Глава 78. Прощание — Книга Эрагон 4

Неделя прошла: неделя смеха и музыки и длительных прогулок среди чудес Эллесмеры. Эрагон взял Рорана, Катрину, и Исмиру, чтобы показать хижину Оромиса на скале Тельнаеир, а Сапфира показала им скульптуру облизанного ей камня, который она сделала для Празднования дня Клятвы крови. Что же касается Арьи, она провела день показывая им разнообразные сады в городе, так что бы они смогли увидеть наиболее зрелищные растения эльфов которые они собрали и создали на протяжении веков.
Эрагон и Сапфира были бы рады остаться в Эллесмере еще на парочку недель, но Блёдхгарм связался с ними и сообщил, что он с Эльдунари под его защитой прибыли на озеро Ардвен. Эрагон и Сапфира знали, что пришло время уходить, хоть и не хотели признать это.
Тем не менее, их обрадовало то, что Арья с Фирненом изъявили желание лететь с ними до окраины Дю Вельденвардена, а может и немного дальше.
Катрина решил остаться с Исмирой, но Роран попросился сопровождать их первую часть путешествия, ибо, как он сказал: «Я хотел бы посмотреть, как выглядит дальняя сторона Алагейзии, а путешествовать с ними было бы быстрее, чем ехать туда на коне «.
На рассвете следующего дня Эрагон попрощался с Катриной, не перестававшую все время плакать, и с Исмирой, которая посасывала свой большой палец и непонимающе глядела на него.
А после они отправились в путь. Сапфира и Фирнен летели бок о бок, направляясь к восточной стороне леса. Роран сидел за Эрагоном, держась за его талию, в то время как Куарок болтался на когтях Сапфиры, а его тело отражало солнечный свет не хуже зеркала.
После двух с половиной дней пути они увидели Озеро Ардвен: бледный лист воды, был больше чем вся Долина Паланкар. На его западном берегу был построен город Силтим, в котором ни Эрагон ни Сапфира до этого небыли. И погруженный в воду возле причала города был длинный белый корабль с одной мачтой.
Судно выглядело именно так как и в видении Эрагона и чувство неумолимой судьбы давило на него, когда он смотрел на него.
Именно к этому все и шло, подумал он.
Они провели ночь в Силтриме, который очень походил на Элесмеру, хотя был меньше и более плотно застроен. Пока они отдыхали, эльфы загружали Эльдурнари на корабл, вместе с пищей, инструментами, одеждой и другими полезными материалами. Экипаж судна состоял из двадцати эльфов, которые хотели бы помочь с разведением драконов и в подготовке будущих всадников, а также Блёдхгарм и всех его остальные заклинатели, за исключением Лауфин и Утинаре, который на тот момент уже отсутствовали.
Утром, Эрагон изменил заклинание, в котором хранились яйцо спрятанные возле Сапфира и достал два яйца, которое он дал эльфам охранявшим Арью. Один из яйц пойдет гномам, а другое Ургалам и, надеюсь, драконы внутри, будут по своему усмотрению выбирать Всадников из назначенных ими расы. Если нет, то они меняются местами, и если они еще не нашли всадников для себя … ну, Эрагон не был уверен, что делать тогда, но он был уверен что Арья найдет выход. Как только яйца вылупляться, дракон и его всадники воспитывались бы Арьей и Фирненом, пока они не были достаточно стары, чтобы присоединиться к Эрагону и Сапфире, и остальной части их семьи на востоке.
Затем Эрагон, Арья, Роран, Куарок, Блёдхгарм и другие эльфы, путешествующие с ними сели в корабль, и они отправились на озеро, а Сапфира и Фирнен кружили высоко над их головами.
Корабль был назван Талита, в честь красноватой звезды сияющей на востоке. Легкое и узкое, судно нуждалось в только нескольких дюймах воды, чтобы плыть. Оно двигалось без звука и вряд ли нуждалось в управлении, так как казалось, что он точно знает, где его капитан хотел плыть.
В течение нескольких дней они плыли в окружении леса, в затем через озеро Ардвен, а затем по реке Гаена, которая поднялась с весенним таянием снега. Когда они проплывали через туннель из зелёных ветвей, птиц разных видов пели и и летали вокруг них, и белки — красные и черные — буду-то ругали их с вершин деревьев или наблюдали сидя, некоторые просто висели вне досягаемости.
Эрагон проводил большую часть своего времени либо с Арьей, либо с Рораном и только изредка летал с Сапфирой. Сапфира в свою очередь была с Фирненом, и он часто видел, что они сидели на берегу, их лапы переплетались, а их головы покаялись рядом на землю.
Днём свет в лесу был золотым и туманным; а в течение ночей звезды мерцали ярко, и взошедшая луна давала достаточно света, чтобы приплыть. Теплота и туман, а также и постоянное раскачивание Талита заставили Эрагона чувствовать себя, так как будто он полусонный, затерянный в памяти о приятном сне.
В конце концов, как и должно было случиться лес закончился, и они выплыли за его пределами. Река Геана поворачивала к югу и несла их рядом с лесом к озеру Элдор, воды которого были ещё более крупными чем у озера Ардвен.
Там погода испортилась и поднялась буря. Высокие волны были по судну, и в течение дня лил холодный дождь, и сильный ветер обдувал их. Однако ветер был попутный и ускорил их продвижение.
С озера Эльдор, они вошли в реку Эдда и поплыл на юг мимо эльфийского форпост Керис. После этого они оставили лес полностью, и Талита скользил по реке, через равнины, по-видимому ведомая собственной волей.
С того момента, как они покинули лес, Эрагон ожидал что Арья и Фирнен покинут их. Но ни один ничего не сказал об отъезде, и Эрагон не спешил узнавать их планы.
Продвигаясь южнее, земля становилась более и более пустынной. Озираясь вокруг Роран сказал, “Довольно таки пустынно, не так ли?” и Эрагон вынужден был согласиться
Наконец они достигли самой восточной границы Алагезии: маленькая, одинокая деревянное селение названное Хедарт. Гномы построили это место с единственной целю торговли с эльфами, поскольку не было ничего ценного в этой области кроме стада оленей и диких быков видимых на расстоянии. Здания стояли на стыке, где Аз Рагни впадало в Эдда, более чем в двое увеличивая его размер.
Эрагон, Арья, и Сапфира прошли через Хедарт один раз, в обратном направлении, когда они путешествовали из Фартен Дур в Элесмеру после битвы с Ургалами. Таким образом Эрагон знал, чего ожидать, когда деревня вышла из поля зрения.
Тем не менее, он был озадачен, тем что увидел, сотни гномов ждал их у деревянного пирса, который простирался до Эдда. Его замешательство обратилось в восторг, когда группа расступилась , и Орик зашагал вперед
Поднимая свой молот Воланд над своей головой, Орик прокричал, “Не ужели ты думал, что я отпущу своего молочного брата, не сказав надлежащего прощай, или ли?!”
Улыбаясь, Эрагон сложил ладони вокруг рта и крикнул в ответ: «Никогда!»
Эльфы пристыковали Талита достаточно на долго, чтобы все сошли на берег, остались только Куарок, Блёдхгарм и два других эльфа чтобы охранять Эльдурнари. Воды, где реки встретил, имели бурное течение для того чтобы корабль оставался у пирса, так что эльфы поплыли дальше вниз Эдда, в поисках более спокойного места для того чтоб встать на якорь.
Гномы, Эрагон был поражен, увидев, привили к Хедарт четырёх гигантских кабанов из Беорских гор. Награны были насажены на деревья толщиной в ногу Эрагона и жарились на ямах тлеющие углей.
— Я собственноручно убил его, — гордо сказал Орик, указывая на самого крупного кабана.
В дополнение к остальной части банкета, Орик принес три бочонка самой прекрасной медовухи специально для Сапфира. Сапфира зарычала от удовольствия увидев их. Ты должен попробовать его, она сказала Фирнену, который фыркнул и протянул шею, вдыхая с любопытством запах от бочонков.
Когда вечер наступил, еда была приготовлена, и они сидели за высеченными столами, которые гномы построили в этот же день. Орик ударил молотом об свой щит, заставляя толпу замолчать. Потом взял кусок мяса, положил его в рот, пожевал и проглотил.
«Ильф гаухнит!» Провозгласил он. Гномы кричали с одобрением, и праздник начался всерьез.
В конце вечера, когда все наелись — даже драконы — Орик хлопнул в ладоши и позвал слугу, который принес шкатулку, заполненную золотом и драгоценными камнями. “Маленький символ нашей дружбы,” сказал Орик, когда передавал её Эрагону.
Эрагон поклонился и поблагодарил его.
Затем Орик пошел к Сапфире и с огоньком в глазах, он подарил ей золотое и серебряное кольцо, которое она могла бы носить на любом из когтей ее передние лапы. Это специальное кольца они не поцарапаются и не окрасятся, и до тех пор пока ты носишь их твоя жертва не услышит твоего приближения.»
Подарок очень порадовал Сапфиру. Она попросила Орика одеть кольца на средний коготь её правой лапы, и в течении вечера Эрагон видел как она любовалась мерцающим светом от колец.
По настоянию Орика они заночевали в Хедарте. Эрагон надеялся уехать рано утром на следующий день, но, как только расцвело, Орик пригласил его, Арью и Роран на завтрак. После завтрака они заговорились, а потом они пошли к плотам, которые гномы использовали чтобы плавать от Награна с Беорских гор до Хедарта, как подошло время обеда, и Орику удалось убедить их остаться для одной, последний трапезы
За обедом, как и в праздник прошлого дня, гномы пели и слушали музыку, а выступление особо талантливого гнома барда, на долго задержало их отбытие.
«Останься еще на одну ночь», уговаривал Орик. «Уже темно, и это не самое лучшее время для путешествия.»
Эрагон посмотрел на полную луну и улыбнулась. «Ты забываешь, что для меня не так темно, как для тебя. Нет, мы должны отплывать. Если мы останемся дольше, я боюсь, мы никогда не уйдем».
«Тогда ступай с моим благословением, брат сердца моего».
Они обнялись, а затем Орик привел коней для них — лошадей гномы держали в конюшне Хедарт для эльфов, которые приходили торговать.
Эрагон помахал рукой на прощанье Орику. Затем он пришпорил коня и поскакал вперед с Рораном, Арьей и остальными эльфами из Хедарта в вниз по тропе, которая проходила по южному берегу Эдда, где воздух был сладким с ароматом ивы и тополя. Над ними кружились драконы, вьющихся вокруг друг друга в игривом, спиралевидном танце.
Вне Хедарта Эрагон придержал коня, как это сделали другие, и они ехали в медленном, более удобном темпе, говоря тихо между собой. Эрагон не обсуждал ничто важное с Арьей или Рораном, ни они с ним, поскольку для них не было слов которые имели значение, а скорее чувство близости, которую они разделили в ведомые ночью. Драгоценная и хрупкая тишина повисла между ними, и когда они говорили, то говорили с большей добротой, чем обычно, потому что они знали, что их время вместе близилась к концу, и никто не хотел портить его бездумной фразой.
Вскоре они взобрались на вершину небольшого холма и смотрел вниз на Талита, который бросил якорь на противоположной стороне.
Корабль приближался, Эрагон знал, что так будет. Так должно было быть.
При свете бледной луны, судно выглядело так словно лебедь готовы отправиться в странствие по широкой, медленно движущиеся реки и неся его в к пугающей неизвестности. Эльфы опустили его паруса, и листы ткани мерцали со слабым блеском. Одинокая фигура стояла у руля, но в остальном палуба была пустынной.
За Талитом виднелась плоская, темная равнина идущая далеко за горизонт: пугающее пространство, рассекаемое только рекой, которая лежала на земле словно жилы в металле.
Комок подступал к горлу Эрагона, он вытащил капюшон своего плаща и накинул на голову, как бы пытаясь спрятать свой взгляд.
Они медленно ехали вниз по склону едва слышимые в шепоте травы, выехали на галечный пляж перед кораблём. Копыта лошадей звучали резкими и громкими ударяясь об камнь.
Там Эрагон спешился, также как и другие. Незваные, эльфы сформировали две линии, ведущие к кораблю, друг на против друга, и они упёрли концы своих копий в землю, радом с ногами и замерли, словно статуи.
Эрагон просмотрел на них, и комок в его горле увеличился, мешая ему нормально дышать.
Теперь момент наступил, сказал Сапфира, и он знал, что она была права.
Эрагон отвязал шкатулку с золотом и драгоценными камнями от задней части седла его лошади и понес её Рорану.
«Здесь мы расстанемся»? спросил Роран.
Эрагон кивнул. «Здесь», сказал он, передавая шкатулку Рорану. «Вам понадобиться это. Вам это более пригодиться чем мне … С его помощью вы можете построить свой замок. »
«Я сделаю это,» сказал Роран, его голос дрожал. Он взял шкатулку своей левой рукой, а затем он обнял Эрагона своей его правой, и они долго стояли обнявшись. Потом Роран сказал: «Будь осторожен, брат».
Ты тоже,братишка…Позаботься о Катрине и Исмире
«Хорошо»
Не в силах что — либо еще сказать, Эрагон коснулся плеча Рорана еще раз, затем отвернулся и пошел к Арье, которая стояла и ждала его между двумя рядами эльфов.
Они смотрели друг на друга несколько ударов сердца, а затем Арья сказала: «Эрагон». Она уже надела свой капюшон также как и он, в лунном свете, он мог видеть только кусочек ее лица.
«Арья».Он посмотрел вниз и снова на Арью и взялся за рукоять Брисинга.Его переполняли эмоции и пробила дрожь.Он не хотел уезжать,но знал что должен.»Останься со мной»
Её взгляд устремился вверх.»Я не могу»
«…Останься со мной до первого поворота реки.»
Она молчала,затем кивнула.Он протянул ей руку,и она взяла его под руку и она вместе пошли на корабль
Эльфы следовали позади них, и как только они были все на борту, они убрали трап. Без ветра и весел, судно отплыло от каменного берега и начало дрейфовать вниз по длинной полоске реки.
Роран стоял один на берегу,наблюдая как они уходят.Затем он откинул голову и издал длинный,болезненный крик который эхом потери отозвался в ночи.
В течении нескольких минут Эрагон стоял рядом с Арьей и ничего не говорил,глядя как корабль подплывает к повороту реки.Наконец Эрагон повернулся к ней и повернул её лицо так,чтобы увидеть её глаза.
«Арья»,сказал он и прошептал её истинное имя.Дрожь побежала по ней.
Она прошептала его истинное имя в ответ и он тоже вздрогнул,услышав всю полноту своего бытия
Он открыл рот,чтобы заговорить,но Арья опередила его,прикрывая его губы своими пальцами.Она отступила от него и подняла одну руку.
— Прощай, Эрагон Губитель Шейдов, — сказала она.
А потом Фирнен подлетел и подхватил её с палубы корабля,сотрясая Эрагона порывами воздуха своих крыльев
«Прощай»,прошептал Эрагон,пока смотрел как она и Фирнен летят обратно к дальнему берегу,где ещё стоял Роран.
Затем Эрагон наконец то позволил слезам выкатиться из глаз,он взялся за перила и плакал.Он оставил позади все,что он когда-либо знал.
Со временем,однако,сердце Эрагона замедлилось и его слёзы высохли и покой объял его ,когда он смотрел на пустую равнину.Ему интересно,с какими ещё странными вещами они могут столкнуться в диких местах и он задумался о жизни его и Сапфиры среди драконов и всадников.
«Мы не одни,малыш.Сказала Сапфира
Улыбка появилась на его лице.
И корабль плыл вперед,скользя вниз по спокойной лунной реке,в сторону неизученных земель.