Глава 67. Мускулы против металла — Книга Эрагон 4

Роран вскрикнул и отскочил в сторону, когда кирпичный дымоход разбился о землю перед ним, а вслед за тем и тело одного из лучников Империи.
Он стер пот со лба, затем обошел тело и кучу разбросанных кирпичей, прыгая с одного пятна свободной земли к другому, так, как он прыгал по камням вдоль реки Аноры.
Преимущество в сражении было не на их стороне. Это было слишком очевидно. Он и его воины сражались возле внешней стены, четверть часа удерживая потоки вражеских войск, но затем они позволили солдатам заманить их в городские улицы. Теперь становилось ясно, что это было ошибкой. Сражение в переулках было запутанным, кровавым и безнадежным. Его батальоны рассредоточились, и всего лишь небольшое количество воинов осталось рядом — преимущественно мужчины из Карвахолла, четверо эльфов и несколько ургалов. Остальные оказались разбросаны в ближайших улицах, сражаясь в одиночку без высшего руководства.
Худшим оказалось то, что почему-то магия эльфов и других заклинателей работала здесь совсем не так, как должна была. Никто не мог этого объяснить. Они осознали это, когда один из эльфов попытался убить вражеского солдата заклинанием, но вместо этого, оно поразило вардена, которого тут же выел рой жуков. Эльф сразу перекрыл поток силы. Кончина этого мужчины вызвала у Рорана отвращение. Это было ужасно. Смерть, лишенная любых чувств, и это могло случиться с любым из них.
Справа от них, ближе к главным воротам, лорд Барст до сих пор неистово продирался сквозь главные войска армии варденов. Роран выхватывал его боковым зрением несколько раз: он был пешим и, шагая между людьми, эльфами и гномами, Барст отбрасывал их от себя как кегли своей огромной черной булавой. Никто не в силах был остановить этого великана или хотя бы поранить его, поэтому все вокруг старались убраться подальше от него и от его устрашающего оружия.
Также Роран видел короля Орика и группу гномов, которые прорубали себе путь сквозь вражеских солдат. Шлем Орика, украшенный драгоценностями сверкнул на свету, когда он замахнулся своим могущественным молотом. За ним его воины закричали: «Vor Orikz korda!»
В пятидесяти футах от Орика Роран заметил королеву Иммиладрис вихрем, пронесшуюся в сражении. Ее красный плащ взвивался за ней, ее сияющие доспехи слепили, как звезда среди темных масс людей. Над ее головой то и дело мелькал белый ворон, сопровождавший ее.Иммиладрис впечатлила Рорана своими боевыми навыками, свирепостью и храбростью. Этим она напомнила ему Арью, но он решил, что в сражении королева была лучше.
Группа из пяти солдат, зажатых в углу дома, напали на Рорана. Закричав, они направили на него свои копья, попытавшись проткнуть его, как вертелом протыкают жареного цыпленка. Он поднырнул, увернулся и проткнул одного из мужчин своим собственным копьем прямо в глотку. Минуту тот еще оставался на ногах, но, не имея возможности дышать, скоро он свалился на землю, прямо под ноги оставшимся солдатам.
Захваченный удобным случаем, Роран неистово колол и резал врагов.
Одному из солдат удалось нанести удар в его правое плечо. Он почувствовал знакомую слабость, когда охранная магия отстранила меч.
Он был удивлен, что сработала защитная магия. Всего несколько минут назад, когда он не сумел отклонить обод щита, Роран получил глубокий порез на своей левой щеке. Ему хотелось чтоб, что бы ни происходило с магией, он мог самостоятельно решать, когда ей срабатывать, а когда нет. Если бы так и было, ему не нужно было бы рисковать, будучи открытым пусть даже при незначительных ударах.
Роран продвигался к оставшимся двум солдатам, но прежде чем он достиг их, мелькнуло пятно стали, а затем их головы, с выражением удивления на лице, упали на булыжник. Тела рухнули, и за ними Роран увидел травницу Анжелу, одетую в ее черно-зеленые доспехи. В руках она держала свой меч-посох. Рядом с ней находилась пара котов-оборотней. Один из них был в облике мохнатой пятнистой девушки с острыми, измазанными кровью, зубами и длинными кинжалом. Второй оставался в облике животного. Роран предположил, что это мог быть Солембум, но он не был в этом уверен.
«Роран! Как мило тебя видеть, — сказала травница с улыбкой, в целом, выглядевшей слишком веселой, учитывая обстоятельства. — Вообразить только, что мы здесь встретились!»
«Лучше здесь, чем в могиле!» – крикнул он, собирая лишние копья и передавая их мужчине, стоявшему дальше по улице.
«Хорошо сказано!»
«Я думал ты ушла вместе с Эрагоном.»
Она покачала головой. — Он не просил меня, и я бы не пошла, если бы он сделал это. Я не иду ни в какое сравнение с Гальбаториксом. Кроме того, у Эрагона есть Эльдунари, готовые помочь ему.”
«Ты знаешь?»,спросил он в крайнем удивлении.
Она подмигнула ему из-под выступа своего шлема. — Я много чего знаю.
Он хмыкнул и, укрыв свои плечи за щитом, присоединился к другой группе солдат. Травница и коты-оборотни присоединились к нему, так же как Хоорст, Мендель и несколько других.
«Где твой молот?» — Крикнула Анжела, блокируя и раня врагов крученными ударами своего меча-посоха.
«Потерян!»Я уронил его.
Сзади кто-то взвыл от боли. Роран посмотрел назад как только смог и увидел, что Балдор сжимает обрубок своей правой руки. На земле, дергаясь, лежала его рука.
Роран подбежал к нему, перепрыгнув сразу несколько трупов по пути. Хорст уже был рядом с сыном, парируя удары солдата, отрубившего Балдору руку.
Достав свой кинжал, Роран отрезал полоску ткани от туники павшего солдата, затем сказал:
-Здесь!, — и обвязал тряпку на обрубке руки, пытаясь остановить кровотечение.
Травница опустилась на колени рядом с ними, и Роран спросил:
-Ты можешь помочь ему?
Она покачала головой:
-Не здесь. Если я попробую использовать магию, это может закончиться тем, что я убью его. Если ты можешь вынести его из города то эльфы, скорее всего, сумеют спасти его руку.
Роран колебался. Он не был уверен, что он сумеет освободить кого-нибудь, чтобы сопроводить Балдора благополучно из Урубайена. Тем не менее, без руки, Балдору грозит тяжелая жизнь, и у Рорана не было никакого желания обречь его на такое.
-Если ты не хочешь браться за это, тогда я возьмусь, — проревел Хорст.
Роран быстро пригнулся, когда камень размером с борова пролетел над головой и бросил взгляд на крышу дома, с которой сыпались куски каменной кладки. Внутри здания кто-то закричал.
-Нет. Ты нужен нам. — Повернувшись, свистнул и выбрал двух воинов: старого сапожника Лоринга и ургала. — Отнесите его к эльфам так быстро, как только можете, — сказал он, передавая им Балдора. Когда он подошел, Балдор взял свою руку под мышку.
Ургала зарычал и сказал с сильным акцентом, так что Роран с трудом разобрал сказанное:
-Нет! Я остаться! Я драться!, — он ударил мечом по щиту.
Роран подошел, схватил существо за рога, и потянул его, пока не повернул голову Ургала на полоборота. -Ты сделаешь, как я говорю. Роран зарычал. -Кроме того, это не легкая задача. Защити его, и ты покроешь славой себя и свое племя.
Глаза ургала, казалось, просветлели. «Много славы?» сказал он, пережёвывая слова между тяжёлыми зубами.
Роран подтвердил «Много славы!»
«Я сделаю это, Молот!»
С чувством облегчения Роран наблюдал, что эти трое пробирались вдоль внешний стены, так, чтобы миновать места сражений. Он был также рад видеть, что кот оборотень в человеческой форме следует за ними, это была девушка вздыбленные волосы которой покачивались на ветру.
Когда другая группа солдат напала, и все мысли о Болдоре оставили ум Рорена. Он не очень хотел бороться копьем вместо молота, но пришлось обойтись этим, и через некоторое время, улица снова стала безлюдной. Он знал, что отсрочка будет короткой.
Он воспользовался этой возможностью, чтобы присесть на пороге дома и попытаться восстановить дыхание. Солдаты империи казалось, не знают усталости, но он чувствовал слабость в конечностях. Для него это может стать роковой ошибкой если он продолжит.
Когда он сидел, задыхаясь, он слышал крики и вопли доносившиеся со стороны разрушенных ворот Urû’baen. Трудно было понять что происходит в потоке шума, но он подозревал Варденов оттесняли, поскольку шум, казалось, отступал. Среди криков, он мог слышать регулярные взмахи булаву лорда Barst ударяющая одного за другим, и стоны поверженных им врагов
Роран заставил себя встать. Если бы он сидел дальше, то его мышцы одеревенели бы. Спустя мгновение после того, как он отошел от порога, на то место, где он только что сидел, выплеснули содержимое ночного горшка.
«Убийцы!» крикнула женщина из окна и захлопнула ставни.
Роран фыркнул и выбрав путь мимо тел повел своих оставшихся воинов к ближайшему перекрестку.
Они остановились когда солдат пробежал мимо с выражением ужаса на лице. С шипением его преследовал кот оборотень, мех которого был покрыт кровью.
Роран улыбнулся и снова побежал вперед.
Он остановился секунду спустя, когда группа гномов с рыжими бородами бежала к ним из глубины города. “ Приготовьтесь !” кто-то крикнул. “Нас преследует группа солдат, по меньшей мере около сотни.
Роран взглянул, но их никто не преследовал. “Возможно, Вы ошиблись —”, он начал говорить, и затем остановился, когда линия темно-красных туник появилась из-за угла здания на расстоянии в несколько сотен футах. Все больше солдат выходило на улицу словно рой красных муравьев.
«Назад!» Роран кричал. «Назад!» Мы должны найти где-то укрытие. Внешняя стена была слишком далеко, и ни один из домов не был достаточно большими, чтобы служить преградой.
Дюжину стрел выпустили по Рорану и его войнам, как только они принялись убегать вниз по улице.
Роран споткнулся и упал, корчась от боли, стрела Торчала у него из спины. Ощущение было такое, будто кто-то проткнул его большим железным прутом.
Секунду спустя травница(имеется ввиду Анжела) была рядом с ним. Роран кричал когда она вытаскивала стрелу. Затем боль уменьшилась и разум прояснился.
Травница показала ему окровавленную стрелу перед тем как выбросить. «Ваша защита почти остановила её» сказала она помогая ему встать на ноги.
Стиснув зубы, Роран побежал с ней, чтобы воссоединиться со своей группой. Каждый шаг отдавал болью, он понял что не сможет наклонился слишком далеко или резко дернит спиной.
Он не видел подходящего места чтобы укрыться от приближающихся солдат, так что, наконец, он крикнул: «Стоять ! Группируемся ! Эльфы по сторонам! Ургалы спереди и сзади! »
Роран занял свое место в первых рядах, наряду с Дармен, Олбрих, Ургал и одним из рыжебородых гномов.
“Так это вы — кого называют Молотоборец,” сказал гном, глядя как приближались солдаты. “Я боролся рядом с Вашим братом в Фархтен Дур. Это честь бороться теперь рядом с Вами.”
Роран хмыкнул. Он только надеялся, что сможет остаться на ногах.
Тогда солдаты врезались в них, пихая их назад своим весом. Роран упёрся плечом в свой щит и толкнул изо всех сил. Мечи и копья скользили через щели в стене из щитов, он почувствовал удар в его сторону но доспехи защитили его.
Эльфы и Urgals действовали не превзойдено. Они ворвались в линию солдат, что позволило Рорану и другой части воинов использовать их оружие. Краем глаза Рорэн видел, что гном наносил удары солдатам в ноги и пах, заставляя многих упасть.
Солдатам казалась не было конца, Роран был вынужден отступать шаг за шагом. Даже эльфы не смогли остановить наплыв солдат, но не переставали пытаться. Othíara, женщина эльф с которой Роран говорил перед городской стеной, умер от стрелы в шею, а остальные эльфы получил многочисленные раны.
Роран был ранен ещё несколько раз: порез на верхней части его правой икры, который заставил бы его хромать, если бы он был немного выше, другой разрез на бедре той же ноги, где меч проскользнул под край его кольчуги; неприятная царапина на шее, где он ударил себя своим щитом, колотая рана на внутренней части правой ноги, к счастью не задевшая крупных артерий, а также множество синяков, которых он и не смог сосчитать. Ему казалось, что каждая часть его тела была избита деревянным мотком, а затем его использовал в качестве мишени для метания ножа.
Он отступал от линии боя несколько раз, чтобы дать отдохнуть рукам и перевести дух и снова возвращался в бой.
Затем стали появляться здания вокруг них и Роран понял, что солдатам удалось оттеснить их на площадь перед разбитым воротам Urû’baen, и теперь враги были со всех сторон.
Оглянувшись он увидел что эльфы и Вардены отступают от лорда Barst и его солдат.
“На Право!” кричал Роран. “На Право! За здания!” Он указал им своим окровавленным копьем.
С трудом войны уместились за ним, перед крыльцом огромного каменного здания облицованного двумя рядами коллон, таких-же высоких как любое из деревьев в горах Спайн. Между столбами Роран увидел тёмный зёв открытой арки, достаточно большой что-бы прошла Сапфира, если не Шрюнк.
«Наверх! наверх!» Роран закричал и люди, гномы, эльфы, ургалы вмести с ним побежали по лестнице. Там они под прикрытием колон отбивались от преследующих их солдат. С уровня на котором они находились, на двадцать футов выше уровня улиц, Роран увидел что имперцы почти оттеснили Варденов и эльфов к дыре в наружной стене.
Мы терпим поражение, подумал он с внезапным отчаянием.
Солдаты не перестовали наступать. Роран избежал копья и ударил его владельца в живот, сбив солдата и еще двое мужчин вниз по лестнице.
С одной из баллист на соседней стенной башне выстрелило копье нацеленное в лорда Barst. Когда до него оставалось несколько ярдов, копье загорелось, затем рассыпалось в пыль, также, как и каждая стрела выпушенная в этого человек.
Мы должны убить его, думал Roran. Если лорд Barst умрет то солдаты, вероятно, испугаются и отступят. Но, учитывая что эльфы и Kull не смогли это сделать, казалось сомнительным, что кто-то иной кроме Эрагона сможет.
В то время как он продолжал сражаться, Роран поглядывал на лорда надеясь увидеть что-то, что дало бы способ победить его. Он заметил, что Barst шел с небольшой помехой в его шаге, как будто он повредил левое колено или бедро. И казалось он двигается медленнее чем прежде.
Так у него есть свои пределы,- подумал Роран.- Вернее, у Эльдунари.
С криком, он парировал меч солдата, который нападал на него. Рывком щита вверх, он ударил солдата в челюсть убив его на месте.
Роран задыхался и слабел от ран, поэтому он отошел за одну из колонн и прислонилась к ней. Он откашлялся и плюнул, его слюна содержала кровь, он подумал, что это было только от того, что он укусил внутреннюю часть рта, а не из-за проколотых легких. По крайней мере, он хотел чтоб так было. Его ребра ныли, возможно что какое-то было сломано.
Вардены взревели и Роран посмотрев из-за колонны увидел королеву Имиладрис и одиннадцать других эльфов несущихся на лорда Барста. И снова на левом плече Имиладрис сидел белый ворон, он каркал с поднятыми крыльями чтобы лучше балансировать в движении. В руках Имиладрис был меч, в то время как остальные эльфы несли копья со знамёнами и лезвиями в форме листа.
Роран прислонился к колонне, надежда роста внутри него. «Убейте его», прорычал он.
Барст не шевельнулся, чтобы избежать эльфов, но стоял, ожидая их, широко расставив ноги с булавой и щитом по сторонам, как будто ему не было нужды защищаться.
Всюду по улицам борьба замедлилась, так как все повернулись, чтобы посмотреть, что произойдет.
Два передних эльфа опустили копья, и их кони, бросились в галоп, мышцы под их глянцевой шкуройт напрягались и расслялись, пока они мчались через короткий промежуток, отделявший их от Барстаt. На мгновение, казалось, Барст непременно упадет; казалось невозможным, чтобы кто-нибудь пеший мог выдержать такой напор.
Копья не достигли Барста. Его защита разрушила их на расстоянии вытянутой руки от его тела, оставляя в руках эльфов бесполезные осколки древесины. Затем Барст поднял булаву и щит, ударяя ими лошадей по головам, ломая шеи и убивая их.
Лошади упали, и эльфы, сидящие на них подпрыгнули, крутсь в воздухе.
У следующих двух эльфов не было времени, чтобы изменить свое направление. Достигнув Барста, они, как и их предшественники, расщепили свои копья о его магическую защиту. Затем, они так же были сброшены с лошадей, которых Барст атаковал снизу
К тому времени восьми другим эльфам, в том числе Islanzadí, удалось повернуть и задержать коней. Они бегали вокруг Барста держа на него оружие, в то время как четверо эльфов при этом обнажили мечи и осторожно подходили к Барсту.
Мужчина засмеялся и поднял свой щит чтобы защититься от атаки эльфов. Луч света осветил его лицо под шлемом, и даже с большого расстояния Роран мог видеть, что оно было широким, с толстыми бровями и выступающими скулами. В какой-то степени оно напомнило Рорану лицо Ургала.
Четыре эльфа двинулись на Барста с разных сторон и одновременно атаковали его. Барст защитился от одного из мечей с помощью щита, отбил другой своей булавой, и позволил своей защите остановить клинки двух оставшихся эльфов позади него. Он снова засмеялся и замахнулся своим оружием.
Седой эльф бросился сторону, и булава пролетала на безопасном расстоянии
Дважды Барст замахивался, и дважды эльфы уклонялись. Барст не выказал ни тени разочарования. Он сгорбился за своим щитом и выжидал, как пещерный медведь, подстерегающий кого-либо, кто будет достаточно глупым и самонадеянным, чтобы зайти в его логово.
За кольцом эльфов, группа арбалетчиков с криками бросились бежать к королеве Иммиладрис и ее союзникам. Без промедления королева подняла меч над головой и по ее сигналу варденами были выпущены тучи жужжащих стрел, которые поразили вражеских солдат.
Роранн кричал с волнением, наряду со многими из варденов.
Барст расположился среди остатков четырех лошадей которых он убил, чтобы они образовали барьер с обеих сторон. Эльфам слева и с право от него ничего не останется кроме как перепрыгнуть через лошадей, если они захотят напасть на него.
«Сообразительный»,-подумал Роран, нахмурившись.
Эльф бросился вперед на Барста, крича что-то на древнем языке.Барст, казалось, колебался, и его колебание ободрило эльфа подбежать ближе. Тогда Бартс сделал выпад вперед, его булава обрушилась вниз, и эльф раздавленный упал на землю,
Со стороны эльфов раздался стон.
Три оставшихся эльфа были более осторожными после того. Они продолжали окружать Барста, готовых напасть на него при случае, но главным образом держащихся на расстоянии
-Сдавайся!-воскликнула Имиладрис, и её голос раздался на всех улицах города.
-Мы превосходим тебя в количестве. Неважно, насколько ты силён, со временем ты устанешь и твоя защита падет. Ты не можешь победить, человек.
«Нет»? Сказал Барст. Он выпрямился и уронил щит с громким стуком.
Внезапный страх охватил Рорана. «Беги» подумал он «беги!» Крикнул он полсекунды позже.
Но он опоздал.
Согнув ноги в коленях, Барст ухватился за шею одной из лошадей и, освободив левую руку, бросил лошадь в королеву Имиладрис
Если она говорила на древнем языке, Роран не слышал этого, но она подняла руку — и тело лошади остановилось в воздушном пространстве, где упавшие булыжники приземлились с неприятным звуком. На ее плече каркал ворон.
Однако Барст этого не видел. В то время как туша оторвалась от его руки, он подхватил свой щит и бросился к ближайшим эльфийским всадникам. Одна из троих выживших эльфов – женщина с красной лентой обмотанной вокруг руки, подбежала к нему и атаковала его сзади. Барст даже не заметил этого.
Находясь на просторе, эльфийские кони наверняка сумели бы ускользнуть от Барста, но не здесь — на ограниченном пространстве между домами и плотным количеством воинов. Барст был быстрее и проворнее. Он врезался плечом в ребра одной из лошадей, сбив ее с ног, а затем ударил своей булавой эльфа, сидящего на другой лошади, выбив его из седла. Конь закричал.
Круг эльфийских всадников распался. Все устремились в разные направления, пытаясь успокоить скакунов и устранить угрозу.
Полдюжины эльфов вырвались из ближайшего скопления воинов и рассредоточились вокруг Барста, ожесточенно пытаясь проникнуть в его разум. На секунду Барст исчез из виду, а затем его булава рассекла воздух и три эльфа разлетелись прочь. Потом еще двое. Барст продолжал идти. Кровь – свежая и уже засохшая, покрыла черную сталь его смертоносного оружия.
-Сейчас!-взревел Барст, и сотни солдат побежали через площадь и напали на эльфов, вынуждая их защищаться.
— Нет! — Отчаянно воскликнул Роран. Он хотел бы кинуться им на помощь, но слишком много тел – мертвых или раненых – отделяли его от Барста и эльфов. Он нашел взглядом Анжелу, судя по всему, обеспокоенную происходящим не менее чем он. – Мы можем что-нибудь сделать?
— Я могла бы, но это заберет мою жизнь и жизни каждого, кто находится здесь.
Это касается и Гальбаторикса?
— Он слишком хорошо защищен, но наша армия будет уничтожена, как и все, кто находится в Урубаене и даже те, кто сейчас в нашем лагере. Они тоже могут умереть. Это то чего ты хочешь?
Роран покачал головой.
— Думаю нет.
Передвигаясь со сверхъестественной скорость, Барст поражал одного эльфа за другим, с легкостью устраняя их. В одну из атак он поймал за предплечье эльфийку с красной лентой и швырнул ее на землю. Она указала на Барста и прокричала слова древнего языка, но заклятье сработало неверно и поразило эльфа, разрезав его на две части.
Барст убил женщину эльфа ударом булавы, а затем продолжил бежать через лошадей пока не достиг королеву Имиладрис на её белом коне.
Королева эльфов не стала дожидаться пока Барст убьет её коня. Она спрыгнула с седла, её красный плащ расправился, а спутник, белый ворон, взмахнул крыльями и слетел с плеча.
Прежде чем приземляться Имиладрис обрушила свой меч на Барста. Клинок со звоном отскочил от его защиты.
Браст нанес контор удар который Имиладрис парировала ловким поворотом запястья, перенаправив зубчатую булаву в пол. Вокруг них пространство сформировали как друзья так и враги устроившие паузу, чтобы понаблюдать, как они дерутся на дуэли. Над ними кружил ворон вопя и проклиная на своем языке.
Никогда еще Роран не видел такого боя. Удары Имиладрис и Барста были слишком быстрыми чтобы увидеть их — но было видно размытые траектории, когда они ударялись — звук от столкновения оружия был громче чем все другие шумы в городе.
Снова и снова Барст пытался раздавить Имиладрис своей булавой также как и других эльфов. Но она была слишком быстра для него, чтобы он мог поймать и она казалась, если не равной по силе, то по крайней мере достаточно сильной, чтобы отбивать его удары в сторону без особого труда. другие эльфы, думал Роран, наверно помогают её поскольку она не казалась утомленной входе битвы.
Кулл и два эльфа присоединились к Имиладрис. Барст особо не среагировал, а только убил их одного за другим как только они совершали ошибки и попадали в зону его досягаемости.
Роран ухватился за столб покрепче, руки свело судорогой.
Минуты шли а Имиладрис и Браст боролись взад и вперед по улице. Движения королевы эльфов были великолепны: быстрые, гибкие и сильные. В отличие от Барста, она не могла позволить себе сделать не единой ошибку — и если бы она сделала — то магия не защитила бы её. С каждой минутой восхищение Рорана королевой Имиладрис возрастало, он знал что является свидетелем сражения которое будет воспеваться столетиями.
Ворон часто нападал на Барста, стремясь отвлечь его от Имиладрис. После нескольких его попыток Барст стал игнорировать его, поскольку раздражающее его существо не могло тронуть его, а он старалось изо всех сил держаться подальше от его булавы.
Ворон был расстроен этим и стал вскрикивать громче и чаще и становился смелее в своих атаках, с каждой новой вылазкой он становился все ближе к голове и шеи Бартта.
Наконец, когда птица снова напала на Барста, он направил вращающаяся булаву на ворона и подрезал его правое крыло. Птица вскрикнула от боли и упала на ноги к земле, но продолжала бороться и пыталась подняться в небо.
Барст хотел добить ворона но Имиладрис остановила его булаву своим мечём, они стояли друг на против друга с оружием сцепленным вместе в верхней части, лезвие е меча заклинило между фланцами его булавы.
Эльф и человек толкали друг друга. Но никто не смог захватить преимущество. Затем королева Имиладрис крикнула слово на древнем языке и там где сцепились их оружия засиял яркий свет.
Прищурившись, Роран прикрыл глаза рукой и отвел взгляд.
В течение минуты единственными звуками были криками раненных и звон, подобный звону колокола, который становился всё громче и громче, пока это стало почти невыносимо. В стороне Роран увидел кота оборотня и Анжелу, съеживающихся и прикрывающих свои уши лапами и руками.
Когда звук был на самом пике своей интенсивности, лезвие меча Имиладрис треснуло и свет со звоном исчезли.
Тогда королева эльфов ударила в лицо Барста сломанным концом ее меча, и она сказала, “Таким образом я проклинаю тебя Барст, сын Беретгар!”
Барст позволил её мечу пройти сквозь защиту. И тогда он обрушил свою булаву на королеву Имиладрис, попав её между шеей и плечом, она упала в обморок, кровь окрасила её золотой грациозный доспех.
И повисла тишина.
Белый ворон кружился над телом Имиладрис произнеся печальный крик он медленно полетел в сторону дыры во внешней стене, взмахивая своим раненым и окровавленным крылом..
Великий вопль зазвучал от Варденов. Многие мужчины бросили свое оружие и бросились убегать. Эльфы кричали с гневом и горем — самый ужасный звук — и каждый эльф с луком начал стрелять в Барста. Стрелы сгорали прежде, чем могли достигнуть его. Десятки эльфов напала на него, но он отбрасывал их в стороны, так как будто они весили не больше чем дети. В этот момент ещё пять эльфов бросились к телу Имиладрис и положили её на свои щиты в форме листа.
Чувство нереальности охватило Рорана. Из них все Имиладрис была та, которую он меньше всего ожидал, что смогут убить. Он посмотрел на людей, которые бежали и молча проклял их за предательство и трусость, а потом он вернулся взглядом на Барста, который подготавливал свои войска к изгнанию Варденов и их союзников прочь из Urû’baen.
Отчаяние охватило Рорана. Эльфы может и продолжат бой, но люди, гномы и ургалы потеряли кураж боя. Он мог видеть это на их лицах. Они сломались бы и отступили бы, но Барст убил бы их сотнями в спину. Роран был уверен что Барст не останется в городе. Нет он будит их преследовать до лагеря Варденов, рассеивая и убивая всех кого только сможет.
Роран не мог позволить произойти этому.
Хуже того, если Барст достигнет лагеря, Катрина будет в опасности, и Роран не питал никаких иллюзий относительно того, что случиться если солдаты поймают её.
Роран посмотрел вниз на его окровавленные руки. Барст должен был быть остановлен. Но как? Роран прокручивал в голове всё, что знал о магии, пока, наконец, он не вспомнил те чувства которые он испытывал когда солдаты держали и избивали его.
Роран сделал глубокий, судорожный вдох.
Был способ, но он был опасен, невероятно опасен. Если он сделает то что замыслил, он знал, что наверно больше никогда не увидит Катрину снова, не говоря уже о их будущем ребенке. Однако осознав этого он успокоился. Отдать свою жизнь за их жизни — это честный обмен и если бы он смог при этом помочь спасти варденов, тогда он был бы счастлив ею пожертвовать.
— Катрина…
Выбор был прост.
Поднимая голову, он зашагал к травнице. Она выглядела столь же потрясенной и огорченной как и любой из эльфов. Он дотронулся до ее плеча краем щита и сказал:
— Мне нужна твоя помощь.
Она пристально смотрела на него покрасневшими глазами.
— Что ты задумал?
— Убить Барста.
Его слова сковали всех воинов поблизости.
— Роран нет! — воскликнул Хорст.
Травница кивнула.
— Я помогу тебе, чем смогу.
— Хорошо. Я хочу чтобы ты сходила за Джормундуром, Гарцвогом, Ориком, Гримрром и одним из эльфов у которого все еще осталась хоть какая-то власть.
Женщина с волнистыми волосами шмыгнула носом и вытерла глаза.
— Где они должны с тобой встретиться?
— Прямо здесь. И поторопитесь пока еще кто-то не убежал!
Анджела кивнула, затем она и кот-оборотень рысью унеслись, стараясь держаться ближе к стенам зданий для защиты.
— Роран, — сказал Хорст, сжимая его руку, — что ты задумал?
— Я не собираюсь драться с ним сам, если это то, о чем ты подумал, — сказал Роран, кивая в сторону Барста.
Хорст кажется немного успокоился.
— Тогда, что ты хочешь сделать?
— Увидишь.
Несколько солдат с пиками подбежали к крыльцу здания, но рыжеволосые гномы, присоединившиеся к отряду Рорана, с непринужденностью их удержали, в этом случае ступени давали им преимущество в росте над противником.
В то время как гномы защищались от солдат, Роран подошел к ближайшему эльфу, который со злобным выражением, застывшим на его лице с невероятной скоростью опустошал свой колчан, посылая каждую из своих стрел по дуге в Барста. Ни одна из них, конечно, не ни попала в цель.
— Хватит, — сказал Роран. Когда темноволосый эльф проигнорировал его, Роран схватил правую руку эльфа, державшую лук, и потянул ее в сторону.
— Я сказал хватит. Береги стрелы.
Раздалось рычание и затем Роран почувствовал руку вокруг своего горла.
— Не трогай меня, человек.
«Послушай меня! Я могу помочь тебе убить Барста. Только … отпусти меня «.
Через секунду или две, пальцы, обхватывающие шею Рорана расслабились.
— Как, Молотобоец?
Кровожадность голоса эльфа контрастировала со слезами на его щеках.
— Через минуту ты узнаешь. Но сначала у меня к тебе вопрос. Почему вы не можете убить Барста с помощью разума? Он ведь один, а вас так много.
Страдальческое выражение прошло по лицу эльфа.
— Потому что его разум скрыт от нас!
— Но как?
— Я не знаю. Мы не ощущаем ни одной его мысли. Как будто вокруг его разума есть сфера. Мы ничего не видим внутри сферы, но и не можем проникнуть в нее.
Роран ожидал чего-то в этом роде.
— Спасибо, — сказал он, и эльф пренебрежительно кивнул головой в подтверждение.
Гарцвог первым достиг здания; он появился из соседней улицы и взобрался на ступени двумя огромными шагами, затем обернулся и заревел на тридцать сопровождающих его солдат. Видя, что кулл в безопасности среди друзей, солдаты благоразумно отошли.
— Молотобоец! — воскликнул Гарцвог. — Ты звал, и вот я пришел.
Через несколько минут к большому каменному зданию подошли остальные за кем посылал травницу Роран. Эльфа с серебристыми волосами, который сам себя представил, Роран несколько раз видел с Имиладрис. Его звали лорд Дазэдр. Шестеро из них, все окровавленные и утомленные, стояли группой среди колонн с каннелюрами.
— Я составил план с помощью которого можно убить Барста, — сказал Роран, — но мне нужна ваша помощь и у нас мало времени. Могу ли я рассчитывать на вас?
— Смотря какой у тебя план, — сказал Орик. — Сначала расскажи о нем.
Роран постарался объяснить его настолько быстро, насколько он мог. Когда он закончил, он спросил Орика:
— Смогут ли ваши инженеры нацелить катапульты и баллисты с необходимой точностью?
Гном прочистил горло.
— Не с тем, как люди строят свои военные машины. Мы можем запустить камень в пределах двадцати футов от цели, но большая точность будет зависеть лишь от удачи.
Роран посмотрел на эльфа лорда Дазэдра.
— Последует ли ваш народ за вами?
— Они будут повиноваться моим приказам, Молотобоец. Не сомневайтесь в этом.
— Тогда вы пришлете несколько своих магов, чтобы сопровождать гномов, и поможете направить камни?
— Не будет никакой гарантии успеха. Заклинания могут запросто не получится или сбиться с пути.
— Мы попробуем это сделать. — Пристальный взгляд Рорана охватил всю группу. — Я спрашиваю снова: могу ли я рассчитывать на вас?
За городской стеной вспыхнул хор новых криков когда Барст пробил себе путь через группу людей.
Гарцвог удивил Рорана, ответив первым:
— Ты сражаешся как безумный, Молотобоец, но я с тобой, — сказал он. Он издал звук рук-рук, Роран подумал, что это мог быть смех. — Убив Барста мы прославимся.
Тогда Джормундур сказал:
— Да, я тоже с тобой, Роран. Мне кажется у нас нет никакого другого выбора.
«Согласен», сказал Орик.
— Согггласен, — сказал Гримрр, король котов-оборотней, вытягивая слово в хриплое рычание.
— Согласен, — сказал лорд Дазэдр.
«Тогда вперед!», Сказал Роран. «Вы знаете, что нужно делать! Вперед! »
Поскольку остальные ушли, Роран собрал своих воинов вместе и рассказал им о своем плане. Затем они затаились между колоннами и стали ждать. Потребовалось около трех или четырех минут, за это драгоценное время Барст и его солдаты сместили варденов намного ближе к бреши во внешней стене, но затем Роран увидел группу гномов и эльфов достигшую одну из двенадцати ближайших баллист и катапульт на стенах, и освобождающих ее от солдат.
Прошло еще несколько напряженных минут. Затем Орик заторопился к крыльцу здания, вместе с тридцатью из своих гномов, и сказал Рорану:
— Они готовы.
Роран кивнул. Всем, кто был с ним он сказал:
— Займите свои места!
Остатки батальона Рорана сформировали плотный клин с ним у вершины, а эльфы и ургалы были прямо за ним. Орик со своими гномами находился в задней части клина.
Как только все воины заняли свои места, Роран прокричал:
— Вперед! — и понесся вниз по ступеням в центр вражеских солдат, зная, что остальная часть группы бежала непосредственно за ним.
Солдаты не ожидали, что на них нападут; они расступились перед Рораном подобно воде расходящейся перед носом судна.
Лишь один человек попытался преградить путь Рорану, за это Роран на ходу проткнул ему глаз.
Когда они были приблизительно в пятьдесяти футах от Барста, стоявшего к ним спиной, Роран остановился, также, как и воины за ним. Одному из эльфов он сказал:
— Сделай так, чтобы все вокруг меня услышали.
Эльф пробормотал что-то на древнем языке, а затем сказал:
— Готово.
— Барст! — прокричал Роран, он услышал свой голос разносящийся эхом по всему сражению. Борьба на всех улицах прекратились, за исключением нескольких отдельных стычек то тут то там.
Пот стекал по лбу Рорана, а его сердце колотилось, но он отверг чувство страха.
— Барст! — вновь закричал он, и глухо ударил копьем по лицевой стороне щита. — Развернись и дерись со мной, ты презренный одержимый трус!
На него несся солдат. Роран заблокировал его меч и, одним легким движением, сбил человека с ног и расправился с ним двумя быстрыми ударами. Таща за собой освободнившееся копье, Роран прозвал снова:
— Барст!
Широкая, крупная фигура медленно поворачивалась к нему лицом. Теперь, когда он находился ближе, Роран смог разглядеть коварный ум, скрытый в глазах Барста и его маленькой, дразнящей улыбке, которая приподнимала края его простого рта. Его шея была толщиной с бедро Рорана, а его руки, под защищенной броней кольчугой, состояли из мышц. Отблеск оттопыривающегося нагрудника Барста продолжал приковывать пристальный взгляд Рорана, несмотря на все усилия Рорана игнорировать его.
«Барст! Меня завут Роран Мотлотоборец, я брат Эрагона Убийцы шейдов! Сразись со мой если осмелишься, или стань трусом перед всеми здесь и сейчас»
«Не один мужчина не напугает меня, Молотоборец. Или я должен говорить Безмолотый, как я вижу твой молот покинул тебя «.
Роран выпрямился. «Мне не нужен молоток, чтобы убить тебя, ты безбородый подхалим».
«Так ли это?» Крошечная улыбка Барста становилась шире. «Дайте нам свободу!» крикнул он и махнул булавой на солдат и Варденов.
Гулкий гром тысячи ног раздавался вокруг, армия сформировалась вокруг Барста плотным кольцом. Он направил свою булаву на Рорана. – Гальбаторикс говорил мне о тебе, Безмолотый. Он сказал, чтоб я сломал каждую кость в твоем теле, прежде чем прикончу тебя.
«А может лучше сломаем твои?» сказал Роран. Сейчас! он думал так сильно, как мог, стараясь кричать свои мысли в темноту, которая окружала его ум. Он надеялся что эльфы и другие заклинателей слушали его как и обещали.
Барст нахмурился и открыл рот. Прежде, чем он что-то сказал, низкий, свистящий звук прозвучал над городом, и шесть каменных снарядов, каждый размером с бочку — мчались над крышами домов выпушенные из катапульт на стенах. Полдюжины копий сопровождали камни.
Пять из камней приземлился прямо на Барста. Шестой промахнулся и пошел подпрыгивая через площадь, как камешек от воды, выпушенный людьми и гномами.
Камни трескались и взрывались, как только они достигали защиты Барста. Обломки разлетались в воздухе во всевозможных направлениях. Роран нырнул под щит, ощущая, как кусок камня размером с кулак оставил на его руке синяк. Дротики (?) исчезли во вспышке желтого огня, который осветил клубы пыли, поднявшиеся над Барстом, отвратительным, дьявольским светом.
Когда Роран уверился в безопасности, он выглянул из-под щита.
Барст лежал на спине среди обломков камней и щебенки. Его булава валялась на земле рядом с ним.
-Взять его!- закричал Роран и побежал вперед.
Множество сгруппировавшихся войск варденов начало продвижение к Барсту, но вражеские солдаты сражались, кричали и атаковали, останавливая и не давая сделать более чем несколько шагов. С ревом две армии столкнулись снова, обе стороны пылали отчаянным гневом.
В это время из боковой улицы появился Джормундур, во главе с сотней людей, собранных на окраинах боевых действий. Он и те кто пришли с ним бросились на помощь, пытаясь сдержать наступление врага, в то время как Роран и другие поспешили заняться Барстом.
С дальней стороны площади Garzhvog и шесть других кулов выбежали из-за дома, где они раньше скрывались. Их шаги сотрясали землю а войны Империи и Вардены старались уйти с их пути.
Сотни котов-оборотней, большинство из которых находилось в их кошачьих формах, выскользнули из-за новоприбывших войск и устремились по мостовой. Оскалившись, они бросились туда, где лежал Барст.
Барст начал было подниматься, поднимая переполох, когда Роран наконец достиг его. Схватив свое копье обеими руками, Роран что есть силы опустил его прямо на шею Барста.
Лезвие остановилось в футе от цели, конец копья прогнулся и щелкнул, как будто наткнувшись на гранит.
Роран с проклятьем продолжил ударять его так быстро как только мог, пытаясь высвободить Элдунари из Барстового нагрудника, до того, как оно вновь восстановит его силы.
Барст застонал.
-Торопитесь!-. проревел Роран на Ургалов
Когда они добежали, Роран отпрыгнул в сторону что бы уступить место куллам. По очереди каждый из огромных ургалов бил Барста своим оружием. Его защита блокировала их, но куллы продолжали бить. Звук был оглушительным
Коты-оборотни и эльфы собрались вокруг Рорана. За ним были неполностью известные ему войны, с солдатами которых привёл он, и с людьми Джормундура.
Когда Роран начал думать что защита Бартса непобедима, один из Куллов проревел торжественный крик, и Роран увидел взгляд существа(кулла?) с топором на переднюю часть брони Барста, где были вмятины.
«Опять!» крикнул Роран. «Сейчас! Убейте его! »
Кулл убрал свой топор в сторону, и Гарцвог занёс окованную железом дубину над головой Барста.
Роран увидел шквал движений, а затем раздался громкий стук удара дубины об щит барста, который он вытащил над собой.
Черт возьми!
Перед тем как ургалы смогли бы атаковать снова, Барст сгруппировался от ног одного из них. Его рука вцепилась в заднюю часть его колена. Кулл взревел от боли. Надеясь высвободиться, он с силой оттолкнул Барста.
Тут же еще несколько ургалов вместе с двумя эльфами попытались вновь приблизиться к Барсту. Учитывая количество их попыток, становилось ясно, что они хотели измучить его.
Один из эльфов отлетел в сторону – его шея была вывернута под неестественным углом. Кулл упал с другой стороны, проревев что-то на родном языке. Кости торчали из его левого предплечья. Гарцвог зарычал и отскочил, его бок был залит кровью из раны размером с кулак.
«НЕТ! — Отчаянная мысль пронеслась в голове холодеющего Рорана. — Это не может кончиться так. Я не допущу этого!»
Закричав, он побежал вперед. С силой он вклинился между двумя огромными ургалами. У него едва хватило секунды, чтобы разглядеть Барста – залитый кровью и разъяренный, со щитом в одной руке и мечом в другой, он мгновенно атаковал Рорана, метя своим мечом в его левую часть тела.
Удар выбил из легких весь воздух, небо и земля поменялись местами, и Роран отдаленно услышал, как его собственный шлем, подскакивая, отлетел по мостовой.
Земля словно продолжала двигаться, даже когда он остановился.
Он пролежал там какое-то время, пытаясь совладать с дыханием. В итоге, таки сумев наполнить легкие воздухом, Роран подумал, что ничего более приятного, чем это, в мире не существует. Он захрипел, а затем завыл, потому что боль наполнила все его тело. Левая рука онемела, но остальные мышцы – все до единой, пылали в агонии.
Собравшись с силами, он попытался приподняться, но вновь упал на живот. Это оказалось слишком сложно и головокружительно для него. Рядом он заметил кусок желтого камня, испещренный спиральными прожилками красного агата. Роран уставился на него ненадолго, задыхаясь от боли, и за все это время лишь одна мысль жила в его голове: «Нужно подняться. Нужно подняться. Нужно подняться…»
Когда он почувствовал себя готовым, Роран попытался снова. Его левая рука отказывалась работать, поэтому он был вынужден полагаться только на правую. Как бы сложно-то ни было, он сумел переместить вес тела на ноги, а потом медленно встать на них, содрогаясь и будучи не в силах сделать что либо, кроме как судорожно хватать ртом воздух.
Пока он стоял, что-то взорвалось болью в его левом плече, и он мысленно закричал от боли. Ощущение было такое, словно его резали раскаленным добела ножом. Посмотрев вниз, он увидел, что левая рука была вывихнута. От его щита не осталось ничего, но справа, прикрепленный ремнями доспех до сих пор плотно прилегал к руке.
Роран обернулся, пытаясь отыскать взглядом Барста и он его увидел. В трестах ярдах от себя, покрытого котами-оборотнями.
Удовлетворившись тем, что Барст будет отвлечен, по крайней мере, на пару секунд, Роран вернулся взглядом к его поврежденной руке. Сначала он не мог вспомнить слов, которые когда-то сказала ему его мать, но потом воспоминание вернулось. Хотя после стольких лет оно и было размытым и нечетким. Он выбросил прочь остатки от щита.
«Во-первых, — бормотал Роран, проделывая все что он произносил со своей рукой. – Согни руку так, чтобы фаланги пальцев были направлены вперед, – боль ухудшилась. – Затем, поверни свою руку внутренней стороной наружу, прочь от тебя…» — Он чертыхнулся, когда мышцы и сухожилия, находящиеся в его плече, задвигались в неестественном направлении. Он продолжил поворачивать руку, все так же сжимая кулак, и, спустя пару секунд, кость с характерным звуком стала на место.
Он почувствовал огромное облегчение. Тело все еще ныло, особенно низ спины и ребра, но в целом он снова мог вести свою армию в атаку. Боль перестала быть невыносимой.
Он вновь отыскал Барста взглядом.
То, что он увидел, вызвало у него отвращение.
Барст стоял в кругу мертвых котов-оборотней. Кровь стекала с его нагрудника, клубы меха виднелись на его булаве. Его щеки были глубоко исцарапаны, и правая сторона кольчуги была изорвана, но в целом он был невредим. Пара оборотней, которые все еще противостояли ему, очень осторожно держались на расстоянии, и Рорану показалось, что они вот-вот готовы обратиться в бегство. За Барстом лежали тела куллов и эльфов, которые участвовали в сражении. Никого из тех, кто пришел с Рораном, по близости не оказалось, но множество солдатов окружало Рорана, Барста и котов-оборотней. Бурлящая масса мужчин в туниках заляпанных кровью. Они то и дело пихались между собой и кричали, изо всех сил показывая, что они against the eddies (?) битвы
— Стреляйте в него! — Закричал Роран, но никто не слышал.
Но однако Барст заметил его и с грохотом направился в сторону Рорана. «Безмолотый!» — Проревел он. — «Я возьму твою голову за это!»
Роран увидел копье, лежащее на земле. Он наклонился и подобрал его. Движение заставило его немножко пошатнуться. — Посмотрим что у тебя получится! — Ответил он. Но слова прозвучали пусто, мысленно он вернулся к Катрине и к их, еще не рожденному, ребенку.
Тогда один из котов оборотней — который был в форме женщины с белыми волосами, по росту не выше локтя Рорана — выбежал вперед и полоснул Барста по левой стороне бедра.
Барст закричал и обернулся, но кот оборотень уже отступал шипя на него. Убедившись что она снова не нападет на него Барст продолжил идти на Рорана, прихрамывая из-за своей новой раны. Кровь лила как из ведра с его ноги.
Роран облизнул губы и не переставая смотрел на приближающегося врага. У него было только копье. Щита нет. Он не мог надеяться соответствовать неестественной силе Барста или скорости. И при этом не было никого поблизости, чтобы помочь ему.
Это была безвыходная ситуация, но Роран отказался признать свое поражение. Он сдался однажды и никогда не поступит так снова, хотя рассудок говорил ему, что он вот-вот умрет.
Когда Барст наступал на него, Роран нанес удар справа по его колену в отчаянной надежде, что сможет обездвижить его. Барст отклонил копье своей булавой и замахнулся в ответ на Рорана.
Роран ожидал контратаки и отскочил с такой быстротой, что только могли позволить его ноги. Порыв ветра коснулся его лица, когда булава пронеслась мимо, в нескольких дюймах от его кожи.
Барст оскалился и собирался ударить снова, когда тень упала на него сверху, и он поднял голову.
Белый ворон Имиладрис спикировал на лицо Барста. Ворон визжал от ярости, поскольку клевал и цеплялся за лицо Барста, Роран был удивлен услышать, что он кричал, “ Умри! Умри! Умри!”
Барст выругался и бросил щит. Свободной рукой он отбросил ворона, сломав и без того пострадавшее крыло. Ленты из плоти свисали со лба, щеки и подбородок окрасились кровью.
Роран рванулся вперёд и нанёс удар по Барсту копьём с другой стороны, в результате чего Барст уронил свою булаву.
Воспользовавшись возможностью, он ударил, целясь в открытое горло Барста. Однако Барст перехватил копье, вырвав его из рук Рорана и переломил его своими пальцами, с такой же легкостью, которая потребовалась бы Рорану чтобы переломить сухую щепку.
«Сейчас ты умрешь,» сказал Барст, плюясь кровью. Его губы были разорваны, а его правый глаз был разрушен, но он все еще мог видеть из своей оставшейся сферы.
Он потянулся за Рораном стремясь поймать его в смертельные объятья. Даже если бы он захотел, Роран все равно не смог ускользнуть, как только руки Барста приблизились к нему он изо всех сил схватил его за раненую ногу.
Барст сопротивлялся мгновение, а затем колено подогнулись, и с криком боли, он упал вперед на ногу и левую руку. Извиваться вокруг, Роран выскользнула из-под правой руки Барста. Благодаря крови на нагруднике Барста это оказалось легко не смотря на его огромную силу .
Роран попытался захватить горло Барста сзади, но Барст прижал свой подбородок к груди не давая Рорану выполнить захват. Таким образом, вместо этого, Роран сжал грудь Барста, надеясь удержать его, пока кто-то еще не поможет его убить.
Барст зарычал и откинулся на него, сотрясая травму плеча Рорана и заставляя его застонать от боли. Камни выскакивали из под них когда они прокатались по земле трижды. Рорану становилась трудно дышать когда он был под весом Барста. И все же Роран сохранял свою хватку. Один из локтей Барста врезался в бок и Роран почувствовал как сломалось несколько ребер.
Роран стиснул зубы и сжал руки изо всех сил .
Катрина, подумал он.
Снова локоть Барста врезался в него.
Роран взвыл и искры посыпались из глаз. Он сжал еще сильнее.
И снова локоть ударил, словно молот по наковальне.
— Ты… не… сможешь… победить… Безмолотый, — прохрипел Барст. Шатаясь, он поднялся на ноги, потянув за собой Рорана.
Хотя он думал, что мышцы могут оторватся от костей, Роран сжимал его все сильнее. Он кричал, но не слышал своего голоса, и чувствовал, как пульсировали вены и трещали сухожилья.
И затем нагрудник Барста прогнулся в том месте где Кул ударял по нему, раздался звук ломающихся кристаллов.
«Нет!» закричал Барст, когда белоснежный свет прорвался из под краев его брони. Он напрягся, как будто его растянули цепями и забился в конвульсиях.
Свет ослепил Рорана обжигая его лицо и руки. Он откинул Барста на землю и закрыл глаза локтями.
Свет продолжал литься из-под нагрудника Барста, пока края металла не начали пылать. Когда пламя прекратилось то, немногое что осталось от лорда Барста лежало на земле и дымилось.
Роран моргал глядя на небо. Он знал, что должен подняться, поскольку рядом были солдаты, но камни на которых он лежал казались такими мягкими, что единственным чего он действительно хотел, так это закрыть глаза и отдохнуть.
Когда он в следующий раз открыл глаза, он увидел, Орика и Хорста и эльфов собравшихся вокруг него.
«Роран, ты слышишь меня?», Сказал Хорст, глядя на него с беспокойством.
Роран попытался заговорить, но он не мог сформировать слова.
«Ты меня слышишь? Послушай меня. Тебе нужно встать. Роран! Роран!
Роран снова погружался в темноту. Это было приятно, словно как завернуться в мягкое шерстяное одеяло. Тепло распространялось по телу и последним что он помнил это было то как Орик склонился над ним и говорил что-то на языке гномов напоминающее молитву.