Глава 43. Зал предсказаний — Книга Эрагон 4

Третий раз человек посетил её, Насуада спала. Стук в дверь заставил её проснуться, сердце бешено колотилось.
Ей понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить, где она была. Когда она сделала это,то нахмурилась и заморгала глазами. Она хотела потереть глаза.
Она еще больше нахмурилась, когда посмотрела на свое тело и увидела совсем еще свежее пятно на сорочке, по всей видимости от вина во время трапезы.
Почему он так скоро вернулся?
Ее сердце ушло в пятки, поскольку мимо прошел человек, несший в руках большой медный мангал, полный древесного угля, потом поставил его под ноги в нескольких метрах от печи, где помещались три длинных утюга.
Время, когда ей стало совсем страшно, наконец пришло.
Она пыталась поймать его взгляд, но мужчина отказывался смотреть на нее, по скольку был занят разжиганием измельченных трут в мангале. Пока искры пылали и распространялись, трут светился словно шар из разноцветных проводов. Мужчина наклонился, свернул губы и подул на разгорающееся пламя, нежно, как мама целует свое чадо, и искры закрутились в пламени огня.
Некоторое время он смотрел за огнем, выстраивая насыпь из углей в несколько дюймов высотой, так дым поднимался поднимался гораздо выше к решетке. Она наблюдала за всем этим с болезненным увлечением, не в силах оторвать взгляд, уже зная, что ждет ее. Никто не решался заговорить; все выглядело так, словно им обоим было стыдно признаться в чем то.
Он подул на угли снова, затем чуть придвинулся к ней.
«Не сдавайся» сказала она себе,напрягаясь.
Она сжимала кулаки и сдерживала дыхание,так как человек подходил все ближе и ближе.
Подобное перу прикосновение ветра коснулось её лица,когда он прошел мимо неё и она слушала как его шаги затихают.
Она вдохнула и расслабилась.Как магниты,горящие угли притягивали взор.Унылый рыжеватый жар шел от них.
Она смочила губы и подумала, как хорошо было бы сделать глоток воды.
Один из углей подскочил и раскололся на два, но в остальном было тихо.
Когда она лежала, не в состоянии бороться или бежать, она стремилась не думать. Мышление бы только ослабило ее решимость. Как бы ни было случилось то что должно было случиться, и никакое количество страха или тревоги не может изменить эту ситуацию.
Новые шаги послышались в коридоре вне комнаты: из них были марширующими в одном ритме, некоторые нет. Вместе они создавали множество грубых эхо, что делало невозможным определить количество приближающихся людей. Процессия остановилась в дверном проеме, и она услышала бормочущие голоса, и затем две пары трещащих шагов — этот звук, как она предположила, был вызван сапогами для верховой езды, — вошли в комнату.
Дверь закрылась с полым стуком.
Она услышала как кто-то спускается по лестнице.Она увидела руку которая поставила стул на самый край ее видения.
Человек сидел там.
Он был крупным:не толстым но широкоплечий.Длинный драпированный черный мыс висел вокруг него. Это выглядело громоздко,как будто его что-то придерживало.Свет от углей и от светящегося фонаря золотил края его формы,но его особенности оставались в тени,чтобы можно было их получше разобрать. Однако, тени не сделали ничего, чтобы скрыть очертания острой, резкой короны, которая опиралась на его бровь.
Её сердце ёкнуло.С усилием она возобновило свой быстрый темп.
Второй человек, на этот раз одетый в темно-бордовую безрукавку и леггинсы, и то и другое было отделанно золотой нитью, прошел мимо, к жаровне, и встал спиной к ней, в то время как он перемешивал угли одним из железных прутов.
Человек снял свои рукавицы и перчатки,под ними его руки были цвета бронзы.
Когда он заговорил,его голос был низок и богат.Любого барда имеющего такой голос будут хвалить во всем мире.Её кожу начало колоть от этих звуков,его слова казалось нахлынули на неё как теплые волны,лаская ее,обманывая её,связывая её.Слушать его было так же опасно как слушать Эльву.
-Добро пожаловать в Урубаен, Насуада,дочь Аджихада-сказал человек в кресле-Добро пожаловать в мой дом.Много времени прошло с тех пор как вы осчастливили меня своим присутствием.Я был немного занят в другом месте,но теперь я обещаю не пренебрегать своими обязанностями хозяина-в конце угроза прозвучала в его голосе.
Она никогда не видела Гальаторикса лично,только изучала описания и русунки,но эффект который производили на неё его речи не давал усомнится в том,что он действительно король.
В его акценте и дикции,было что-то такое,что казалось будто он говорит не на том языке на котором его воспитывали.Это были тонкие различия,но их невозможно было проигнорировать.Возможно это потому,что язык изменился с тех пор как он родился.Это было бы разумно так как его манера говорить напомнила ей,нет нет ничего не напомнила ей.
Он наклонился вперед и она могла чувствовать его пристальный взгляд направленный на неё.
-Вы моложе, чем я ожидал.Я знал,что вы недавно достигли совершеннолетия,но тем не менее.Вы не более,чем ребенок.Большинство кажется мне детьми в эти дни.Скачущие,прихорашивающиеся дети,которые не знают,что лучше для них,дети которые нуждаются в руководстве более взрослого и мудрого.
-Такого как вы?-сказала она,презрительным тоном.
Она услышала,что он смеётся.
-А,что лучше пусть нами правят эльфы?Я единственный из нашеё расы кто может держать их в страхе.По их рассчетам даже наши самые старые люди были бы только,негодными молодыми людьми негодными к взрослой жизни.
-Но и вы тоже,молодой по их рассчетам-она не знала откуда прибыла её храбрость,но она чувствовала себя сильной.Накажет её король за это или нет она была полна решимости говорить her mind????
-Ах,но содержу знания не только о своей жизни.Воспоминанания о сотнях мои.Жизнь сложилась к жизни:любовь,страдания,победы,поражения,извлеченные уроки,сделанные ошибки-все лежит у меня в голове нашептывая мне мудрости.Я помню эры.Во всей истории даже среди эльфов не было такого как я.
«Как это возможно?» — прошептала она.
Он поменял позу в кресле. -Не пытыйтесь притворяться, Насуада. Я знаю что Глаэдр дал своё сердце сердец Эрагону и Сапфире, и я знаю что он там, с Варденами, даже сейчас. Вы понимаете о чём я говорю.
Она подавила в себе острое ощущение страха.Факт, что Гальбаторикс был готов обсудить такие вещи с ней — что он был готов отнестись, даже косвенно, к источнику ее власти — давал надежду на то,что возможно он когда-нибудь ее освободит.
Во время беседы,он жестикулировал в комнате своими рукавицами. “Прежде, чем мы продолжим,вы должны узнать что-нибудь об истории этого места. Когда эльфы начали изучать эту часть света,то они обнаружили щель, похороненную глубоко в пределах земли,которая вырисовывается на равнине Паланкар.Откос они ценили как защиту,против нападения драконов, но щель, они ценили по другой причине.Благодоря случаю они обнаружили, что пары, выходящие из трещины в камне,давали возможность тем, кто спал около этого места,мельком увидеть будущее.Так, более чем две с половиной тысячи лет назад,эльфы построили эту комнату на трещине,и сюда прибыл оракул, чтобы жить здесь в течение многих многих сотен лет,даже после того, как эльфы оставили остальную часть Иллирии. Она сидела там,где вы теперь лежите,и она коротала столетия, мечтая обо всем, что было,есть и б
“Но со временем,воздух потерял свою силу,и оракул,со своими дежурными ушли отсюда. Кем она была и куда она пошла, ни один не может сказать наверняка. У нее не было никакого имени кроме Предсказателя, и определенные истории принуждают меня полагать, что она не была ни эльфом, ни гномом,чем-то большим.Во время ее проживания здесь эта палата стала называться, как Вы могли бы ожидать, Зал Предсказателя, и таким образом,она называется и сегодня — только теперь Вы — предсказатель, Насуада, дочь Аджихада.”
Гальбаторикс развел руками. «Это место создано для того, чтобы говорить… и слушать правду. Я не могу врать в пределах этих стен, даже слукавить, и то не могу. Тот, кто стоит на этих камнях, становится провидцем, и многие не смогли принять эту идею, но в итоге все соглашаются. И вы не будете исключением.»
Ножки стула царапали пол, и вскоре она почувствовала дыхание Гальбаторикса напротив ее уха. «Я знаю, тебе больно это осознавать, Насуада, сложно поверить в это. Вам придется измениться, чтобы принять все это. Нет ничего сложнее в жизни, чем изменение самого себя. Я понял это, поэтому я изменил себя и не один раз. Тем не менее, я буду здесь, чтобы держать вас за руку и помочь в этом сложном процессе. Вам не нужно проходить это в одиночку. И вы можете утешить себя тем, что я не собираюсь вам врать. Никто из нас не должен. Не в этой комнате. Можете не верить, но в итоге вы придете ко мне и все равно поверите. Это священное место, и идея осквернить его представляется мне не больше, чем отрезать себе руку. Вы можете спросить все что угодно, ия обещаю говорить только правду, Насуада, дочь Аджихада. Как король этих земель, даю вам слово чести».
Она работала своей челюстью взад и вперед, пытаясь найти правильный ответ. Затем, сквозь зубы, она процедила, » Я ничего вам не скажу, как сильно бы вы этого не хотели!».
Медленный гортанный смех раздался по всей комнате. «Вы не поняли, я похитил вас не затем, чтобы выудить информацию. Вы не можете сказать мне то, чего бы я не знал. Число и расположение войск; общее состояние провизии; расположение продуктовых обозов; каким образом вы планируете взять эту крепость; обязанности, привычки и особенности Эрагона и Сапфиры; Даудаерт, который вы нашли в Белатоне; даже способности девочки-провидицы, Эльвы, которую вы не так давно приютили у себя — все это я знаю, даже больше. Должен ли я привести вам точные цифры статистики. Ну хорошо. Мои шпионы более многочислены и высокопоставлены чем вы можете себе представить, вдобавок у меня есть и другие способы добычи информации. У вас нет секретов от меня, Насуада, ни одного; по этому нет смысла устраивать вам допрос».
Его слова причинили ей боль, но она постаралась не подать вида. «зачем же?»
«Почему я притащил вас сюда? Потому что, моя дорогая, у вас есть дар убеждения, что намного опаснее чем любые чары. Эрагон не представляет для меня угрозы, также как и эльфы, но вы… вы опасны на много больше их. Без вас вардены стали бы как слепые быки; они будут брыкаться и фыркать, и они будут подниматься на дыбы, не обращая на то, что находится перед ними. Затем я уничтожу их с помощью их же глупости.
«Но разрушение варденов не главная причина вашего похищения. Нет, вы здесь, потому что удостоились моего внимания. Вы жестки, цепки, амбициозны и умны — лучшие качества, которые я приветствую в моих слугах. Я хочу, чтобы вы были рядом со мной, Насуада, как мой главный советник и главнокомандующий моей армии, так как я двигаюсь к реализации последней стадии моего грандиозного плана, который я замышлял в течение целого века. Новый порядок грядет в Алагейзии, и я хотел бы что бы стали его частью. С тех пор, как последний из Чертовой Дюжины умер, я искал тех, кто бы смог занять их место. До недавнего времени мои усилия были напрасны. Дурза был весьма полезен, но будучи шейдом, и у него были свои недостатки: отсутствие самосохранения к примеру. Из всех кандидатов, которых я проверял, выстоил только Муртаг, он стал первым, кто прошел все мои испытания. Ты следующая. Я уверен. А Эрагон будет третьим.»
Мурашки ползли по коже, пока она слушала его. То что он предлагал, было куда хуже того, что она себе представляла.
Одетый в бардовое человек в жаровне поразил ее, толкая один из железных прутов в раскаленные угли с такой силой, что конец этог прута сильно ударился о медный котел.
Гальбаторикс продолжал говорить:»Останьтесь со мной и вы сможете сделать куда больше нежели с варденами. Подумайте об этом. Под моим началом вы бы могли помочь установить мир во всей Алагейзии, и вы были бы моим главным помощником в этом деле.»
-Я бы скорее позволила тысяче гадюк искусать меня, чем согласилась помогать тебе.- И она плюнула в воздух
Ещё раз его смех отразился по всей комнате, звук человека который ничего не боится, даже смерти. «Мы посмотрим.»
Она вздрогнула, почувствовав, что кто то коснулся пальцем ее локтя. Он медленно прочертил круг, затем коснулся первого из ее шрамов на предплечье, и остановился на шее. Палец постучал трижды прежде чем перейти к следующему шраму, затем обратно, перебирая их как стиральную доску.
-Вы победили своего противника в Испытании Длинных Ножей-сказал Гальбаторикс-И с большим количеством порезов чем любой на моей памяти.Это означает,что вы очень волевой человек,способный отключить своё воображение.Так ка не страх превращает людей в трусов а их воображение.Однако ни один из этих признаков не поможет вам сейчас.Наоборот,помешает.Каждый человек имеет предел,физический или нравственный.Вопрос только в том,сколько времени понадобится,чтобы достичь этого предела.И вы его достигните я обещаю.Ваша сила может отсрочить момент.Но не предотвратить.И ни один из ваших подопечных вам не поможет пока вы в моеё власти.Почему же,тогда вы страдаете напрасно?Никто не подвергает сомнению ваше мужество,вы уже доказали его всем.Сдайтесь сейчас.Нет никакого позора в принятии неизбежности.Продолжать,означет мучаться лишь из чувства долга.Откиньте это чувство теперь и дайте мне клятву вассала феодалу на древнем языке.И меньше чем через час у вас будут десятки слуг,одежды из шелка,лучшие палаты,и место за моим обеденным столом.
Он сделал паузу, ожидая ее ответа, но она пристально смотрела на линии, нарисованные на потолке и отказывалась говорить.
На её руке, пальцы продолжили своё исследование, двигаясь от её шрамов к впадинам на запястье, где тяжело оперлись на вены.
-Очень хорошо. Как хотите.- давление на её запястья исчезло.
-Муртаг, подойди, покажи себя. Ты был не вежлив с нашей гостьей.
«Ах, только не он», подумала она, внезапно почувствовав чувство великой печали.
Человек стоявший рядом с жаровней повернулся,и хоть половину его лица скрывала маска Насуада поняла,что это действительно Муртаг.Его глаза были скрыты в тени,а на лице застыло мрачное выражение.
-Муртаг по-началу был неоволен тем,что вступил мне на службу,но потом он оказался способным учеником.У него есть талант отца.Не так ли?
-Да.сир-сказал Муртаг грубым голосом.
«Он удивил меня, когда убил старого короля Хротгара на Пылающих Равнинах. Я не ожидал что он изменит своим бывшим друзьям, с таким рвением, но зато, наш Муртаг полон ярости и жажды крови. Он вырвет горло Кулла голыми руками, если я дам ему шанс, и он у меня есть. Ничто больше не радует тебя, как убийство, теперь это так?»
Мускулы на шее Муртага напряглись.
— Нет, сэр.
Гальбаторикс тихо рассмеялся. — Муртаг Цареубийца…Какое прекрасное имя, имя достойное легенды, но ты не должен стремиться оправдывать его кроме как по моему приказу. Затем ей: — До сегодняшнего дня я не уделял особого внимания обучению его тонкой науке убеждения, вот почему я привел его с собой сегодня. У него уже есть некоторый опыт, но не было практики и сейчас он как раз учится справляться с этим. А разве существует способ лучше, чем делать это здесь, с тобой? Ведь это именно Муртаг убедил меня, что ты достойна присоединиться к моему новому поколению сторонников.
Странное чувство предательства вкралось в неё. Несмотря на то что произошло, она считает Муртага лучше. Она искала его лицо для объяснения, но он стоял непреклонно, как охранник на часах, и держал свой взгляд отведенно; Она ничего не могла прочесть в его выражении лица.
Затем король указал на жаровню и обычным тоном сказал:
— Возьми железо.
Муртаг не пошевелился, лишь сжал свои пальцы в кулак.
Слова звенели в ушах Нисуады, как хлопки огромного колокола. Сильно искажаясь и переплетаясь словно нити, мир казалось завибрировал, как если бы великан пощипывал нити действительности, заставлял их дрожать. В один момент она почувствовала, что падает и воздух перед ней мерцает как вода. Несмотря на все свои усилия, она не могла запомнить букв, которые составляли слова, ни даже язык которому они принадлежат, поскольку слова проходили через ее разум,очищая его и оставляя позади лишь упоминание об их воздействии.
Муртаг дрожал; затем он повернулся, взял один из железных прутов и, запинающимися движениями, вытащил из жаровни. Искры взмыли вверх, как только металл поднялся из углей, и разные тлеющие угли упали на пол, как шишки с сосны.
Конец стержня светился ярко, бледно-желтым,так что даже когда она смотрела, было затемнение к ярко оранжевому. Свет от горячего металла отражается от полированной полумаска Муртага, давая ему бесчеловечный внешний вид. Она увидела своё отражение в маске, ее фигура искажалась в неразборчивый торс с тонкими ногами, которые уменьшались в тонкие черные линии вдоль кривой щеки Муртага.
Все было бесполезно, поскольку она не сможет ничего предотвратить, и когда он стал приближаться к ней, ее сдержанность внезапно испарилась.
-Я не понимаю,- сказала она Гальбаториксу с притворным спокойствием.- Разве ты не собираешься использовать мой разум против меня?
Не то чтобы она хотела этого, но она лучше бы защищалась от атак на её сознание чем терпела ту боль, которую причинило бы ей железо.
«Время еще будет, если понадобится», пообещал Гальбаторикс. «И, признаюсь, я удивлен вашей храбростью, Насуада, дочь Аджихада. Кроме то я предпочел бы не подчинять себе ваш разум, дабы принести мне клятву. Вместо этого, я даю вам возможность сделать выбор самостоятельно, исходя из вашего положения.»
«Почему?» проворчала она.
«Потому что мне доставляет это удовольствие. И так, в последний раз спрашиваю, вы покоритесь?»
— Никогда.
— Да будет так. Муртаг?
Прут опустился к ней, его раскаленный наконечник был похож на огромный сверкающий рубин.
Они ничего не дали ей прикусить, по этому не оставалось иного выбора, кроме как кричать, и ее стоны разносились по всей камере пока голос не пропал и она не потеряла сознание.