Глава 21. Прах и пепел — Книга Эрагон 4

Десятки больших зданий с односторонней штукатуркой стояли вокруг прохода к наружной стене города, который пробили вардены спускаясь по реке Эроуз. Все здания выглядели холодно и не дружелюбно. Они выглядели как склады и складские помещения. Весь этот мрачный вид в ранее утро говорил о том, что маловероятно что кто-то заметил столкновение варденов с охранниками.
У Рорана не было ни малейшего желания остаться чтобы выяснить это наверняка.
Солнечные лучи не были яркими. Они растворялись в тумане, что легкой дымкой опускался на город откуда-то сверху, на золоченные вершины башен, башенок, куполов и покатые крыши. Улицы и улочки, цвета тусклого серебра, держались в тени, и вода в камнях вдоль канала было темна и мрачна, и переплеталась с прожилками крови. Высоко на небе мерцала одинокая блуждающая звезда, сияла таинственной искоркой, в голубой мантии, восходящее солнце затмило все остальные ночные драгоценности.
Нападающие Вардены побежали, их сапоги из кожи стучали по мостовой.
Вдали запел петух.
Роран повел их через лабиринт зданий к внутренней стене города, иногда отклоняясь от прямого маршрута, чтобы уменьшить их шансы встретить кого-то на улицах. Они шли по узким и темным переулкам, и иногда ему трудно было видеть, куда поставить ногу.
Грязь покрывала все сточные канавы на улицах. Отвратительное зловоние распостранялось вокруг, и он вспомнил о бескрайнем поле, к которому привык.
Как можно жить в таких условиях? — удивился он. Даже свиньи так не валяются в собственной грязи.
От крепостной стены тянулись дома и магазины: высокие, аркообразные, с побеленными стенами и коваными светильниками на дверях. За закрытыми ставнями, Роран иногда, услышав звук голосов, или грохот посуды, или скрип стула ускорял шаг.
У нас нет времени, -подумал он. Еще несколько минут, и на улицах будет полно жителей Эроуза.
Как будто в потверждение его слов, перед колонной воинов, из аллеи вышли два человека. Оба жителя города несли по коромыслу на своих плечах, на каждом конце висело по ведру с парным молоком.
Мужчины остановившись, с удивлением смотрели на варденов, немного молока выплеснулось из ведер. Их глаза расширились и губы уже приоткрылись для того, чтобы закричать.
Роран остановился, так же как и войско за его спиной. — Если вы закричите, мы вас убьем, — сказал он тихим, дружелюбным голосом.
Мужчина вздрогнул и медленно попятился
Роран шагнул вперед. «Если ты убежишь, мы тебя убьем.» Не отрывая глаз от две перепуганных мужчин, он произнес имя Карни, когда маг подошел к нему, сказал: «Сделай так, чтобы они заснули, давай.»
Маг быстро произнес фразу на древнем языке, заканчивая слово, которое для Рорана прозвучало как «слиза». Двое мужчин, как подкошенные, упали на землю, их ведра опрокинулись и ударились о мостовую. Молоко растекалось в переулке маленькими лужицами, заполняя трещины между камнями улицы.
— Оттяните их в сторону, — сказал Роран, — туда где их не увидят.
Как только его воины оттащили двух людей без сознания в сторону, он приказал Варденам идти вперед, снова и снова они торопливо шли к внутренней стене города.
Перед тем, как они прошли более ста футов, они свернули за угол и столкнулись с группой из четырех солдат.
На этот раз Роран действовал без всякого снисхождения. Он вихрем пронесся через пространство, которое их разделяло, и, пока солдаты были все еще пытались собраться с мыслями, ударил плоским лезвием своего молота прямо в шею солдата. Аналогичным способом, Балдор, сокрушил одного из других солдат, размахивая мечом с такой силой, с которой мало кто совладать, ведь он много лет работал на отца в кузнице.
Последние два солдата взвыли от безнадежности, повернулись и побежали.
Стрела пролетела мимо плеча Рорана откуда-то сзади, и попала солдату в спину, тот повалился на землю. Мгновение спустя, Карн рявкнул: «Jierda!» (Джерда). Шея последнего солдата с хрустом надломилась, он рухнул вперед и остался неподвижно лежать в центре улицы.
Проткнутый стрелой солдат начал кричать: -«Вардены здесь! Вардены здесь! Звоните в колокол…»
Вытащив кинжал, Роран подбежал к человеку и перерезал ему горло. Он вытер лезвие о его мундир, потом встал и сказал: -Выходим, сейчас же!»
Как один, вардены шли вверх по улице к внутренней стене Ероуза.
Когда они были всего в сотне футов, Роран остановился в переулке за домом и поднял руку, сигнализируя своим людям об остановке. Затем он прокрался вдоль дома и выглянул из-за угла – решетка в высокой каменной стене медленно опустилась.
Ворота были закрыты.
Однако, слева от ворот небольшая калитка была распахнута настежь. Сейчас он видел, как солдат выбежал через нее и отправился в сторону западной окраине города.
Роран мысленно выругался, когда посмотрел на закрывшийся проход. Он не собирался сдаваться, не тогда, когда они зашли так далеко, но их положение становилось все более ненадежным, и он не сомневался, что у них есть всего лишь несколько минут до комендантского часа, прежде чем об их присутствии станет известно.
Он отошел за угол дома, наклонил голову, задумался.
-Мандель, — сказал он и щелкнул пальцами. -Делвин, Карн, и вы, трое. Он указал на троих свирепых бывалых вояк, которые, благодаря своему возрасту и опыту имели больше шансов на победу.
-Пойдем со мной. Балдор, Ты несешь ответственность за всех остальных. Если мы не успеем назад, бери инициативу в свои руки. Это приказ.
Балдор кивнул, он был мрачен.
С шестью воинами, которых он выбрал, Роран кружил по главной дороге, ведущей к воротам, пока они не дошли до захламленной базы и усыпанной мусором стены, примерно в пятидесяти футах от опушенной решетки и открытых ворот для вылазок.
В каждой из двух башенок, что были расположены по обе стороны от ворот, находилось по солдату, но на данный момент, если они не высунут свои голову за края стены, то не смогут увидеть приближающегося Рорана и его спутников.
Роран сказал шепотом: -Когда мы пойдем через дверь, ты, ты и ты, — он показал на Карна, Дельвина и одного из оставшихся воинов, — «Откроете ту сторону ворот, быстро как вы можете. Мы возьмем другое. Делайте все, что хотите, но чтобы ворота были открыты. Там может быть только одно колесо, чтобы открыть их или, может быть нам придется поработать всем вместе, чтобы поднять его, так что не думаю, что вы можете пойти и умереть за меня. Готовы? … Сейчас!
Работая очень тихо, как только мог, Роран побежал вдоль стены, быстро вернулся и бросился в проход.
Перед ним было двадцать футов длинной комнаты, которая закончилась на большой площади с многоярусный фонтан в центре. Люди в красивых одеждах спешили взад и вперед по площади, многие из них сжимали свитки.
Игнорируя их, Роран обратился к закрытой двери, которую он открыл вручную, сдерживая желание пнуть ее . Через дверь было грязное караульное помещение с винтовой лестницей встроенной в стены.
Он взбежал по лестнице и после одного витка уперся в низкий потолок комнаты, где пятеро солдат курили и играли в кости за столом, рядом стояла лебедка, обмотанная цепями толщиной с руку.
— Привет! — Сказал Роран глубоким повелительным голосом. — У меня есть очень важное послание для вас.
Солдаты заколебались, затем вскочили на ноги, отодвигая скамейки, на которых сидели. Послышался скрип деревянных ножек, когда их передвигали по полу.
Они прибыли слишком поздно.Роран должен был пересечь расстояние разделяющее их,пока они не успели обратить на него своё оружие.
Роран взревел, когда пошел на таран, хлесткие удары налево и направо молотом, и все пятеро мужчин отлетели обратно в угол. Затем присоединился Мандель и двое других воинов, их мечи так и сверкали. Вместе они завершили вахту охранников, оказавшуюся неожиданно короткой для них.
Когда Роран стоял над подергивающимся телом последнего солдата,он сплюнул на землю и сказал:
-Не доверяйте незнакомым людям.
Сражение привнесло в и без того загрязненную комнату новую порцию ужасных запахов, Роран чувствовал его, густое, тяжелое покрывало из самых неприятных запахов, которые он мог себе представить. Он едва в силах был дышать, чтобы не заразиться, он закрыл нос и рот рукавом своей туники, пытаясь хоть как-то отфильтровать некоторые из них.
Четверо из них ушли к лебедке, осторожно, стараясь не подскользнуться на лужах крови, и остановились на секунду чтобы разобраться как это работает.
Роран развернулся, поднял молот, когда услышал звяканье металла, а затем громкий скрежет открывающегося деревянного люка, сопровождаемый грохотом шагов, как воин спустился по винтовой лестнице из ворот и стал подниматься в башню.
«Таурин, что в пламени будет…» солдатский голос замер в его горле, и он остановился внизу лестницы, как вдруг он заметил Рорана и его спутников, а также безжизненные тела в углу.
Роран бросил копье в солдата, солдат пригнулся, и копье ударило в стену над ним. Солдат выругался и бросился назад, вверх по лестнице, на четвереньках, и исчез за поворотом стены.
Мгновением спустя, люк с шумом захлопнулся, они услышали рожок солдата, неистово предупреждающего людей на площади об опасности.
Роран нахмурился и вернулся к лебедке. — Оставь это, — сказал он, запихивая молот за пояс. Он вновь прислонился к ступенчатому колесу, которое поднимало и опускало опускную решетку, и напрягал все силы, стараясь удержать его. Другие мужчины помогли ему, и медленно колесо начало поворачиваться и лебедка щелкала громка, поскольку большие деревянные захваты перескакивали через нижние зубцы.
Через несколько минут силы, которая требовалась для прокрутки колеса, нужно было все меньше и меньше, так как большое количество человек Роран послал внедриться на другую гауптвахту.
Они не потрудились поднять лебедку полностью; после полминуты фырканья и потения, военные кличи мужчин достигли ушей ждущих воинов за воротами.
Роран выпустил колесо,затем снова вытащил свой молот и направился к лестнице.
За пределами гауптвахты, Роран разыскивал Карна и Дельвина, когда они появились с другой стороны ворот. Никого не ранили, но Роран заметил отсутствие более старшего мужчины, который раньше был с ними.
Пока они ждали, когда группа Рорана присоединиться к ним, Балдор и остальные вардены организовали крупный блок на краю площади. Они построились в пять рядов, стоя плечом к плечу.
Когда Роран шел к ним, он заметился появившихся солдат на противоположной стороне площади. Там они строились, направляя копья и пики наружу, таким образом, что они образовывали острый треугольник. Роран прикинул, что там было около ста пятидесяти солдат — количество, которое его воины смогли бы одолеть, но за счет превосходства силы и времени.
Его настроение все мрачнело, как тот маг с ястребином носом, которого он видел вчера, защищенного рядами солдат, державшего руки над головой, и черный нимб сверкал вокруг его рук. Роран довольно много знал о волшебстве от Эрагона, что догадаться, что эта молния была больше для спецэффекта, чем для чего-то серьезного, но Роран не сомневался, что этот маг довольно опасен.
Карн прибыл во главе воинов секунды после Рорана. Вместе они и Бальдор смотрели на мага на хребте солдаты собрались в оппозицию.
-Ты сможешь его убить?-спросил Роран тихо,чтобы стоящие сзади люди его не услышали.
-Надо попробовать,не так ли?-ответил Карн.Он вытер губы тыльной стороной ладони.Пот бисером покрывал его лицо.
«Если вы хотите, мы можем спешить его. Он не сможет убить нас всех, прежде чем мы измотаем его подопечных и положим лезвие в сердце. »
-Вы не знаете этого…Нет,это моя обязанность и мне придется иметь дело с ним.
«Мы можем чем-нибудь помочь ?»
Карн нервно засмеялся. «Вы можете стрелять в него. Отражение стрел может ослабить его и он допустит ошибку. Но что бы вы не делали, не вставайте между нами… Если опасно для вас и для меня»
Роран взял свой молот в левую руку и похлопал Карна по плечу.»Ты справишся. Помни, он глуп. Ты одурачил его до, и ты сможешь обмануть его снова»
— Я знаю.
— Удачи, сказал Роран.
Карн коротко кивнул и направился к фонтану в центре площади. Свет солнца уже достиг струй льющейся воды, и они сверкали словно горсть бриллиантов, брошенная в воздух.
Маг с ястебиным носом,также шел к фонтану,они остановились примерно в двадцати футах друг от друга.
С того места, где стоял Роран, казалось, что Карн и его противник просто разговаривают друг с другом, но он был слишком далеко от них, чтобы понять о чем именно. Затем оба заклинателя замерли на месте, как будто кто-то ткнул их кинжалом.
Именно этого и ждал Роран признак того,что они вступили в мысленную дуэль,они были слишком заняты,чтобы обращать внимание на окружающих.
— Лучники! — рявкнул он, — Встаньте там и там, — он указал на каждую из сторон площади. — Всадите столько стрел в этого предателя, сколько сможете, но только попробуйте задеть Карна и я скормлю вас Сапфире живьем.
Солдаты начали беспокойно перемещаться, поскольку две группы лучников наступали на них по периметру площади, но никто из одетых в красное солдат Гальбаторикса не нарушил строй и не попытался напасть на Варденов.
Должно быть они полностью доверяют этой гадюке, заинтересованно подумал Роран.
Десятки коричневых, оперенных гусиным пером стрел, свистя и вращаясь, взлетели в воздух, и на один короткий миг Роран понадеялся, что они смогут прикончить вражеского колдуна. Однако на расстоянии пяти футов от человека с ястребиным носом, все стрелы разбивались и падали на землю, как будто налетали на каменную стену.
Роран переминался с ноги на ногу, поскольку был слишком напряжен, чтобы стоять спокойно. Он ненавидел просто ждать и ничего не делать, в то время как его друзья были в опасности. Кроме того, каждая прошедшая минута давала лорду Халстеду больше возможностей выяснить, что происходит и спланировать ответный удар. Если люди Рорана не хотели быть разбиты превосходящими силами Империи, они должны были держать своих врагов на расстоянии, неуверенными в том, что они предпримут в следующий момент.
— Полная готовность! — сказал он, поворачиваясь к воинам. — Давайте проверим, на что мы способны, пока Карн пытается спасти наши жизни. Мы собираемся атаковать этих солдат с фланга. Половина из вас пойдет со мной, остальные последуют за Делвином сюда. Они не смогут перекрыть каждую улицу, так что Делвин, ты и твои люди обойдете этих солдат, а затем атакуете их с тыла. Мы отвлечем их на этом фронте, так что они не окажут особого сопротивления. Если кто-то из них попытается бежать, не мешайте. В любом случае мы их всех перебьем. Все ясно?…Тогда вперед, вперед, вперед!
Люди быстро разделились на две группы.Ведя одну группу Роран быстро подбежал к правому краю площади,то же самое слева делал Дельвин.
Когда обе группы мужчин почти поравнялись с фонтаном, Роран увидел, как вражеский маг посмотрел на него. Мимолетная вспышка, скользящий взгляд, но тем не менее, это отвлекло его внимание, что мгновенно сказалось на дуэли с Карном. Когда человек с ястребиным носом вновь сосредоточил свой взгляд на Карне, злобное выражение на его лице превратилось в гримасу боли, а вены на его выпуклом лбу и жилистой шее вздулись, и вся его голова окрасилась в темно-красный цвет, как будто так распухла от крови, что могла взорваться в любой момент.
— Нет! — взыл маг, а затем выкрикнул что-то на древнем языке, чего Роран не смог понять.
Спустя доли секунды, Карн тоже что-то прокричал, и на мгновение их голоса слились в один, являя собой такую жуткую смесь страха, разрушения, ненависти и гнева, что в глубине души Роран понял, что что-то в этом поединке пошло совершенно не так.
Карн исчез во вспышке синего пламени. Затем белый куполообразный щит вырвался наружу с места, где он стоял и распространился по площади быстрее, чем Роран успел моргнуть.
Мир вокруг потускнел. Роран почувствовал невыносимый жар, все вокруг него завертелось и закрутилось, после чего он провалился в пустоту.
Молот выпал из его руки, а правое колено взорвалось болью. Затем что-то тяжелое ударило ему в рот, и он почувствовал, что у него выбит зуб, а рот заполняется кровью.
Когда все наконец закончилось, то он остался где и был, лежа на животе, слишком ошеломленный, чтобы двигаться. Его чувства потихоньку возвращались, прямо перед своим носом он увидел гладкую поверхность серо-зеленого булыжника и почувствовал запах раствора, скрепляющего камень. По всему телу он чувствовал боль и ушибы, которые требовали его внимания. И единственный звук, который он слышал, был шумом его собственного колотящегося сердца.
Когда он вновь начал дышать, часть крови из его рта проникла в легкие. Отчаянно нуждаясь в воздухе, он кашлянул и выпрямился, выплевывая наружу сгустки черной слизи. Он увидел как один из его резцов выпал изо рта и отскочил от булыжника, поразительно белый на фоне пятен выплюнутой крови. Он поднял его и присмотрелся; конец резца был отколот, но корень казался неповрежденным, так что он облизал зуб, чтобы очистить его, а затем вставил его назад в образовавшуюся в десне дыру, каждый раз морщась от боли при прикосновении к воспаленной плоти.
Пытаясь оторвать себя от земли, он наконец встал на ноги. Его отбросило на порог одного из домов на границе площади. Его люди были разбросаны вокруг него, их руки и ноги были искривлены, шлемы потеряны, мечи вырваны из рук.
В который раз Роран возблагодарил судьбу за то, что пользовался молотом, поскольку некоторые Вардены умудрились своим щитом нанести удары себе или своим товарищам.
Молот? Где же мой молот? — запоздало подумал он. Роран осматривал землю, пока не обнаружил рукоятку своего оружия, торчащую из-под ноги лежавшего рядом воина. Он вытащил молот наружу, а затем повернулся и окинул взглядом площадь.
Солдаты и Вардены беспорядочно валялись вокруг. От фонтана ничего не осталось, кроме груды камней, через которые неровно пробивалась вода. За ним, где раньше стоял Карн, сейчас лежал лишь почерневший усохший труп, его дымящиеся конечности были плотно сжаты, как у мертвого паука. Останки были настолько обуглены, что было трудно представить, что когда-то это было живым человеком. Невероятно, но маг с ястребиным носом, все еще стоял на том же месте, хотя взрыв уничтожил всю его верхнюю одежду, оставив его в одних штанах.
Рорана охватила неконтролируемая ярость, и даже не задумываясь о собственной безопасности, он направился к центру площади с твердой решимостью покончить с магом раз и навсегда.
Полуобнаженный маг не сдвинулся с места даже когда Роран подошел ближе. Подняв свой молот, Роран перешел на неуклюжий бег и выкрикнул боевой клич, который и сам смутно слышал.
А колдун так и не произвел ни единого движения, чтобы себя защитить.
Вообще то Роран понял, что маг не сдвинулся даже на дюйм с момента взрыва. Он был больше похож на статую, чем на человека.
Кажущееся безразличие колдуна к приближению Рорана, призывало его не обращать внимания на необычное поведение мага, или в данном случае, отсутствие каких-либо действий, и просто врезать ему по голове, пока он не пришел в себя. Тем не менее, осторожность Рорана заставила его остудить свою жажду мести и замедлить шаг, не доходя до колдуна примерно пять футов.
Он был рад, что поступил именно так.
Хотя колдун выглядел нормальным издалека, подойдя ближе Роран увидел, что его кожа была морщинистой и свободно свисала, как у человека втрое старше него, а еще приобрела грубую и жесткую текстуру. Цвет кожи был темным и продолжал темнеть с каждым мигом, как будто его тело было обморожено.
Грудь человека вздымалась, а его глазные яблоки вращались в глазницах, но в остальном казалось, что он не способен сдвинуться с места.
Роран наблюдал, как у человека сморщивались руки, шея и грудь, появились кости, остро выпиравшие наружу, усохли бедра, живот висел, как пустой бурдюк. Его губы свернулись трубочкой и начали впадать внутрь, обнажая желтые зубы и преобразуя их в жуткий оскал. Глаза сверкнули и стали сдуваться, сплющивались, плоть вокруг глаз погрузилась внутрь.
Мужчина дышал прерывисто,на грани паники. Дыхание было слабым, но все еще не совсем остановилось.
В ужасе, Роран отшатнулся. Он почувствовал какое-то пятно под сапогами и, посмотрев вниз, увидел ,что стоит в растекающейся луже воды. Сначала Роран подумал, что это из разбитого фонтана, но затем он понял, что вода текла от ног парализованного мага.
Роран выругался и с отвращением отпрыгнул на сухой участок земли. Увидев воду, он понял, что сделал Карн, и это лишь увеличило наполняющее его чувство ужаса. Похоже, что Карн создал заклинание, вытягивавшее каждую каплю влаги из тела вражеского мага.
За следующие пару секунд, заклинание сделало человека похожим на скелет, завернутый в оболочку из черной кожи. Это выглядело так, как будто он жил в пустыне Хадарак сотни лет, подвергаясь воздействию солнца, ветра и зыбучих песков. Хотя он был безусловно мертв к этому момента, он не упал, потому что магия Карна держала его вертикально. Ужасное,оскалившееся привидение, сравнимое с самыми ужасными вещами, которые Роран когда-либо видел в своих кошмарах или на поле боя.
Позже, иссушенная поверхность тела мага рассеялась, как разлетается мелкая серая пыль, поднятая прозрачными занавесками и плавающая поверх воды, как пепел от лесных пожаров. Мышцы и кости вскоре тоже рассеялись по ветру, как и внутренние органы, а затем и последние оставшиеся части мага с ястребиным носом разрушились, оставив после себя лишь небольший, конический холмик с прахом, который поднимался из фонтана.
Роран посмотрел на труп Карна, и быстро отвел взгляд, не в силах смотреть. По крайней мере, ты отомстил ему. Затем он отбросил мысли об убитом друге, которые были слишком болезненными для него самого. Вместо этого Роран сосредоточился на текущих проблемах — в частности, на вражеских солдатах, которые понемногу поднимались с земли.
Роран увидел варденов, которые делали то же самое.
— Эй! За мной! — закричал он. — Сейчас или никогда!
Он показал на людей, которые возможно были ранены:
— Помогите им и поставьте в центр строя. Никто не останется позади. Никто! — его губы дрожали, когда он говорил, и голова раскалывалась, как будто он пил всю ночь напролет.
Вардены собирались на звук его голоса и спешили присоединиться к нему. Как только мужчины построились в колонны позади него, Роран занял свое место в первом ряду воинов между Балдором и Делвином, оба из которых были ранены взрывом.
— Карн погиб? — спросил Балдор.
Роран кивнул и поднял свой щит, равно как и другие людей, чтобы они образовали твердые, внешне обращенною стену.
«Тогда мы лучше будем надеяться што у Халстеда нет другого мага спрятаного где-то», пробормотал Делвин.
Когда вардены были все на месте, Роран закричал: «Шагом марш!» И воины зашагали по всей оставшейся части двора.
Было ли это, потому что их боевой дух был меньше чем у варденов или потому что взрыв нанес им более сильный удар, и имперские солдаты не смогли восстановиться быстро и были все еще дезорганизованы, когда вардены перемещались по городу.
Роран проворчал и поддался назад на шаг, поскольку копье в его щите, вызывало онемение его руки, ослабляя ее под тяжестью. Круговым движением он прошелся молотом по лицевой стороне щита. Молот отскочил от ручки копья, которое отказалось сдвинуться с места.
Быть может, это был тот же солдат, что бросил в него копьем, солдат ухватился за свой шанс и стал размахивать мечом, пытаясь достать шею Рорана. Роран, поднял свой щит с застрявшим в нем копьем, держать было неудобно и тяжело. Поэтому Роран использовал свой молот, вместо того, чтобы убивать мечом.
С краю лезвие было почти невозможно увидеть, он плохо парировал, и пропустил меч с молотом. Тогда он бы умер, если бы не костяшки его пальцев, на которых была закреплена плоская пластина, она отклонила лезвие на несколько дюймов в сторону.
Линия огня поразила Рорана в правое плечо. Зазубренные молнии сбили его сторону, и перед глазами вспыхнул яркий желтый свет. Его правое колено подогнулось, и он упал вперед.
На камень, что был под ним. Его окружили. Повсюду были только ноги и ступни, не дававшие откатиться в безопасное место. Все тело ныло, он понимал, что сопротивление бессмысленно, он увяз как муха в меду.
Слишком медленно, слишком медленно, думал он, пятаясь освободить руку от щита и положить его обратно под ноги. Если он останется на земле, то будет либо зарезан, либо истоптан. Слишком медленно!
Затем перед ним появился солдат, который схватил Рорана за живот, через секунду, кто-то вытащил его за шиворот кольчуги и поставил вертикально, придерживая до тех пор, пока Роран не пришел в себя. Это был Балдор.
Вывернув шею, Роран посмотрел туда, куда солдат ударил его.Пять ударов в кольчугу, но броня выдержала и не разорвалась. Несмотря на то, что из раны на руке текла кровь и было больно, Роран напряг шею и стал ее осматривать, и хотя рана не была угрожающих размеров, он остановился, чтобы убедиться, что все в порядке. По крайней мере его правая рука еще работала, этого было достаточно, чтобы продолжать борьбу — это единственное, что его интересовало сейчас.
Кто-то передал ему запасной щит. Он мрачно взвалил его и пошел дальше со своими людьми, заставляя солдат отступать по широкой улице, которая вела от площади.
Вскоре солдаты бежали перед подавляющей силой варденов,убегая вниз по бесчисленным переулкам и аллеям.
Роран помолчал, затем послал пятьдесят своих людей назад, чтобы закрыть опускную решетку и подходы к ней, чтобы защитится от любых врагов, кто будет преследовать Варденов в сердце Эроуза. Большинство солдат в городе будут размещены близко к наружной стене, чтобы отразить осаждающих, и у Рорана не было ни малейшего желания встретиться с ними лицом к лицу в открытом бою. Это было бы самоубийственно, учитывая какими силами обладал Хальстэд.
Позже Вардены почти не встретили сопротивления, когда они шли по внутреннему городу в большой украшенный дворец, где правил Владыка Хельстад.
Просторный двор с искусственным прудом, где плавали гуси и белые лебеди, лежал перед дворцом, который на несколько этажей возвышался над остальными Эроузом. Дворец был красивый, с богатыми открытыми арками, колоннадами, с широкими балконами, предназначенных для танцев и вечеринок. В отличие от замка, что находился в самом центре Белатона, он, очевидно, был построен для удовольствия, а не для обороны.
-Они, должно быть, считали, что никто не сможет проникнуть за внешние стены города, — подумал Роран.
Несколько дюжин охранников и солдатов напали на варденов во внутреннем дворе, когда увидели их, все время скандирующих боевые кличи.
— Держать строй! — приказал Роран, как только его люди бросились к ним.
Спустя несколько минут, звуки сражения заполнили двор. Гуси и лебеди в смятении кричали и били крыльями по воде, но ни один не покинул пруд.
Это не заняло много времени у варденов разгромить солдат и охранников. Затем они ворвались на лестничную площадку, которая была настолько богато украшена картинами на стенах и потолках, а также золоченой лепниной, резной мебелью, и узорным полом, так что Рорану было трудно принять все это сразу. Богатство, необходимое для создания и поддержания такого здания было больше, чем он мог понять. Вся ферма, где он вырос, не была равна по ценности и одному креслу в этом королевском зале.
Через приоткрытую дверь, Роран увидел трех служанок, бегущих по длинному коридору так быстро, насколько им это позволяли длинные юбки.
«Не дайте им уйти!» закричал он.
Пять мечников отделились от основной части варденов и помчались за женщинами, ловя их прежде, чем они достигнут конца коридора. Женщины произнесли пронзительные крики и сильно сопротивлялись, цепляясь за похитителей, поскольку мужчины тянули их обратно, где их ждал Роран.
— Хватит! – осадил Роран, когда женщин подтащили к нему, они прекратили брыкаться, хотя и продолжали всхлипывать и стонать. Самая старая из них, крепкая матрона, с неопрятно уложенным пучком серебристых волос на затылке и ключами на поясе, показалась Рорану самой адекватной, таким образом, он спросил ее: — Где лорд Халстед?
Женщина напряглась и подняла подбородок.
— Делайте со мной что хотите, сэр, но я не предам своего господина.
Роран прошел вперед, пока не оказался в футе от них. — Послушайте меня, и послушайте внимательно,- прорычал он. — Эроуз пал, и вы и все остальные в этом городе в моей власти. Вы уже ничего не сможете изменить. Скажите, где Халстед и мы позволим вам и вашим подругам уйти. Вы не сможете оградить его от смерти, но еще в состоянии сохранить жизнь себе. Разбитые губы так распухли, что ему самому едва удавалось понять свою речь и с каждым словом, капли крови вылетели из его рта.
— Моя собственная судьба не имеет значения, сэр, — сказала женщина, ее непреклонное выражение лица сделало бы честь любому воину.
Рорэн чертыхнулся и хлопнул своим молотом по щиту, создав сильный шум, который отозвался громким эхом в сводчатом зале. Женщины вздрогнули при этом звуке.
— Вы рехнулись? Стоит ли Халстед вашей жизни? Империя? Гальбаторикс?
— Я не имею понятия ни о Гальбаториксе, ни о Империи, сэр, но Халстед был всегда добр к прислуге, и я не хочу видеть его повешенным такими людьми, как ты. Гадкие, неблагодарные дряни, вот вы кто.
— Так ли это?- он уставился на нее, свирепо. — Как вы считаете, долго ли вы сможете держать язык за зубами, если я решу выжать из вас информацию силой?
— Вы никогда не заставите меня говорить, заявила она и Роран ей поверил.
«Что насчет них?»- Он кивнул в сторону других женщин, самой молодой из которых было не больше семнадцати. «Ты готова отпустить их быть разрезанными на кусочки, только для того, чтобы защитить своего господина?»
Женщина презрительно фыркнула, а затем сказала: — Господин Халстед находится в восточном крыле дворца. Вы можете дойти туда по коридору, через Желтую комнату и цветник Леди Галианы, вы найдете его, несомненно как дождь.
Роран слушал с подозрением. Ее капитуляция оказалась слишком быстрой и слишком легкой, по сравнению с ранним сопротивлением. Кроме того, в то время как она говорила, он заметил, что другие две женщины реагировали с удивлением и некоторой другой эмоцией, которую он не смог идентифицировать. [i]»Путаница?»[/i], задался он вопросом. В любом случае они не отреагировали так, как он ожидал, сдала ли седая женщина только что их лорда в руки врагов. Они были слишком тихи, слишком подавлены, как будто они скрывали что-то.
Из них двоих, девушка была наименее опытной в маскировке своих чувств, поэтому Роран повернулся к ней с самым устрашающим взором. » Она лжет, не так ли? Где Халстед? Говори!»
Девушка открыла рот и покачала головой, потеряв дар речи. Она попыталась отбежать от Рорана, но один из воинов крепко держал ее.
Роран пожошел к ней, уперся щитом в ее грудь, выбивая воздух из нее, и уперя своим в щит, прижимая ее между ним и человеком, стоящим за ней. Подняв молот, Роран коснулся ее щеки. — Ты довольно красива, но тебе будет трудно найти кого-нибудь, кроме стариков, если я выбью твои передние зубы. Я потерял свой зуб сегодня, но мне удалось вставить его. Видишь? — И он развел губы в улыбке, которая была отдаленным приближением улыбки. — Я заберу твои зубы, так что вы не сможете вставить их обратно. Они будут прекрасным трофем, а? — И сделал угрожающие движения с молотом.
Девушка съежилась и закричала:
— Нет! Пожалуйста, сэр, я правда не знаю. Пожалуйста! Халстед был в своих апартаментах, встречаясь с капитанами, а после он с Леди Галлианой собирался сходить к туннелю в доках, и…
Тара, дура! Воскликнула надзирательница.
Там их ждал корабль,то есть, и я не знаю, где он сейчас,но, пожалуйста, не бейте меня, я больше ни чего не знаю, сэр, и-
— Его апартаменты — закричал Роран — Где они?
Рыдая, девочка рассказала ему.
Когда она законочила говорить, он сказал: «Идите». Они ушли и только стук их каблуков эхом отдавался от полированого пола.
Роран провел варденов через огромное здание в соответствии с инструкциями девушки. Десятки полураздетых мужчин и женщин пересекли их путь, но ни один не остановился, чтобы бороться.в дворце звенели крики и вопли так, што он хотел закрыть уши пальцами.
За Полпути к месту назначения, они наткнулись на атриум со статуей огромного черного дракона в середине. Роран спросил, был ли он драконом Гальбаторикса, Шруйканом. Как в толпе мимо статуи, Роран услышал протяжный звук, а затем что-то ударило его в спину.
Он упал на каменную скамью рядом с дорогой и схватился за нее.
Боль.
Мучительная, мысли уничтожающая боль, подобных которым он никогда не испытывал. Боль настолько интенсивная, что он бы отрезал собственную руку, чтобы ее остановить. Он чувствовал, как будто раскаленная кочерга была зажата в спину.
Он не мог двигаться…
Он не мог дышать…
Даже самое незначительное движение принесло ему много страданий
Тени упали на него, и он услышал крики Балдора и Делвина, тогда Бригман что то говорил всем людям, хотя Роран не мог понять это.
Боль вдруг увеличилось в десять раз, и он заорал, что только сделало хуже. С усилием воли он заставлял себя оставаться абсолютно неподвижным. Слезы текли из уголков его закрытых от боли глаз.
Затем Бригман начал с ним говорить:
— Роран, у вас стрела в спине. Мы попытались поймать лучника, но он сбежал.
-Больно…, зашипел Роран.
— Это потому, что стрела попала по одному из ваших ребер. Она бы прошла насквозь в противном случае. Вам повезло, еще бы дюймом выше или ниже, и она бы пробила твой позвоночник и лопатки.
— Вытащите ее, — сказал он сквозь стиснутые зубы.
— Мы не можем; стрела стрела имела игольчатую наконечник. И мы не можем протолкнуть ее на другую сторону. Она должна быть вырезана. У меня есть некоторый опыт работы с этим, Роран. Если вы доверяете мне, чтобы я орудовал ножом, я могу сделать это здесь и сейчас. Или, если хотите, мы можем подождать, пока не найдем вам целителя. Там где-то во дворе должны были быть один или два.
Хотя ему не очень то хотелось отдавать власть над собой Бригману, Роран больше не мог терпеть боль, поэтому он сказал:
— Сделайте это здесь…Балдор?…
«Да , Роран ?»
— Возьмите пятьдесят человек с собой, и найдите Халстеда. Что бы ни случилось, он не должен сбежать. Дельвин…останься со мной..
Короткая дискуссия между Балдором,дельвином и Бригманом из которой Роран слышал лишь разрозненные слова.Затем большая часть варденов покинула атриум,в котором стало заметно тише.
По настоянию Бригмена команда воинов принесла стулья из соседней комнаты, ломая их на кусочки, и сооружая костер с подкладкой из насыпи гравия рядом со статуей. В огонь был помещен наконечник кинжала, который был знаком Рорану, т.к. Бригман будет использовать его чтобы прижечь рану на его спине после удаления стрелы, чтобы он не истек кровью.
Пока он лежал на жесткой и трепещущей скамье, Роран сосредоточился на контроле своего дыхания, с медленными, мелкими вдохами-выдохами, чтобы уменьшить боль. Это было трудно, он очистил свой ум от всех других мыслей. То, что было и что может быть уже не важно, только постоянный приток и отток воздуха через нос.
Он почти упал в обморок, когда четверо мужчин подняли его со скамьи и перевернули его лицом в низ. Кто-то заткнул его рот кожаной перчаткой, усилив боль его порванных губ, в то время как грубые руки схватили каждую из его ног и рук, выпрямили и удерживали их на месте.
Роран поглядел назад, чтобы увидеть, что Бригман оускался на колени около него, держа кривой охотничий нож в одной руке. Нож начал спускаться, и Роран закрыл глаза снова и закусил посильнее перчатку.
Он вдохнул.
И выдохнул.
А потом время и память перестали для него существовать.