину для недоверия, я выкину его за борт, подумал Роран. Но мысль оказалась бесполезной. Если бы Бригман действительно помогал Рорану, то это бы произошло в таком беспорядке, в котором Роран не заметил бы ничего.
Когда все люди за исключением шести, взошли на баржу, Роран приставил ладони ко рту и прокричал: — Молитесь за на нашу победу!
Двое мужчин стояли на дамбе на самой вершине холма, на дамбе, которая замедляла и сдерживала поток воды, текущий от болот к северу. Двадцатью футами ниже, находилось первое водяное колесо с бассейном под ним. Перед бассейном находилась вторая дамба, где также стояло два человека. Еще двадцатью футами ниже было расположено второе водное колесо и второй, все еще глубокий бассейн. И в самом конце бассейна находилась последняя дамба с парой людей, стоявших на ней. А в основании последней дамбы находилось третье и последнее водное колесо. Начиная от него, поток воды беспрепятственно тек по земле, пока не достигал Эроуза.
В дамбы было встроено трое шлюзовых ворот, на закрытии которых Роран, по совету Балдора, настоял еще во время их первого посещения мельниц. В течение двух прошедших дней, отряды мужчин, орудуя лопатами и кирками, погружались под продолжающую подниматься воду и выкапывали землю с задней части дамб, пока среди уплотненных слоев земли наконец не образовался проход. Затем они клали длинные и прочные балки в грязь по обе стороны от шлюзовых ворот.
Потом мужчины на средней и верхней дамбах хватали эти балки, которые торчали на несколько футов от насыпей, и начинали укладывать их спереди и сзади в устойчивом ритме. В соответствии с их планом, двое, стоявшие на нижней дамбе, выждали пару минут, а затем присоединились к общему делу.
Роран как раз схватил мешок муки, когда увидел это. Если бы они промедлили хоть на несколько секунд, катастрофа была бы неминуема.
Почти минуту ничего не происходило.
Затем, с ужасающим грохотом, верхние шлюзовые ворота сорвало. Дамба разрушилась, земля ломалась и крошилась вокруг, и огромный поток грязной воды залил водное колесо внизу, крутя его быстрее, чем оно когда-либо крутилось.
Поскольку дамба разрушилась, двое мужчин, стоявших на вершине, поспешили для безопасности спрыгнуть на землю.
Брызги взмыли вверх более чем на тридцать футов, когда поток воды ворвался в спокойный черный бассейн под водным колесом. Благодаря толчку, пенящаяся волна смогла подняться еще на несколько футов, чтобы достичь следующей дамбы.
Увидев, что вода приближается, люди, стоявшие на средней дамбе, также покинули свои посты и спрыгнули на землю, ища спасения.
И хорошо, что они это сделали. Когда волна достигла дамбы, тонкие струйки воды начали просачиваться сквозь следующие шлюзовые ворота, которые затем вылетели со своего места, как будто их выбил дракон, и пенящееся содержимое бассейна смыло то, что оставалось от дамбы.
Бурный поток врезался во второе водяное колесо с еще большей силой, чем в предыдущее. Древесина стонала и скрипела под натиском волны, и Рорану впервые пришло в голову, что одно или несколько колес могут вырваться из гнезд. Если это произойдет,то возникнет серьезная опасность как для его людей, так и для барж, и нападение на Эроуз вполне может закончиться, даже не начавшись.
— Режьте веревку! — закричал Роран.
Один из мужчин отрезал веревку, которой они были привязаны к берегу, в то время как остальные подняли десятифутовые шесты, опустили их в канал и оттолкнулись изо всех сил.
Тяжело нагруженные баржи медленно двигались вперед, набирая скорость гораздо медленнее, чем Рорану хотелось бы.
Двое мужчин, стоящих на нижней дамбе до сих пор продолжали разрушать дамбу,не обращая внимание на приближающуюся волну. За секунду до того,как поток добрался до дамбы,она вздрогнула и осела, а люди бросились врассыпную.
Вода пробила словно кулаком отверстие в глиняной дамбе так легко, как будто она была сделана из промокшего хлеба и столкнулась с последним водным колесомl. Древесина разрушаласт — звук столь же громкий и острый как, ломающийся лед — и колесо несколько наклонилось в наружном направлении, но к облегчению Рорена, оно удержалось. Тогда, с грозовым ревом, столб воды разбился об основы террасного холма со взрывом тумана.
Порыв холодного ветра ударил Рорану в лицо, более двухсот ярдов вниз по течению.
«Быстрее!» Крикнул он мужчинам избирательным баржи, а турбулентные массы воды возникли из складок тумана и мчались вниз по каналу.
Наводнение настигло их с невероятной скоростью. Когда оно столкнулось с задней частью четырех соединенных барж, все суда понеслись вперед, бросая Рорана и воинов к корме, сбивая многих из них с ног. Некоторые мешки с муой скатились в канал или катились внутрь баржи.
Поскольку поднимающаяся вода сняла задняя баржа на несколько футов выше остальных, почти пятьсотфутовое судно начал поворачиваться боком. Если тенденция сохранится, Роран знал, что они в скором времени вклинивается между берегами канала, и что, несколько минут спустя, сила течения разобьет баржи друг об друга.
«Держите нас прямо!» Ревел он, подталкивая себя за мешки с мукой на которие он упал. «Не давайте нам перекинутса!»
При звуке его голоса воины взбирались, чтобы отолкнуть громыхающее судно от скошенных берегов к центру канала. Прыгая на грудах сланца но носу, Рорэн выкрикивал указания, и вместе они успешно вели баржи вниз по изгибающемуся каналу.
— Мы сделали это! — воскликнул Балдор, не пытаясь скрыть глупую улыбку на лице.
— Не каркай, — предупредил Роран. — Нам еще многое предстоит сделать.
Восточное небо превратилось соломенно-желтое к тому времени, когда они были наравне с их лагерем, в миле от Эроуз.Двигались на скорости, они доберутся до города, прежде чем солнце выглянет над горизонтом, и серые тени, которые покрыли землю помогут скрыть их из дозорных, размещенных на стенах и башнях.
Хотя передняя кромка воды уже опередила их, баржа по-прежнему набирает обороты, так как город лежал ниже мельницы и там не было ни одного холма или возвышенности между ними, чтобызамедлить их продвижение.
-Слушайте,- сказал Рорэн, складывая чашечкой свои руки у рта и повышая свой голос так, чтобы все мужчины могли услышать: -Мы можем попасть в воду, когда будем поражать внешние ворота, так будьте готовыми плавать. Пока мы не сможем добраться на суши, мы будем лёгкой целью для врагов. Как только мы высадимся на берег, мы имеем только одну цель: пробиваться до внутренней стены прежде, чем они додумаются закрыть ворота там, потому что, если они это сделают, мы никогда не захватим Эроуз. Если мы сможем захватить ту вторую стену, тогда мы сможем найти Лорда Хэльстеда и вынудить его сдаться. Подводя это, мы обеспечим укрепления в центре города, затем переместим направленние наружу, улица заа улицей, пока весь Эроуз не будет находиться под нашим контролем.
-Помните, мы будем превзойдены численностью больше чем в два раза, так что останемся близко к Вашему помощнику щита и быть настороже всегда. Не блуждайте одни, и не позволяйте себе быть отделенными от остальной части группы. Защитники знают улицы лучше, чем мы, и они заманят в засаду вас, когда вы меньше всего будете ожидать это. Если Вы действительно останетесь одни, направляйтесь в центр, потому что это — то, где мы будем.
-Сегодня мы наносим могущественный удар ради Варденов. Сегодня мы выигрыем честь и славу, такую как большинство мужчин видят во сне. Сегодня … сегодня мы гравируем наш след на лицо истории. Чего мы достигнем за следующие несколько часов, барды будут петь в течение ста последующих лет. Думайте о своих друзьях. Думайте о своих семьях, Ваших родителей, Ваших жен, Ваших детей. Борьба хороша, поскольку мы боремся за них. Мы боремся за свободу!
Мужчины ревели в ответ.
Роран позволил им работать непосредственно в безумство; тогда он поднял руку и сказал, — Щиты! — И, как один, мужчины присели и сняли свои щиты, покрывая их непосредственно и их компаньонов так, чтобы выглядело, как будто середина кустарного тарана была одетой в масштабной броне, сделанной соответствовать конечностям гиганта.
Удовлетворенный, Роран спрыгнул из кучи шифера и посмотрел на Карн, Балдора, и четырех других мужчин, которые приехали с ним из Белатоны.Младший, у Манделя появились опасения, но Роран знал, что его нервы не подведут.
«Готови?» Спросил он, и каждый из них ответил утвердительно.
Роран рассмеялся и Балдор спросил, чему он так рад. -Если бы только мой отец мог видеть меня сейчас!
И Балдор засмеялся тоже.
Роран не спускал внимательного взгляда с главной выпуклости воды. Как только они вошли в город, солдаты могли бы заметить, что что-то было нетак, и поднять тревогу. Он хотел, чтобы они подняли тревогу, но не по этой причине, и таким образом, когда она появилась, выпуклость была на расстоянии приблизительно в пять минут от Эроуза, он подошел к Карну и сказал: — Пошли сигнал.
Маг кивнул и сгорбившись, начал шевелить губами, которые они образовались странные слова древнего языка. Через несколько мгновений, он выпрямился и сказал: — Сделано.
Роран посмотрел на запад, там, на поле перед Эроуз, стояли катапульты, баллисты, и осадные башни варденов. Осадные башни оставалась неподвижными, а другие военные машины пришли в движение, бросая свои дротики и камни в высокие нетронутые белые стены города. И он знал, что пятьдесят из его людей на противоположной стороне города трубили в трубы, кричали боевые кличи, выпускали горящие стрелы, и делали все возможное, чтобы привлечь внимание защищавших солдат и сделать вид, как будто бо’льшие силы пытались взять город штурмом.
Рораном овладело полное спокойствие.
Битва вот-вот начнется.
Мужчины были на грани смерти
Он мог быть одним из них
Знание этого дало ему ясность мысли, и след истощения исчез, наряду со слабым состоянием, которое было от попытки покушения на его жизни несколько часов до этого. Ничто не было столь бодрящим как битва — ни еда, ни смех, ни работа своими руками, ни даже, любовь — и хотя он ненавидел битву, он не мог отрицать власть ее привлекательности. Он никогда не хотел быть воином, но воином которым он стал был полон решимости большей, чем у тех кто был до него.
Присев на корточки, Роран заглянул между двумя острыми краями плиты сланца при стремительном приближение к воротам, которые преградили им путь. Над и под поверхностью воды, потому что вода поднялась, были ворота из массивных досок дуба, окрашенные в темный цвет от возраста и влаги. Под водой, он знал, что находится сетка из железа и дерева, такая же, как решетка, через которую вода могла бы свободно пройти.Верхнюю часть будет труднее всего разрушить, но он догадывался, что длительное пребывание решетки в воде ослабили ее, и если часть ее может быть разбита, пробив дубовые доски выше, будет гораздо легче. Таким образом, он приказал два толстых тарана, прикрепленых к нижней привести баржи. Поскольку они находились под водой, они нанесут удар по нижней части ворот, как раз когда нос удариться в верхнюю часть.
Это был хороший план, но Роран не имел никакого понятия сработает ли он.
— Готовьтесь. — пришептал он больше для себя, чем для кого-то еще, в то время как ворота приближались.
Несколько людей возле задней части баржи продолжали направлять ее шестами, но остальные оставались скрытыми под нагромождением щитов.
Отверстие арки, которая вела к воротам, лежало перед ними как вход в пещеру. Как только бока баржи проскользнули под тенью прохода, Роран увидел лицо солдата, появившегося над краем стены более чем на тридцать выше, круглое и белое, как полная луна. Он всматривался вниз с выражением ужаса и удивления.
Баржи двигались так быстро,что Роран успел только единственный раз выругаться, пока они не проплыли в прохладную темноту коридора, и сводчатый потолок защитил их от взгляда солдата.
Баржи ударили по воротам
Сила удара отбросила Рорана прямо на стену сланца, за которой он сидел. Голова отскочила от камня, и, несмотря на то, что он носил шлем и подшлемник, в ушах Рорана зазвенело.
Одна из сланцевых плиток соскользнула назад и упала на него, оставив кровоподтеки на руках и плечах. Роран схватил ее по бокам и, с внезапной яростной силой, бросил за борт, где она разбилась о стену прохода.
В окружавшем их полумраке было трудно увидеть, что происходит; все были в замешательстве и было слышно лишь эхо от шума. Увидев воду, заливающую его ноги, Роран понял что баржа начинает тонуть, но не мог сказать, что будет дальше.
— Дайте мне топор! — закричал он, отведя руку за спину, — Топор, мне нужен топор!
Он пошатнулся, когда баржа накренилась вперед, чуть не сбив его с ног. Ворота заметно прогнулись внутрь, но все еще держались. Со временем, давление воды может протолкнуть баржу через ворота, но у него не было времени ждать, пока это случится.
Как только гладкая рукоятка топора коснулась его протянутой руки, шесть святящихся треугольников появилось в потолке, там, где раньше их прикрывали заслонки.Прямоугольники коротко мигнули и арбалетные болты полетели к барже, добавляя гулкие удары об деревянные борта в общее смятение.
Где то закричал человек.
— Карн! — закричал Роран, — Сделай хоть что-нибудь!
Оставляя мага с его заклинаниями, Роран начал ползать по поднимающейся палубе и по грудам сланца на носу баржи. И баржа покачнулась вперед еще на несколько дюймов. Другой оглушительный стон звучал от центра ворот, и свет сиял через трещины в дубовых досках.
Арбалетный болт попал в сланцевую плитку рядом с правой рукой Рорана, оставив пятно от железа на ней.
Он удвоил свою скорость.
Когда он достиг передней части баржи, звук треска, трения и разламывания вынудили его прикрыть ладонями уши и отступить.
Тяжелая волна нахлынула на него, ослепляя его на мгновение. Мигая, чтобы очистить глаза, он видел, что часть разрушенных ворот упали в канал; было теперь достаточно пространства для баржи, чтобы войти в город. Однако, выше носа судна, торчали остатки ворот в виде сломанных деревянных досок достигавшие высоты по грудь человека, шею, или голову.
Недолго думая, Роран перекатился назад.
— Опустите головы, — проревел он прикрываясь щитом.
Баржи скользили вперед под градом смертоносных болтов арбалетов в огромную каменную комнату, освещенную факелами, установленными вдоль стен.
В дальнем конце комнаты вода в канале текла через другие спущенные в воду ворота. Через решетку из древесины и металла, Роран мог видеть здания в самом городе.
Расширение с обеих сторон комнаты были каменными причалами для погрузки и разгрузки грузов. Шкивы, канаты, и пустые сети висели под потолком, а краны были установлены на высоких каменных платформах в середине каждого искусственного берега. Впереди и сзади комнаты были видны лестницы и проходы, высовывающиеся от покрытых плесенью стен, которые позволяли человеку пересекать канал не промокнув. Задний коридор также позволял добраться до караульных помещений выше туннеля, в который по каналу вошли баржи, к верхней части обороноспособности города, такой как парапет, где Роран видел солдат.
Разочарование затопило душу Рорана,когда он смотрел на опущенные ворота.Он надеялся,что сможет доплыть до основной части города не попав в ловушку охраников.
— Ну,с этим я ничего не смогу сделать, — подумал он.
За ними,высыпали на дорожку солдаты одетые в красное,они встали на колени и приготовили арбалеты к залпу.
— Туда! — кричал Роран, махая рукой в сторону доков слева. Воины схватили свои шесты еще раз и подтолкнули зацепившуюся баржу к краю канала. Множество болтов,торчащих из их щитов, подтолкнули людей построиться «ежом».
Поскольку баржа приближалась,20 охранников обнажили мечи и побежали вниз по лестнице,чтобы помешать варденам приземлиться.
— Скорей,скорей! — продолжал кричать Роран.
Болт попал в его щит, ромбовидный наконечник пробил полтора-дюймовое дерево и вышел прямо напротив предплечья. Роран споткнулся и поймал себя на мысли, что у него есть лишь несколько мгновений, прежде чем его нашпигуют арбалетными болтами.
Затем Роран вскочил на край дока и развел руки в стороны,балансируя. Он тяжело приземлился,упав на одно колено,и, едва успел вытащить свой молот из-за пояса, прежде чем солдаты бросились на него.
Именно с чувством облегчения и дикой радостью Роран встретил их. Он устал придумывать планы и заговоры,планировать их действия и волноваться о том, как все должно произойти. Здесь,наконец они были честными противниками — не жалкими,ползающими убийцами, — тут они могли честно бороться и убивать.
Столкновение было недолгим,и чертовски жестким.Роран убил или вывел из строя трех солдат в течение всего первых нескольких секунд.Затем Балдор,Делвин,Хамунд и Мандель присоединились к нему,что бы помочь вынудить солдат отступить от воды.
Роран не был великим фехтовальщиком, именно поэтому, он не стал предпринимать попытки фехтовать с противниками. Вместо этого он позволял им наносить все удары на свой щит,впрочем что они и пытались сделать,в то время орудая своим молотом,вовсю ломая им кости. Иногда,ему приходилось парировать выпад или удар, но он все же пытался уворачиваться и при этом наносить еще больше ударов и повреждений,чем наносили его противники,он понимал что нехватка опыта во владении мечем может скоро плохо для него кончиться. Самая полезная уловка боя,которую он обнаружил,заключалась не в том,что бы необычно размахивать мечем и пытаться выполнять маневры,которые могли занять годы тренировок,а скорее захват инициативы боя и рассчитывание возожных ходов противника.
Освободившись от сражения, Роран побежал к лестнице, которая вела к проходу, из которого лучники стоя на коленях, обстреливали людей, взбирающихся из баржи.
Роран вскачил вверх по лестнице перепрыгивая через три ступеньки, размахивая молотком, поймав первого лучника с полным лицом. Другой солдата после выстрела из арбалета, бросил его и потянулся за коротким мечом, отступая назад.
Солдат только успел вытащить меч на половину из ножен, как Роран ударил его в грудь, сломав ему ребра.
Одна из причин, почему Роран любил драться молотом, то что он мог не обращать внимания на броню, в которую одеты его противники. Молот, как и любое тупое оружие, наносит травмы в зависимости от приложенной силы, а не от порезов или прокалывания плоти. Простота подхода помогала нему.
Третьему солдату на помосте удалось выстрелить в него болтом, прежде чем он сделал еще один шаг. На этот раз болт пробил щит и застрял, чуть не попав грудь. Держа пробитый щит достаточно далеко от его тела, Роран подбежал к солдату и замахнулся молотом. целясь в плечо.Солдат использовал свой арбалет, чтобы блокировать атаку, тогда Роран сразу ударил слева щитом, перекинув кричащего солдата за перила помоста.
Маневр левой рукой оставил Рорана полностью открытым, и когда он обратил свое внимание, к пяти солдатам, которые оставались на помосте, он увидел что трое из них целились ему прямо в сердце.
Солдаты выстрелили.
Прямо перед тем как пронзить Рорана,арбалетные болты свернули направо и отскочили от почерневших стен, жужжа как гигантские сердитые осы.
Роран знал, что это Карн спас его, и он решил как ни-будь отблагодарить мага, как только они будут в безопасности.
Он атаковал оставшихся солдат и уничтожил их яростной серией ударов, как будто они были гвоздями, которые он вбивал в землю. Потом он отломал арбалетный болт, торчащий в его щите и обернулся посмотреть как продвигается сражение.
Наконец в доках бой прекратился,весь в крови, последний солдат рухнул в тот момент,когда его голова отлетела от тела и упала в канал,где погрузилась под шлейф пузырей.
Около две трети варден уже высадились на землю,и собирались в ряды вдоль кромки воды.
Роран открыл рот,намереваясь приказать варденам продвигаться дальше от канала так,чтобы остальные оставшиеся на баржах смогли выйти на берег,как вдруг в дверях,со стороны левой стены произошел взрыв,и оттуда повалили солдаты.
Подорви их! Откуда они взялись? Сколько их там?
Только Роран начал продвигаться к лестнице, чтоб помочь его солдатам отразить атаку вновь прибывших, как Карн — стоявший на носу баржи — поднял руки, указывая на наступающих солдат, и прокричал серию резких, искаверканых слов на древнем языке.
По его команде, два мешка муки и плита сланца отлетели с барж в ряды плотно строя солдат, уничтожив более десятка. Мешки порвались после третьего или четвертого воздействия,и облако из муки клубилось над солдатами, ослепляя и удушая их.
Секунду спустя произошла вспышка света рядом со стеной позади солдат, и огромный огненный шар, оранжевый и закопченный, мчась через облака муки, пожирающий мелкий порошок с жадностью и производя звук как сто флагов, колеблющихся в сильном порыве ветра.
Роран прикрылся своим щитом и почувствовал обжигающий жар у своих ног и голой кожи щек, поскольку шаровая молния потухла в нескольких ярдах от прохода, пылающие пятнышки, становящиеся пеплом, падали вниз: словно черный, гробовой дождь, соответствующий только для похорон.
Когда вспышка погасла, он осторожно поднял голову. Горячий, густой, дурно пахнущий дым щекотал ноздри и щипал глаза, и тут он понял, что его борода была в огне. Он выругался, уронил молоток и стал сбивать маленькие огоньки, пока они полностью не полгасли.
— Ай! — крикнул Роран на стоявшего внизу Карна, — Ты поджег мою бороду! Будь осторожнее, или я насажу твою голову на копье!
Большинство солдат лежало, скорчившись на земле, прикрывая свои сожженные лица. Другие боролись с огнем на одежде, катаясь по земле или слепо нанося удары оружием вокруг себя, пытались отбить любые атаки Варденов. Роран в отличии от собственных людей, казалось бы, отделался незначительными ожогами — хотя большинство из них стояло в радиусе вспышки света, но неожиданный пожар дезориентировал их.
— Прекратите зевать как дураки и осмотрите тех негодяев, прежде чем они вновь очнутся! — Приказал он, стуча молотом по перилам, чтобы он обратили на него свое внимание.
Вардены сильно превосходили числом защитников, и , к тому времени как Роран спустился до нижней части лестницы, они уже прикончили три четверти обороняющихся солдат.
Оставив в распоряжении немногих оставшихся солдат к его более, чем в состоянии воины, Роран двинулся к большим двойным дверя с левой стороны канала, двери достаточно широки чтоб могли проехать две повозки в ряд. Когда он подошел к ним, он натолкнулся на Карна, который сидел на основании платформы подъемного крана, достававший еду из кожаного мешочка, который он всегда носил с собой. Роран знал, что мешок содержал смесь сала, меда, вяленной говяжьей печени, сердца ягненка и ягод. Когда то Карн дал ему не много, и завязал рот — но даже несколько кусочков могли продержать человека на ногах в течение целого дня тяжелой работы.
Роран обеспокоенно заметил,что маг был вконец измотан.
— Можешь продолжать? — спросил он, останавливаясь рядом с Карном.
Карн кивнул.
— Мне просто нужно немного времени… Болты в проходе, а потом еще мешки с мукой и куски сланца… — он сунул другой кусочек еды в рот, — Все сразу было..это было чересчур для меня.
Успокоившись, Роран стали отходить, но Карн схватила его за руку.
— Я не делал этого, — сказал он, и глаза его заискрились. — Подпаливал бороду, то есть. От факелов должна быть начался пожар.
Рорэн проворчал, и продвинулся к дверям.
— Стройтесь! — прокричал он, и стукнул по своему щиту плоскостью молота. — Балдор, Делвин, Вы идете в атаку со мной. Остальная часть, постройтесь в линию позади нас. Щиты, обнажите мечи, натяните луки. Халстед, вероятно, еще не знает, что мы находимся в городе, так что не позволяйте никому убегать, кто мог бы предупредить его. … Готовы, тогда? Вперед, за мной!
Он и Балдор, с окровавленными от взрыва носами и щеками, вместе открыли двери, выставляя на обозрение внутренние районы Эроуза.